Ребенок как вдохновитель духовно-нравственного настроения родителей | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Ребенок как вдохновитель духовно-нравственного настроения родителей

Ребенок в православной традиции всегда расценивался как благословение Божие, недаром очень горевали и тужили семьи, в которых по тем или иным причинам не было детей. Истоки такого отношения кроются еще в Ветхом Завете, во времена которого каждый ребенок расценивался как возможный Мессия, или как минимум часть рода из которого будет рожден Мессия, в связи с чем, отсутствие детей делало род глубоко несчастным, так как из пресекшегося рода Миссия произойти не мог.

Обращаясь к истории Ветхого Завета, вопреки бытовавшему тогда расхожему мнению, что Господь лишает своего благословения в детях людей грешных, мы видим, что даже праведники (Авраам и Сарра, Анна – мать пророка Самуила, Иоаким и Анна – родители Пресвятой Богородицы) некоторое время переносили определенное им Богом испытание бездетностью. И делали это безропотно, хотя и не без огорчения. Зачем давалось такое испытание?

Из истории мы знаем, что они в силу своей бездетности подвергались осмеянию и поношению со стороны соотечественников. Однако, чудесное рождение у них великих по предназначению детей, особенно в преклонном возрасте (в случае Авраама и Сарры, Иоакима и Анны), указывало на ошибочность людского суда и на особое благоволение Божие к этим людям. Позволим себе предположить, что рождение детей у родителей столь преклонного возраста, вероятно, имело и прикладное педагогическое значение: люди, умудренные опытом жизни, способны легче различить допустимые шалости и проступки, ведущие за собой тяжелые последствия; меньше совершают роковых ошибок в воспитании; не пытаются реализовывать собственные амбиции в детях.

Однако, все это приходит лишь при желании трудиться над собой, при этом желание иметь детей становится мощным стимулом для такой работы. Сегодня медики заявляют, что не все бездетные семейные пары страдают физиологическим бесплодием (в том числе и наступившим вследствие предшествующих абортов, которое может быть расценено как наказание за распутную жизнь, нехранение целомудрия и убийство плода во чреве) (3, 4). Все чаще говорят о психосоматическом бесплодии (3,4), когда при отсутствии физиологически препятствий для рождения детей долгожданное событие не наступает.

Психосоматика на языке психологии и медицины объясняет связь и влияние душевного состояния на телесное здоровье. С этой точки зрения мы, вероятно, сталкиваемся с духовным и душевным «эмоциональным бесплодием» (1, с. 37), или состоянием теплохладности (равнодушия), которые необходимо преодолеть, для возникновения возможности появления новой жизни. По мнению К.В. Зорина (4), психологические (психогенные) корни бесплодия кроются и в том, что женщина подсознательно не хочет или не готова родить и вырастить ребенка, виной чему могут быть как неправильное воспитание, инфантильность, личностная незрелость, так и психологические травмы, и родительские установки, а также собственный эгоизм, желание удовлетворить собственные амбиции и стремление к земному богатству. (4, с. 111)

Уже в момент, когда человек задумывается о желании появления собственных детей как продолжения рода, перед ним возникает вопрос о том, насколько он готов принять ребенка как дар Божий и служить Богу в новом звании родителя как сопровождающего этого нового человека в земном мире как училище вечной жизни. На данном этапе жизненного пути актуализируется возможность духовного и нравственного возрастания будущего родителя в отказе от позиции собственника – хозяина нового человека – ребенка, данного Богом. Принятие позиции родителя как проводника в земной жизни, как первого в жизни ребенка учителя, как олицетворения родительства (отец как образ Отца Небесного, мать как образ Матери Божией, и их безусловной любви к человеку) является необходимой ступенью для дальнейшего духовно-нравственного возрастания.

Вместе с тем, необходимо осознание будущим родителем ответственности, приобретаемой вместе с желанным статусом родителя. Прежде всего, это ответственность перед Богом, давшим такой ценный дар, ведь по словам Спасителя «что делаете малым сим, то делаете Мне», и как следствие, ответственность перед бессмертной душой самого ребенка, вверенной родителям Самим Богом. Ответственность эта проистекает из того, что от полученного в семье воспитания во многом зависит жизнь и судьба ребенка. Не отрицая при этом волю Всеблагого Бога, необходимо признать, что у нечестивых родителей несравнимо реже могут оказаться благочестивые дети, при этом у нерадивых о детях родителей, даже при условии собственного благочестия могут допустить нечестие собственных детей (о чем нам напоминает ветхозаветная история священника Илии (I Цар. 3:13–14)).

Ответственность порождает стремление к самосовершенствованию так как любой, кто хочет научить чему-то другого, должен превосходить тот уровень, до которого хочет усовершенствовать другого, иначе он не сможет научить тому, чему хочет, а лишь тому, что ниже этого уровня. В связи с этим для родителей особенно актуально звучит призыв Спасителя: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 48). Тем более, что современной психологией обоснован механизм влияния личного примера родителя для ребенка, а педагоги утверждают, что личность (которой, уподобляясь Богу, призван стать каждый) может воспитываться только личностью.

Таким образом, самому родителю необходимо сначала стать личностью, уподобившись в этом Богу. Помня о том, что семья есть школа жизни (4, с. 49), а жизнь земная – училище жизни вечной, можно говорить, что и для родителей семья является школой – школой любви между супругами и между родителями и детьми как главного качества, в котором человек также призван уподобиться Богу. И уже ставшие родителями люди призваны и далее совершенствоваться в любви. Вопрос лишь в том, продолжают ли они это делать. Дети являются нашим ближайшим окружением, в котором мы приобретаем такие необходимые в духовной жизни качества, которые впоследствии мы можем перенести и на отношения с более широким окружением.

Однако это не означает, что мы имеем право ставить эксперименты над собственными детьми или делать их средствами и инструментами собственного духовного возрастания (ибо в таком случае мы превращаем цель – ребенка – в средство, что противоречит замыслу Творца о каждом человеке как наделенной свободной волей личности). Возможность научения и совершенствования, приобретения нужных качеств в собственной семье (в частности в общении с детьми, закрепляющем положительные результаты конструктивных способов взаимодействия, впоследствии переносимые в широкий социум), основано на том, что с нашими близкими (в первую очередь с детьми) у нас нет необходимости и возможности находиться в маске, постоянно сопровождающей нас в обществе. Свобода от этой маски и есть истинная свобода, к которой призван Христом каждый человек – свобода поступать в соответствии со Словом Божиим (соблюдая нравственные нормы) и отсутствие необходимости довольствоваться соблюдением лишь принятых в обществе моральных норм, которые заведомо ниже нравственных, маскируя свое поведение под принятые в социуме формы поведения.

Психологически это вполне объяснимо тем, что ребенок, не испорченный общественными условностями, видит в нас гораздо больше и яснее и способен показать нам точки роста, сигнализируя нам своим поведением о том, что в какой-либо из данных областей в нашем развитии существует провал или застой, отсутствует движение к уподоблению Богу. Родителям зачастую трудно дается такое признание самому себе, и поэтому они, гораздо чаще, чем задумываются о собственном самосовершенствовании, ругают и наказывают ребенка за его несносное поведение. Крайностью, в которую впадают некоторые либеральные родители, является также ошибочное мнение, что поведение ребенка в данном случае не требует адекватной оценки и коррекции и должно восприниматься как указание свыше.

Напротив, оно требует исправление, однако это исправление должно быть одновременным и параллельным с самоисправлением родителя, потому что поведение родителя спровоцировало поведение ребенка. К примеру, ребенок капризничает. Всегда ли это поведение – вина самого ребенка? Не будем брать в расчет физиологически обусловленные капризы (от переутомления, заболевания, голода или жажды), хотя и такие состояния родитель должен учить ребенка переносить стойко. В любых других случаях появления каприза мы можем говорить о двух составляющих родительской позиции, спровоцировавших появление такой реакции ребенка. Первая – отсутствие или недостаток терпения у родителя. Вторая, проистекающая из нее – невнимание родителя к воспитанию терпения у ребенка. Как правило, эти две составляющие накладываются одна на другую.

Родитель обычно особенно ясно осознает вторую из них и уделяет исправлению этого недостатка особенно пристальное внимание (замечая соринку в чужом глазу), иногда полностью игнорируя первую («не замечая бревна в собственном глазу»), что проявляется в постоянной ярости и жестких неумеренных наказаниях в запальчивости, или уделяет ей недостаточное внимание, что приводит к эпизодическим вспышкам гнева. Лишь решая вопрос с учетом обеих составляющих, родитель может достичь успеха в воспитании, базирующемся прежде всего на самосовершенствовании. Именно в этой связи, ребенок может и, пожалуй, должен восприниматься родителями в качестве учителя, данного Богом, указывающего родителям на и собственные недостатки, ошибки и места застоя, теплохладности и отсутствия совершенствования, требующие исправления. В чем же преломляется и в каких формах проявляется в семье любовь, в которой совершенствуются родители?

Главной характеристикой любви родителей является ее безусловность как независимость (свобода) любви родителей к ребенку от его свойств и качеств, его ситуативного поведения, любовь к ребенку как Богозданной душе. Из этого основного качества проистекает и второе качество родительской любви – жертвенность, проявляющаяся в способности родителей пренебрегать собственными нуждами, интересами, потребностями, снижать их субъективную ценность в пользу более приоритетных задач, связанных с уходом за ребенком и его воспитанием. Кроме того, безусловность любви подразумевает большую долю терпения, в отношении проступков детей как ошибок (неизбежных, но поправимых), и способность прощать, вразумляя при этом должным наказанием.

Таким образом, ребенок является вдохновителем духовно-нравственного развития и самосовершенствования родителя, так как само присутствие ребенка в семье обнажает точки роста, обозначенные в данной статье: – способность человека к отказу от эгоистичной позиции потребления (обладания) и приобретению смирения перед Богом как основы принятия позиции родителя как сопровождающего бессмертную душу ребенка в этом мире (садовника, ухаживающего за растением в теплице до его посадки в открытый грунт), не претендовать на Его роль в жизни собственного ребенка; – способность человека брать на себя ответственность как за собственную жизнь, так и за жизнь вверенного ему Богом чада; – способность быть личностью и, не заслоняя собой и своими качествами Бога, через себя являть Его образ как Любящего Родителя (в связи с тем, что ребенку необходимо видимое воплощение любви Невидимого Бога в силу присущего ему наглядно-образного мышления, в отличие от присущего взрослому абстрактно-логического); – способность являть собой живой пример в отношении к Богу, близким и всему окружающему миру, что является важным в силу значимости для ребенка личного примера взрослого, обоснованной психологами; – способность любить безусловно, жертвенно, терпеливо, прощая ошибки и наказывая с целью исправления, а не демонстрации собственной силы и власти над ребенком.

Все эти точки роста вскрываются благодаря дарованной Богом возможности общения с новой душой – ребенком. И хотя те же самые точки роста обнажаются при любом общении с нашими близкими, однако для детей многие люди готовы пойти на большие жертвы, чем для людей своего возраста и даже собственных родителей.

Использованная литература

1. Анисимов В.П. Тьютор в современном вузе: взгляд артпедагога // Тьютор в современном образовании: традиции и новации: Материалы межрегиональной очно-заочной научно-практической конференции. – Тверь: Тверской печатный двор, 2015. – с.37-40.

2. Зорин К.В. Об очень личном с православным врачом. – М.: Издательство: Русский Хронографъ, 2010.

3. Зорин К.В. Почему я? Болезни, которые мы навлекаем. – М.: Издательство: Русский Хронографъ, 2011.

4. Каледа Глеб, прот., проф. Домашняя церковь. Очерки духовно-нравственных основ созидания и построения семьи в современных условиях. – М., Изд-во Зачатьевского монастыря, 2001.

Зарецкая А.Ю. (Москва-Тверь)


Комментировать


девять − 7 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru