Смертельный поединок с минами

Новиков Александр Михайлович

Новиков Александр Михайлович

Вообще-то он человек сугубо «сухопутный». Родился 22 марта 1953 года в калужском городке Мещевск, который далеко от морей-океанов. Отец, Михаил Яковлевич, в 17 лет ушел на фронт, воевал в пехоте. Оборонял Москву и дошел до Германии. В 47, тогда жили уже в Брянске, батя окончил вечерний строительный институт. Мама, Аграфена Ивановна, работала в санэпидстанции.

А служить Александра призвали в моряки. Но до этого окончил физкультурный техникум и проработал в школе-интернате. По направлению военкомата пробовал поступить в знаменитый физкультурный институт имени Лесгафта, но не добрал один балл.

После «учебки» в Кронштадте оказался на противолодочном крейсере «Ленинград» Черноморского флота.

14 июня 1973 года к ним в Севастополь пожаловал на катере сам министр обороны маршал Андрей Гречко. Выступая перед экипажем, а на крейсере несли службу около тысячи человек, министр сообщил о важном правительственном задании: оказать Египту интернациональную помощь – очистить Суэцкий канал и залив от мин, великое множество которых осталось после очередного арабо-израильского военного конфликта. «Родина надеется на вас, товарищи моряки!».

И начался сверхдальний поход за тридевять земель крейсера, большого противолодочного корабля «Скорый» и танкера «Челикин». Очень скоро жара дала о себе знать, и экипаж сменил привычную морскую робу на шорты, безрукавки, кожаные тапки, пилотки. Тельняшки тоже пришлось снять…

Шли через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы, через Гибралтар, который называют «горлышком» Средиземного моря. Не все, наверное, знают, что за проход советских кораблей через два пролива наше государство платило Турции золотом.

Огибая Африку, пересекли экватор. Можно долго рассказывать, как отмечали на крейсере праздник перехода через экватор. Был свой Нептун, царь морей, русалки… Не представительницы прекрасного пола (женщины на военном корабле «запрещены»), а переодетые матросы.

С аборигенами

С аборигенами

Первопроходцев окунали не за бортом, а в самодельные купели. Не обошлось без оркестра и салюта… У Александра Михайловича в семейном архиве много снимков с этого праздника.

Имеются специальная грамота и нагрудный знак «За переход экватора». Но не будем вдаваться в «экваторные» подробности. Надо было смотреть в оба…

За «Ленинградом» увязался американский крейсер «Чикаго». И хотя это военный корабль нашего вероятного противника, мы приспустили флаг – в знак приветствия. И «Чикаго» ответил тем же.

– В то время такая вежливость была редкостью, – говорит Новиков.

– Тем более, что над нами нередко кружили штатовские «Фантомы» и «Орионы». Того и гляди могли лечь на «боевой заход». Однажды наш командир приказал флагами расцвечивания дать обнаглевшим летчикам сигнал: «Сойти с прямого курса или открываем огонь!»

И американцы отвалили. Но продолжали следить за нами через свои спутники… Конечно и наши спутники занимались тем же.

А в каких, не побоюсь этого слова, жутких условиях проводился поход! Про жару говорилось. Попали в мощнейший шторм. Незадолго до нашего прихода утонул громадный японский танкер. За глоток свежей воды, казалось, мог отдать все на свете. Воду нам доставляли в танкерах и вкус ее был явно не колодезный… Арбузы, помидоры пришлось дезинфицировать раствором хлорки. А палуба была покрыта солью – последствие испарения воды. Зато станции слежения стали красноватыми – из-за песка, который долетал с Африки.

Когда шли в Красном море, скорость пришлось резко сбавлять: было много полузатопленных кораблей … И вот «Ленинград» принялся за выполнение боевой задачи. Но оказалось, что карт, на которых отмечены минные поля (морские участки), нет. Никто не занимался их составлением. И пришлось нашим вертолетам, оснащенным акустическими станциями, наносить – по квадратам – на карты места скоплений мин. А среди них были натовские и наши акустические, срабатывающие на шум винтов. Причем, не было известно, на какой корабль, первый или …надцатый они заведены. Ну как игра в лотерею.

Тральщики Тихоокеанского флота, а их пришло сюда 18, да плюс несколько египетских, которые мы подарили Насеру, занимались тралением смертельных «сюрпризов». Но только там, где имелась такая возможность: на мелководье и среди рифов справиться с минами было нереально. Выход – расстреливать те, которые на плаву из автоматических пушек станции «Барс». Этим и занимался экипаж крейсера.

Применялись также БШЗ – большие шнуровые заряды, длиной почти в 200 метров. На фотографиях, которые показал Александр Михайлович, хорошо видно, как один за другим идет подрыв мин – будто мгновенные извержения маленьких вулканов. Даже вроде бы красиво смотрится… Но тогда было не до любования этой сверхтяжелой и сверхопасной работой.

А над головами часто барражировали чужие самолеты. К тому же по ночам приходилось выставлять посты наблюдения, которые прожекторами «прощупывали» не только поверхность моря, но и светили в глубь: чтобы не подобрались диверсанты. От натовцев можно было ожидать всякое.

Возвращались тем же курсом и опять пересекли экватор. На боевой вахте по разминированию старшина первой статьи Новиков стоял с 12 июня по декабрь 1974 года. Его наградили медалью «За боевое траление», знаками воинской доблести «За дальний поход» и «За переход экватора». Среди наград – красивое удостоверение с фотографией у развернутого Красного флага родного крейсера, причем, у него две таких награды.

Когда вернулись в Севастополь, к фотографиям его флотского архива добавился снимок «дорогого Леонида Ильича» – в гости к экипажу приезжал самолично Брежнев.

Награда старшине Новикову

Награда старшине Новикову

Второй поход, в котором довелось участвовать Новикову, был в Средиземное море. Крейсер после ремонта, учебных стрельб, загрузки боеприпасов под марш «Славянки», который звучал на весь Севастополь, отправился на БС – боевую службу. Шла она в самый разгар холодной войны, когда рукой было подать до «горячей»…

В Средиземном море – тесно от кораблей. В основном – штатовских. Американцы играли, натянув сетку, на палубах в футбол и приглашали наших моряков на поединок. Но командир «Ленинграда» на это даже не отвечал. А вот когда «соседи» врубали битлов или другую забойную музыку, мы отвечали Зыкиной и военными маршами. Дескать, накось выкуси…

После службы окончил истфак Брянского пединститута. Работал в детской колонии, комендантом в УВД. Одним из первых послали в Чернобыльскую зону – был зам. командира сводного отряда милиции.

Затем его назначили заместителем командира Брянского ОМОНа. Подполковник Новиков награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

С удовольствием «командует» внуками. Миша окончил милицейский кадетский корпус, Саше только два года.

Хотя с морем давно расстался, плавать продолжает – в Десне, озере Мутном, стал заядлым «моржом», даже побеждает в соревнованиях. Любит ходить босиком по росной траве. «Душа отдыхает» – говорит.

Алексей ЯКОВЛЕВ


Комментировать


4 × девять =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru