Революция – следствие социального кризиса в России | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Революция – следствие социального кризиса в России

Каждый человек, оставаясь наедине со своими мыслями, задавал себе вопрос: как же сплетались воедино нити, образовавшие сложную и многообразную ткань общественной жизни и общественного сознания? Мировая история, как считает Ф. Энгельс, есть величайшая поэтесса, творящая не по произволу, а закономерно. В своих действиях люди исходят из своих мотивов и потребностей, преследуя определенные цели и руководствуясь идеями, сознательно меняя ход событий и на глобальном уровне – ход истории.

Действия индивидов сливаются в поток действий масс, классов, партий, правительств. В ходе общественной жизни возникают и борются прогрессивные и регрессивные, новейшие и довольно консервативные, истинные и ложные идей. Сталкивается бесконечное множество индивидуальных, классовых, национальных, межгосударственных и мировых целей и интересов. История никогда не повторяется: она движется не по кругу, а по спирали, и кажущиеся повторы всегда отличаются друг от друга, неся в себе изменения. История циклична, все произошедшие события при их верной трактовке и использовании помогут избежать политических и социальных распри. В неповторимой индивидуальности исторических событий есть нечто, что объединяет всю историю в целом.

Все революции, например, отличаются жестоким кровопролитием, сменой общественного уклада и изменением мировоззрения людей, меняются лишь места, лица и обстоятельства. Революционный опыт – важнейшая составная часть всего социального опыта человечества. Его значение определяется ролью классовой борьбы и социальных революций в общественном прогрессе, в смене одной социально-экономической формации другой [3, с. 27–30]. Он выступает как своего рода связующее звено между прошлым, настоящим и будущим, в нѐм концентрируется все самое существенное из того, что дали предшествующие революционные выступления народных масс.

Чтобы лучше понять настоящее и предвидеть будущее, необходимо знать революционный опыт прошлого. Творческое использование этого опыта во много содействует повышению сознательности и организованности революционных сил, эффективности их стратегии и тактики, помогает лучше видеть возможности и перспективы движения, избегать ошибок и поражений, сокращая путь к победе.

В этом заключается высшая ценность для всего рабочего, освободительного движения. Первый успешный опыт революционного перехода к новой общественно-экономической формации вызвал огромный интерес к нему со стороны широчайших масс. Падение монархии и всего буржуазно-капиталистического строя, в результате которого произошла полная смена власти, в корень изменило Россию [8, с. 166–177].

Люди, так яростно веря в незыблемость самодержавия и величие монархической династии Романовых, «предают» своего государя и ставят высшей ценностью своих жизней служение революции. То всюду звучали лозунги «За Веру, Царя и Отечество!», то на их смену приходят «Долой Самодержавие! Да здравствует Демократическая Республика!» Но как могла произойти настолько быстрая смена идеалов и мировоззрения российского общества? Существует великое многообразие противоречивых мнений о том, была ли революция неизбежна, явилась ли она следствием потери сил самодержавия или же была чѐтко продуманным планом действий [9, с. 116–120].

Одно неоспоримо: революция не возникла ниоткуда, ей способствовали конкретные внутриполитические факторы. Предпосылками явились отказ властей в проведении реформ, ведь ни одна из политических сил не была заинтересована в пробуждении взвешенного, ответственного отношения к тому, что происходит со страной; накопление, аккумуляция негативных изменений, тотальный регресс общества. Начинают формироваться народные массы, которые превращаются в огромную социальную энергию, которая требует выхода. Этот выход и находит отражение в революции. Рассмотрим точки зрения и положения разных социальных слоев революционной России. Февраль оставил открытым вопрос о том, какая политическая сила возьмет на себя руководство общим революционным потоком в стране. Буржуазные партии стремились прежде всего сохранить и укрепить существующие порядки, довести войну до «победного конца».

Эти партии оказались неспособными вести страну по пути постепенных буржуазных реформ и все больше сползали на путь установления военной диктатуры и возврата к монархии. На стороне буржуазии и помещиков была сила богатства, культуры и организации. Интересы финансово-промышленного капитала защищала Конституционно-демократическая партия народной свободы [2, с. 129–135]. Победоносное восстание в Петрограде явилось сигналом к революционным выступлениям по всей России. Местные власти разными способами пытались скрыть от населения известия о событиях в столице. Когда молчать стало бесполезно, царская администрация в своих обращениях к населению пыталась изобразить их в превратном виде, избегая даже употребление самого слова «революция», вместе с тем принимало меры на случай выступления рабочих.

Телеграф, электростанции, правительственные здания окружались воинскими нарядами, но ничто уже не могло задержать бурное развитие событий. Рабочие в различных частях государства выбирали депутатов в Совет, выходили на улицу, конфликтовали с солдатами, разоружали полицию, освобождали политических заключенных, смещали и арестовывали представителей старой власти.

Дружное и стремительное выступление рабочих и столь быстрое и единодушное присоединение к ним солдат парализовали всякие контрреволюционные происки [4, с. 384]. Другой социальный слой – крестьяне развернули борьбу за уничтожение помещичьего землевладения. Волостные комитеты повсеместно выносили постановления о прекращении арендной платы помещикам за землю, о реквизиции в помещичьих экономиях семян, инвентаря, об удалении помещиков из имений и о запрещении им продавать свою землю [7, с. 605]. В ответ на это Временное правительство санкционирует существование крестьянских комитетов и обещает начать подготовку земельной реформы. Налицо разгорается новый социальный конфликт. В России широко разворачивается национальное движение. Это движение испытывало сильное влияние буржуазных и мелкобуржуазных национальных партий. Национальная буржуазия, стремясь к власти и желая привлечь на свою сторону трудящиеся массы, хотела изолировать их от русского влияния, вследствие чего выдвигала лозунги ликвидации национального гнет [13, с. 158].

Наряду с националистической струей в национальном движении с каждым днем усиливалось и интернациональное течение, которое характеризовалось недоверием к своей буржуазии и тягой к единству с русским революционным движением. Проанализировав работу П.А. Сорокина «Социология революции», можно сказать, что революция изменяет человеческое поведение порой совершенно не в лучшую сторону, превознося злость, вражду, ненависть и разрушения [1, с. 129–137]. С точки зрения автора, она показывает поведение людей как биологических существ, низводя общество до уровня превалирования животных инстинктов. Однако у революции есть и обратная сторона – проявление жертвенности, отваги и героизма.

Правда, между двумя сторонами существует известный факт: инстинкты проявляют массы, а жертвенность и героизм – единицы. Другой парадокс состоит он в том, что через несколько десятков лет люди начинают идеализировать революцию, забывая о ее жертвах и разрушениях. Создаются исторические мифы, подменяющие историческую реальность. Революции возникают ради учреждения общего равенства, единства и справедливости, а заканчиваются установлением еще большего неравенства, нищеты и страданий народа.

Таков циклический характер истории и сейчас, и две тысячи лет назад. Они нарушают естественный закон природы: люди рождаются неравными по своим способностям, социальной активности, профессиональным наклонностям, а попытка их уравнять при помощи государственного диктата оборачивается утратой мотивации.

Понять истинные причины такого общественного разлада невозможно, рассматривая отдельно определенные обстоятельства или же опираясь лишь на суждения современников и исследователей – в совокупности все и есть революция [12, с. 5–9]. Таким образом, панорама революции – это пересечение различных и часто несовпадающих мотивов, желаний, целей, идеалов и средств. Разные социальные группы подключаются и выходят из революции в разное время при достижении конкретных целей. Крестьяне могут выйти из коалиции революционных сил при получении земли, а буржуазия должна продолжать вплоть до изменения конституционного строя.

Россия имела несколько альтернатив дальнейшего развития. Эти возможные пути описал великий русский философ Н.А. Бердяев в своей работе «Истоки и смысл русского коммунизма» [6, с. 64]:

1. Если бы военная диктатура стала новой формой правления, то Россия продолжила участие в Первой мировой войне, частично демобилизовали армию, революционное движение с успехом подавили, а земля досталась крестьянам.

2. Если бы Временное правительство удержало власть в своих руках, то продолжило проведение земельных реформ и сотрудничество с Советами, также участие России в Первой мировой войне.

3. Если бы большевики захватили власть, то Россия вышла из войны и заключила сепаратный мир, совершилась национализация промышленности и земли, установилась диктатура пролетариата в форме Советов.

4. Последний и самый печальный исход революций состоял в анархическом бунте и распаде страны. Возможно, государство Россия больше бы не существовало. Но, как известно, история не терпит сослагательного наклонения.

В оценке исторических событий период начала ХХ века характеризуется как период глубокой социально-экономической, политической и психологической трансформации общества [5, с. 166–168]. Радикально изменилась система политических институтов и социальных общественных отношений.

Проявились обычные для периода революции слабость и неэффективность власти, экономическая нестабильность. После потрясений в обществе итоги революции воспринимаются как база для движения вперед в условиях новой реальности. В зависимости от того, как общество и власть будут действовать, зависит будущее нашей страны и ее место в мировой истории.

Литература

1. Афанасьев В.В. Историческая социология Данилевского, Шпенглера и Сорокина / В.В. Афанасьев // Социологические исследования. – 2005. – № 5. – С. 129–137.

2. Гордеев, П.Н. Абонемент в театр революции 1917 года / П.Н. Гордеев // Вопросы истории. – 2013. – № 9. – С. 129– 135.

3. Гуляк И.И., Туфанов Е.В. Установление Советской власти в Ставрополе // НаукаПарк. 2013. № 3(13). С. 27–30.

4. Дегтярев, А.Я. Начало Отечества: исторические очерки. – М.: Сов. Россия, 1990. – 384 с.

5. Ковалько А.Ю., Туфанов Е.В. Нравственные идеалы современной молодежи // Актуальные философские и методологические проблемы современного научного познания: сб. науч. статей / СтГАУ. Ставрополь, 2012. С. 166–168.

6. Колыванова, В.А. Последний император Николай II / В.А. Колыванова. – М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013. – 64 с.

7. Ленин В.И. Речи и статьи: пособие для школ политграмоты и совпартшкол / В.И. Ленин. – М.: Изд. «Красная Новь», 1924. – 605 с.

8. Пыхтин С.Г. «Паралитики власти» и «эпилептики революции»: к 90-летию февральского переворота / С. Пыхтин // Москва. – 2007. – № 2.С. 167–177.

9. Туфанов Е.В. Основной закон государства, конституция 1918 г. // Место и роль России в мировой истории: сб. науч. статей / СтГАУ. Ставрополь, 2012. С. 116–120.

10. Туфанов Е.В., Кравченко И.Н. К проблеме формирования номенклатуры – правящего класса советского государства // Вестник Пятигорского лингвистического университета. 2015. № 1. С. 239–242.

11. Туфанов Е.В. Кравченко И.Н. К вопросу о формировании однопартийной системы советского государства // Вестник Пятигорского лингвистического университета. 2015. № 2. С. 307–310

12. Туфанов Е.В. Формирование и становление новой политической элиты в первые годы советской власти // НаукаПарк. 2013. № 6(16). С. 5–9. 13. Фокин Е.Н. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. / Е. Фокин. – М.: Партиздат ЦК ВКП(б), 1937. – 158 с.

Я.А. Ильинова


Комментировать


5 + = одиннадцать

Яндекс.Метрика