Секретная командировка

Царандой на марше

Царандой на марше

«…Наши войска совместно с афганскими частями начали крупную операцию в провинции Парван. Трое суток шли тяжелейшие бои. Чуть не случилась беда: по позициям, где находилась и наша группа, открыли огонь свои же артиллеристы: они допустили неточности в наведении на цель… Каково было нам узнать, что чуть не убили свои…»

– Если говорить о родословной, я из Ворошиловградской области Украины. А мать с отцом – из Курской. Когда началась Великая Отечественная, мне было пять лет. Отец, Иван Павлович, погиб под Ленинградом. Переехали на Брянщину, в посёлок Локоть. Окончил школу, заочный юридический институт, работал начальником паспортного стола, в уголовном розыске, руководил райотделом. Почти полтора десятка лет был начальником Клинцовского ГРОВД.

Когда в Афганистан вошли наши войска, уже семь лет работал начальником Клинцовского райотдела. В августе 1980 года приехал Петр Тимофеевич Комаров, заместитель начальника УВД по кадрам.

– Дело секретное. Планируется краткосрочная загранкомандировка. От Брянской милиции требуется шесть кандидатов. Мы остановились и на вашей кандидатуре.

Страна назначения названа не была, срок командировки – тоже. Но и без того понятно: речь идёт об Афганистане. На Брянщину уже начали прибывать оттуда цинковые гробы…

Конечно, дома было много слёз, ведь ехать не на южный берег Крыма. Оставались жена и 14-летняя дочка. Матери, Елене Васильевне, которая жила в Локте, ничего не сказал.

В Брянске узнал, что направляются также А.Д.Фирсов – начальник Севского РОВД, заместители начальников райотделов: Новозыбковского И.Т.Михеенко, Фокинского С.Н.Богданов, Советского М.И.Дейнеко, Брасовского В.С.Гудин и начальник отдела управления уголовного розыска УВД Н.Ф.Новиков.

…Три с половиной часа лёту и мы в Ташкенте. Привезли за 50 километров от города в учебно-тренировочный лагерь. На подготовку дали неделю.

Лекции читали работники КГБ, офицеры, специально прибывшие из Афганистана из действующих частей. Много времени отводили урокам разговорного языка. Стреляли из пистолета, автомата, бросали на полигоне боевые гранаты, проводили ночные стрельбы, отрабатывали приемы карате и самбо…

Сейчас о многом можно говорить открыто. Объявили, что главным будет оперативно-агентурная работа с целью получения сведений о бандах и «подведения» их под удар войск. Отряду присвоено кодовое название «Кобальт». Как оказалось, его сформировали большой – около 600 человек со всего Союза и разбили на девять групп. Семерых брянцев включили в одну. Мы были рады: сначала хотели раскидать по разным группам.

6 сентября. Сформировали группы. В каждой человек по 60 – следователи, офицеры внутренних войск, работники исправительных учреждений… В группе таджики, узбеки. Ведь афганцы говорят на родственном им языке.

7 сентября. Последний день на родной земле, ночью вылетаем. Командиром группы назначили Виктора Фёдоровича Ерина, от управления уголовного розыска Татарской АССР. Забегая вперёд, скажу, что в 90-е годы он станет министром Внутренних дел РФ.

Группу разбили на отделения. Командиром нашего назначили А.Д. Фирсова. Построили на плацу и объявили приказ министра о присвоении досрочных воинских званий. Мне присвоили звание подполковника, вручили погоны. Получили очередные звания и другие земляки: С.Н. Богданов и В.С Гудин  – подполковника, И.Т. Михеенко  – майора. В три ночи сыграли боевую тревогу, посадили в автобусы и – на аэродром.

8 сентября. Через час приземляемся в Кабуле. Аэродром большой, много наших военных самолётов, стоят
и гражданские, с афганской символикой. Подошли гражданские жители. Оказалось, это наши советники при афганской милиции. Мы окружили их толпой и жадно слушали…Погрузились и поехали на место дислокации, где размещается наш воздушно-десантный полк. Поселились в палатках.

11 сентября. Когда ходил в полк, подошёл сержант срочной службы и спросил: «Вы не из Клинцов? Мне лицо ваше знакомо». Оказалось, парнишка из Ардони, Михаил Лукашов. Уже пять раз участвовал в боевых операциях… Вскоре встретил ещё одного земляка, Сашу Холуева, он из села Душкино. Встречались с  ним не раз. Предложил ему после дембеля пойти на работу в милицию. Как потом оказалось,  Александр послушал моего совета. Из Горького, куда направили на учёбу, привёз молодую жену – юриста с высшим университетским образованием. Лидия Фёдоровна работает в Клинцовском горсуде. По стопам родителей пошёл их сын.

15 сентября. Зам командира группы по воспитательной работе, я раздобыл в полку шахматы и шашки. Желающих поиграть нашлось много. Организовал встречу по волейболу между нашим отрядом и офицерами полка.

17 сентября. Пешим ходом отправились на полевые стрельбы за аэродром, в предгорье.  Жара под тридцать, еле дотащились. Мучила жажда.  …Стали выезжать на стрельбы каждый день, но теперь уже на машине. Стреляем из пистолета, гранатомёта реактивными противотанковыми снарядами, кидаем гранаты…  Наша шестая группа будет обслуживать Кабул и три прилегающих провинции: Кабульскую, Парван и Бамиан.

21 сентября. Приехал советник МВД полковник Клюшников. Изучали бронетранспортёр.  Майор из штаба полка рассказывал об обстановке в Афганистане и последнем выходе на боевую операцию. На мине подорвался наш БТР, погиб весь экипаж – семь человек. «Банд много, работы хватит всем». Резиденцию лидера Афаганистана Бабрака Кармаля охраняет батальон наших десантников.  Предупредили, чтоб лишнего домой не писали, всё равно проверяет цензура, и письмо  может не дойти. Писем из дому никто из брянских пока не получил.  Обсуждали запущенную в западной прессе «утку», связанную с нашим здесь пребыванием. Об этом написала «Правда». Западные газеты живописали о прорыве боевиков и ожесточенной перестрелке в районе аэропорта. А это наша и девятая группы проводили усиленные  стрельбы, готовясь к предстоящим операциям. День удачный – съездили в посольство в баню и получил письмо из дома.

29 сентября. После обеда возил комсомольцев полка на встречу с прилетевшим в Кабул первым секретарём ЦК ВЛКСМ Борисом Пастуховым.

1 октября. Ездили в горы под Кабулом. Офицеры и солдаты полка ВДВ показывали, как брать кишлаки, как в случае необходимости занимать оборону, наступать в горах, брать перевалы, безопасно устраивать привалы и отдых…

3 октября. Завтра едем в царандой – учить сотрудников навыкам оперативно-розыскной работы, методам разведдопросов в тюрьмах, обучать владению советским оружием.

5 октября. Отметили наш милицейский праздник – день уголовного розыска. Впервые  за последний месяц вкусно поели. А то страшно надоела пища, которой кормят в армейской столовой.

8 октября. В группе провёл политинформацию о положении в мире и на Родине. Узнали, что параллельно с «Кобальтом» действует отряд КГБ «Каскад». В нем и наши земляки. Мы их называли «каскадёрами» Сотрудники нашей группы получили информацию: в 15 километрах от Кабула в горном кишлаке у душманов тайный склад оружия.

Михаил Иванович Исаков

Михаил Иванович Исаков

10 октября. Офицеры и сержанты девятой группы вместе с офицерами из «Каскада» и службы безопасности «ХАД» (это афганский КГБ) поехали туда. Прикрытие обеспечивало небольшое армейское подразделение, человек 20. К вечеру группа на базу не вернулась. Оказывается, попала в засаду. Поначалу всё складывалось нормально. В кишлак пришли рано, быстро нашли склад, забрали оружие и двинулись в обратный путь. В Афганистане в таких ситуациях основные силы движутся по ущелью, а по обеим сторонам по склонам, силы охранения и разведки в два–три эшелона, в зависимости от высоты гор.

Нагружённые личным и захваченным оружием, с эйфорией первого успеха, двигались по ущелью. Время шло к вечеру. Посчитав, что опасную зону миновали, офицеры решили перекусить. А предупредить об этом группы охранения не посчитали нужным, и те пошли дальше.

Вдруг горную тишину разбудили автоматные очереди. Душманы от основной группы отрезали солдат охранения, и завязался бой, жестокий и кровавый. Он длился вечер и всю ночь.

Об этом бое рассказываю – в «сжатом» виде – со слов  Михаила Исакова. Молодой офицер из железнодорожной милиции всегда брал с собой двойной комплект боеприпасов. Товарищи подшучивали, зачем, мол, в такую жару таскаешь лишний груз? «Авось пригодится». Как же он оказался прав в ту злополучную ночь!

Когда ещё обедали, обратил внимание на огромный круглый валун у самой горы. Как только раздались первые выстрелы, он, отстреливаясь на ходу, побежал к валуну. Для обороны место оказалось идеальное. Валун рядом с отвесной скалой, позади расщелина, а над ней-козырёк. Начал прицельно бить по душманам, пытавшимся приблизиться к тем, кто залегли и отстреливались на середине ущелья. Продвижение нападавших замедлилось. Этим воспользовались наши офицеры, некоторым удалось поменять позицию, занять более удобное укрытие.

Враги и спускались сверху по верёвке, и уговаривали на русском языке сдаваться, и атаковали группами. Иссечённый осколками камней, окровавленный, отбивался из АК и гранатами. Такого поединка одного офицера с целой бандой не увидишь даже в западном боевике…

…Михаилу Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Но из-за того, что душманы объявили его своим заклятым врагом, Исакова отправили на Родину… В том бою погибли шестеро. Иван Русаков и Алексей Евтихов из девятой группы, четверо из «Каскада», семерых тяжело ранило.

12 октября. Прямо на аэродроме на табуретках поставили шесть цинковых гробов. Короткие речи. Прощальный салют. Солдаты из спецкоманды запаивают гробы… Пишу эти строки,а слезы застилают глаза.

8 декабря… Ездил с проверкой в тюрьму Пули-Чархи, где работают семеро ребят из нашей группы. Находится тюрьма в 20 километрах от Кабула и похожа на здание Пентагона в США. Таких мощных сооружений (её строят по проекту ФРГ) в мире два, здесь и в Индии.

10 декабря. Наши войска совместно с афганскими частями начали крупную операцию в провинции Парван. Трое суток шли тяжелейшие бои. Чуть не случилась беда: по позициям, где находилась и наша группа, открыли огонь свои же артиллеристы: они допустили неточности в наведении на цель… Каково было нам узнать, что чуть не убили свои… К слову, при проведении операции воинские части использовали оперативную информацию, полученную «кобальтовцами» от своих источников.

У читателя может возникнуть вопрос: как я мог запомнить такой объём информации? Просто вёл дневник (в основе которого собственные наблюдения и беседы с участни-ками событий), и сохранил его…

Михаил Иванович Исаков


Комментировать


2 + пять =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru