Современные внутренние угрозы безопасности России

Когда мы говорим о внутренних угрозах, прежде всего, имеется в виду угроза существования государства, государственной власти. Когда речь идет о традиционном восприятии, это могут быть стихийные бедствия, это могут пандемии, то есть крупные какие-то эпидемии, это могут, наконец, быть способы свержения государственной власти. О стихийных бедствиях и о пандемиях я говорить не буду, а обо всем остальном я хотел бы сказать.

Итак, традиционные способы – это внутриэлитные, то есть путчи, перевороты, это военное вторжение и, наконец, революция, когда меняется не только способ производства, меняется и идеология, меняется и образ жизни. Слово «революция» здесь упоминается в классическом понимании, цветные революции к этому не имеют ни малейшего отношения. В первой трети ХХ века наша страна испытала все эти способы. То есть все, что было возможно, против нас было применено, но, тем не менее, страна выдержала. Более того, мы победили в самой крупной войне в истории человечества. Но потом началась очень интересная другая история, когда война приняла другую форму. Условно это получило название холодной войны, на самом деле речь шла о том, что традиционные армейские, войсковые операции будут минимизированы, но будут активизированы другие способы, которые позволят свергнуть государственную власть и уничтожить государство.

Один период в нашей истории, который мы все пережили благополучно, но он очень мало оценен на самом деле. Какой период? А это 60-е годы. Что произошло в 60-е годы?



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Прежде всего, произошла так называемая фальшивая конвергенция двух систем, когда и капитализм принял часть черт социализма, и образовалась, так называемая, скандинавская модель капитализма, и у нас начался период разрядки, ослабление международной напряженности, мы стали дружить, все стало хорошо. Это первый взгляд.

Но одновременно в эти же годы, в 1968-м году, произошло два события: это Парижское восстание, майское, и потом август – это Чехословакия. Эти два события связаны чем? В них отрабатывались принципиально новые способы свержения государственной власти – уже не с помощью традиционных революций, не с помощью вторжения, а с помощью ненасильственных методов захвата власти. Именно в 1968-м году небезызвестный многим Джин Шарп защитил в Гарварде диссертацию на тему о ненасильственных способах свержения государств Востока.

Вот этот период, в 1960-е годы, очень сильно аукнулся потом во всех областях. Я взял одну отрасль – химию.

С 1960-х годов началось торможение науки вообще. Это имеется в виду теоретическая химия во всех ее модификациях. Если мы сейчас посмотрим любую фундаментальную науку, мы увидим, что пик открытия любой фундаментальной науки был в 1960–1970 годы. После этого начался резкий спад. Но это не только наука, это еще и техника.

Как шел процесс революционный? Мы сейчас большей частью летаем на аппаратах, которые конструктивно были заложены, сложены и фактически оформлены в конце 60-х – в начале 70-х годов. Ничего принципиально нового этот аппарат, как бы его ни хвалили, не несет. Дмитрий Олегович Рогозин говорил о гиперзвуковых аппаратах, гиперзвуковые – неуправляемые. Гиперзвуковые средства поражения, речь не идет об управлении. То есть революции как таковой нет, и в ближайшее время ее не будет. Но это как раз следствие общего процесса. Что стало новым? А новым стало создание цифровой платформы. Цифровая платформа – это все виды Интернета.

На самом деле мы как обычные пользователи пользуемся 3% Интернета. 97%, большая часть населения о них не знает, что они существуют. Я не говорю про темный Интернет, большую часть технических сетей, они нам не известны, но оно действует. Более того, через эти системы идет управление транспортом, связью, банковской системой, коммунальным хозяйством. То есть, грубо говоря, единая цифровая платформа – это единый управляющий комплекс сейчас в любой стране, которая считает себя цивилизованной. Я не буду говорить о том, что владельцами этих всех замечательных средств являются всего-навсего 18 фирм, которые имеют юрисдикцию в Соединенных Штатах.

Как изменилось условие захвата власти в современных условиях? Вопервых, по всему миру доминирует один-единственный строй – капиталистический, одна-единственная цифровая платформа.

Субъектность любого государственного образования, общественного образования постоянно меняется, она мерцающая. И наиболее эффективным считается комплексное использование организационного, информационного, когнитивного, социального и всех остальных не летальных видов оружия. И это определяет те технологии, которые сейчас стали доминировать в этой области. Второе поколение способа свержения государственной власти – это оранжевые технологии 2003-2010 года на постсоветском пространстве.

Эти оранжевые технологии показали одно – что, в принципе, на территории постсоветской не бывает ненасильственных способов смены власти. Джин Шарп написал замечательные книги, но они не имеют отношения к реальности, это всегда кончается кровью, большой или малой – это вопрос. В этом периоде кровь была еще относительно небольшой, но начался другой, третий этап, когда уже это не оранжевые войны, это смысловые войны. Есть у меня на Украине коллега, Георгий Почепцов, которого я очень уважаю как профессионала, но именно этот человек во многом был модератором и инженером тех технологий, которые были использованы за последние 10 лет на территории Украины.

Что значит смысловая война? Смысловая война означает только одно: нет необходимости убивать человека, надо изменить его отношение к тем или иным вещам. Если мы изменили это отношение, если мы изменили его смысл жизнедеятельности, что является для него радостью или, наоборот, болью, завоевывать государство больше не нужно. Он сам будет радостно делать то, что необходимо. На чем это основано? Мне придется немножко на морфологии мозга остановиться. У каждого из нас есть две системы – лимбическая и неокортекс. Лимбическая – это наиболее древняя система.

Она небольшая, 10% от массы мозга, она практически не зависит от энергетики, но она контролирует эмоции, она включает в себя все врожденные формы поведения, инстинкты и прочие вещи. Лимбическая система небольшая, но постоянно действующая. А все то, что сформировалось у человека на протяжении всей эволюции – это неокортекс, это 80% массы мозга, это корка, подкорка – то, что нужно для социального поведения. Но это удивительно прожорливая вещь. Для того чтобы эта система заработала, человеку требуется колоссальное количество энергии. И об этом впервые написал еще в конце XIX века Сеченов, который сказал, что работа человеческого мозга более энергоемкая, чем любая физическая работа. На чем основаны эти все способы? На том, что дай человеку расслабиться, отключи у него неокортекс, отключи у него способность рационального мышления, пусть инстинкты, пусть самые примитивные механизмы управляют человеком, и все будет хорошо. И вся практически медийная политика, которая сейчас ведется, любую телепрограмму посмотрите, она не требует размышления, она примитивна до безобразия. Она требует одного – расслабься. Даже ток-шоу с политиками тоже требуют одного – расслабься¸ получай удовольствие, за тебя там воюют другие очень умные и очень серьезные дяди, а ты сиди, смотри, расслабься.

Современные технологии как раз и основаны на расслаблении. В первую очередь – это долговременные, они связаны с изменением смыслов и самое главное – изменением исторической памяти. События на Украине не могли бы произойти, если бы не была заменена историческая память, если бы из всех учебников, из всего сознания украинского народа не было бы вычеркнуто полностью содержание того, что было в нем со времен давних. Сейчас украинское общество – это общество с новой памятью, специально созданной, искусственно созданной и направленной, естественно, против нас. И наконец, смартфоны. Они позволяют быстро ориентировать человека. Почему я об этом говорю так подробно? Эти методики у нас сейчас активно используются, и очень часто мы просто не обращаем внимания, мы готовы приписывать любым формам – это криминал, это этническая ненависть, еще что-то. На самом деле там есть и то, и другое, и третье. Но главное – они находятся под постоянным управлением.

Эта технология позволяет за очень короткое время любую немыслимую для человека вещь сделать желательной, нормой. Самый большой срок для населения страны – это 10 лет, что очень хорошо подтвердили наши украинские соседи.

Инструменты. Прежде всего, это современные коммуникации – это учебники, социальные сети, блоги и так далее. Инструментов много. Я специально не стал писать – экстремисты или террористы. Есть такое слово «инсургент», английское, означает «враг государства». Очень многие из молодых людей, которые занимают экстремистские и террористические позиции, на самом деле делают это неосознанно. Они выступают против власти, но они не выступают на стороне, допустим, этой каверной славы. Каким образом инициируется? Прежде всего, через электронные сети. 80% завербованных игиловских сторонников завербовано через электронные сети.

Вот это сайт ИГИЛа. И здесь написано: «ИГИЛ – все по кайфу». Это сайт, рассчитанный на нашу молодежь, там никаких религиозных откровений, там нет никаких религиозных проповедей. Там есть откровенная пропаганда и привлечение к деятельности. Кстати, ИГИЛ не собирает коголибо, ИГИЛ очень тщательно сейчас отбирает среди нашей молодежи, прежде всего, специалистов. Вспоминаю сейчас несчастную Варвару Караулову. Чем был интересна студентка МГУ Варвара Караулова для ИГИЛ? Не в качестве черной вдовы-смертницы. Это молодая девочка знала шесть языков, могла быть хорошим коммуникатором и плюс обладала очень неплохими организаторскими способностями. Вот та характеристика, которая у нее стояла в досье. Игиловцев интересуют инженеры, интересуют биологи, интересуют информатики. Пушечного мяса им хватает на арабском Востоке, смею вас уверить.

Но новая форма – компьютерные игры как способ вовлечения в экстремистско-террористическую деятельность, в инсургентскую деятельность. Вот этот сайт, «Большая игра», был запущен в 2007 году. Запущен со стороны Канады, потом он еще 20 раз менял свои координаты, он был всегда за пределами страны. И до 2010 года он активно действовал. В чем смысл был в «Большой игре»? Обратите внимание на слоган «сломать систему». То есть «Большая игра» была изначально рассчитана против государства, и она по форме была как компьютерная игра, но задание нужно было выполнять в жизни в онлайне. И что получалось? Что ребятишки, которые начинали играть в эту игру, постепенно втягивались в осуществление очень нехороших с точки зрения нашего закона действий. Так вот, на сайте «Большой игры» в тот момент, когда она действовала, висел архив – 30 тысяч сюжетов о выполненных заданиях. А выполненные задания – это от «унизь черного», это самое простое, до публичных казней. Если вы помните¸ в 2010 году прошли первые процессы по поводу публичных казней на основе роликов, которые были выложены в Интернет. Речь идет именно о «Большой игре». 14 публичных казней совершили участники для того, чтобы пройти на седьмой уровень. Следующая игра «Городские партизаны», когда в течение 2010-2011 годов в Москве было совершено порядка 60 попыток поджога здания Управления внутренних дел. Забрасывали бутылками с зажигательной смесью. Пресса об этом предпочитала не говорить. Формальных причин для цветной революции у нас нет, это я сразу хотел бы всем сказать. Демография нашей страны такова, что число молодежи составляет с большим трудом около 30%. Для того чтобы могла пройти нормальная, классическая цветная революция, необходимо, чтобы число молодых людей как минимум доходило до 40-50%. Сама по себе демография уже революционные процессы немножко сдерживает.

Но кроме демографии сдерживает еще один фактор. У нас уже нет той самой ужасающей бедности, которая была, допустим, в 1990-е годы. Большая часть населения нашей страны выживает. Каким образом? Официальная статистика говорит о том, что самые крупные деньги у нас получают нефтяники. Но в этих местах живет очень мало народа. А те места, где живет большая часть населения страны, получают, в принципе, официальные минимальные деньги. Но при этом большая часть коммерческих структур предпочитает платить деньги в сером варианте. Это чисто криминальная проблема, но эта проблема говорит о том, что вот такого пугающего, как нам говорят, страшного разрыва между богатством одних регионов и бедностью других регионов нет, этот разрыв уже ликвидирован.

И с этой стороны чисто объективно цветной революции быть не может. Но она может быть состимулирована в следующем году именно потому, что необходим повод для разъединения России. Понятно, революция не получится, но получится большой шум. Как он будет сделан? Здесь возможный сценарий я вам расскажу, потому что этот сценарий уже начинают активно обсуждать наши противники.

Основные слоганы – коррупция властей. Это было всегда, я имею в виду, обвиняли власть в коррупции. Здесь к Навальному присоединится еще целая куча подобного рода молодых уже подготовленных людей. Но главное будет в другом, необходимость к возвращению. А куда возвращение? Раньше говорили – либо моноцивилизация, либо к заветам предков. А появился третий вариант – вторая версия СССР. Ничего плохого абсолютно в этом нет, кроме одного, что эту версию активно прорабатывают наши заклятые друзья для того, чтобы представить вообще не только СССР, но и саму возможность вернуться к каким-то элементам СССР, как самое страшное преступление. Следующий компонент. Постоянно идет преемственность символики везде. Но вот уже первое то, что появилось буквально этим летом на стенах домов. То есть началась отработка внедрения нового лозунга, причем не «я российский», а «я русский». То есть понятно, что ставка будет сделана, в том числе, на этнические конфликты. Но самое главное другое. Модератором конфликтов уже назначен ЖКХ. У нас рост тарифов такой, что, в принципе, он нормальной экономике никогда не будет объяснен. Здесь нет нормальной экономики, это чистой воды

произвол отдельных компаний, больше ничего. Но этот произвол позволяет кинуть лозунг о том, что жертвами ЖКХ становятся самые обездоленные – пенсионеры, многодетные семьи и лица с минимальными доходами. На самом деле действительно они становятся жертвами. Но я вас уверяю, уже к Новому году появится сообщение о смертях пенсионеров, многодетных детей от того, что у них кончились деньги, им отключили свет, тепло и так далее. Почему именно ЖКХ назначено модератором? Потому что в данном случае здесь выступает не государство, а монополия. А монополию всегда легко обвинить. И еще один компонент, который будет обязательно. Это перевод толпы из обычного состояния, безумного состояния в действующее состояние. Период раскачки, как было на майдане, сейчас уже не планируется. То есть планируется сразу резкий переход, провокация правых сил, отряды правопорядка, снайперская стрельба, трансляция гибели демонстрантов и подключение боевиков. То, что касается боевиков, в предыдущих выступлениях говорилось о том, что боевики есть. Для того чтобы, бывшую Болотную превратить в кровавую площадь, много боевиков не надо, достаточно 20-30 человек. Как показал опыт Майдана в Киеве, именно специально обученных боевиков, которые действовали на уничтожение сил правопорядка, прежде всего «Беркутов», там было около 50 человек всего-навсего, но они сделали свое грязное дело.

Поэтому, когда мы говорим о противодействиях, они возможны только в двух вариантах.

Первое – это информационное противодействие. В июле месяце в академии Генерального штаба прошла замечательная, на мой взгляд, конференция о теории и тактике информационного противодействия. Материалы изданы, я очень рекомендую вам к ним обратиться. Там рассматривались все аспекты информационного противодействия. Но еще не менее важный аспект – это ресурсы. Ни одна инсургентская, экстремистская, террористическая деятельность невозможна без ресурсов организационных, финансовых, информационных.

Если мы хотим действительно не допустить этой деятельности, мы должны сосредоточиться на оперативной организационной работе по нейтрализации этих ресурсов. Собственно говоря, деятельность нашей авиации сейчас в Сирии, можно говорить о том, что она не достаточно эффективна, но, нейтрализуя запасы боеприпасов, техники, командные пункты, тем самым нарушается ритмика боевой деятельности того же ИГИЛ. Так вот, нейтрализуя ресурсы экстремистов, мы тем самым нарушаем ритмику предстоящей провокационной деятельности. А вот здесь достаточно одного дня, как в 1993 году, даже, более того, одного часа для того, чтобы можно было взять их под контроль.

СУНДИЕВ Игорь Юрьевич,
член Президиума Российской криминологической ассоциации, доктор философских наук, профессор


Комментировать


+ 1 = четыре

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru