Создание Дворянского музея в Казани в начале ХХ в.

После крестьянской реформы 1861 г. дворянское сословие все быстрее стало утрачивать влияние на экономику страны. Многие дворяне разорялись, будучи не в состоянии приспособиться к новым условиям, продавали свои родовые поместья со всем имуществом, которое копили предыдущие поколения иногда на протяжении нескольких веков. В итоге дворянство теряло не только экономическую опору, но и свои корни, традиционную связь с землей и культурное наследие. Чтобы хоть как-то замедлить этот процесс, дворянство и государство стало предпринимать определенные меры. Так на рубеже веков в составе Министерства внутренних дел создается Канцелярия по делам дворянства, проводятся общедворянские съезды для консолидации высшего сословия и роста его самосознания. В провинции местные дворяне, сохранившие крупные земельные участки, также предпринимали попытки возродить сословный дух.

В январскую сессию 1902 г. на Казанском очередном губернском собрании дворянства было заслушано заявление Дмитрия Петровича Арцыбашева о необходимости устройства исторического музея в доме Дворянского собрания и предложение К. А. Юшкова об избрании комиссии с участием казанского губернского и уездного предводителей дворянства и других членов собрания, проявлявших интерес к искусству, а также деятелей науки. Собрание единогласно приняло оба предложения и создало комиссию, которой было поручено заняться устройством Казанского дворянского исторического музея-хранилища. В ее состав вошли казанский уездный предводитель дворянства А. Н. Боратынский, профессора Д. А. Корсаков, А. В. Васильев, М. И. Догель, а также дворяне А. П. Горталов, Лихачев, Л. А. Казем-Бек и зачинатель создания древлехранилища Д. П. Арцыбашев [1]. Комиссии поручили представить проект музея к майскому чрезвычайному собранию [2]. В комиссию вошли представители крупного землевладения губернии, активно занимавшиеся общественной работой как в Казани, так и на общероссийском уровне. Арцыбашев, кроме создания музея, в то же время занимался организацией дворянской кассы взаимопомощи, входил в дворянское депутатское собрание (1905–1916), присутствовал на съезде губернских предводителей дворянства в Москве (1905).

Проект положения художественно-исторического хранилища составлялся при участии члена комиссии казанского дворянина и профессора Императорского Казанского университета по кафедре русской истории Д. А. Корсакова и профессора того же университета по кафедре истории искусств Д. В. Айналова [3]. Предполагались три отдела: собрание устных, вещественных и письменных памятников; библиотека; архив. Одобренный дворянским собранием проект музея был представлен на утверждение министру внутренних дел 3 июля 1902 г. Через полгода (5 января 1903 г.) устав хранилища был возвращен без утверждения – в нем содержались изменения в соответствии с замечаниями Главного управления по делам печати департамента полиции МВД. Лишь в 1905 г. на чрезвычайном Казанском губернском дворянском собрании был поднят вопрос о возобновлении ходатайства с целью утверждения устава хранилища уже в исправленном виде. Тем не менее к этому времени, не дожидаясь утверждения устава, совет художественно-исторического музея казанского дворянства проводил свои заседания. В первый состав совета вошли А. Н. Боратынский, С. С. Толстой, М. И. Догель, его почетным председателем стал Н. Д. Сазонов, управляющим древлехранилища был избран Д. П. Арцыбашев. Постоянным участником заседаний был профессор Д. А. Корсаков, в 1905 г. избранный председателем музея [4]. Дмитрий Александрович был видным историком той эпохи, занимавшимся историей России XI–XVIII вв. Его присутствие позволяло подойти к отбору материала в будущий музей с научной точки зрения. Возникает вопрос: в Казани были городской научно-промышленный музей, университетские музеи. Так зачем же нужно было такое хранилище? Художественно-историческое хранилище состояло в ведении казанского дворянского общества. Его цель заключалась в изучении, сборе и хранении материалов по истории дворянства и Казанского края в целом [5]. Несмотря на то, что в соответствии с изменениями, внесенными в устав, в хранилище выделялись лишь два отдела, третий, то есть архив, продолжал функционировать. В нем находились каталоги, реестры входящих и исходящих бумаг, дела с денежными документами. В настоящее время делопроизводственная документация представлена в фондах Национального архива Республики Татарстан. Основу хранилища должны были составлять предметы и произведения, переданные из ведения казанского дворянского общества, предводителей и отдельных дворян. В дальнейшем коллекции хранилища пополнялись пред-

метами, подаренными или приобретенными на средства дворянского собрания и частные пожертвования, а также путем обмена дубликатов. Причем предметы могли быть зачислены в коллекцию лишь после одобрения их советом хранилища. Допускалась временная передача предметов в ученые учреждения для научных целей. В хранилище были представлены портреты уездных и губернских предводителей дворянства – Л. П. Есипова, И. К. Горталова, А. Н. Евсевьева, А. Л. Молоствова, П. Л. Молоствова, В. П. Молоствова, О. П. Молоствова, П. А. Манасеина, а также были приобретены работы, написанные казанским художником В. Тюфяевым. Хранилище собрало богатое разнообразие письменных памятников, став, по сути, первым архивом на территории Казанского края. Среди них акты по казанской истории XVI–XVII вв. [6], «Московский Некрополь» великого князя Николая Михайловича, Труды съездов уполномоченных дворянских обществ, «Библиографический указатель по истории, геральдике и родословию Российского дворянства» Л. М. Савелова, монографии по истории дворянства и т. д. [7]. По свидетельству профессора Б. Ф. Султанбекова, часть из них хранилась в помещении церкви на ул. Старой, затем они переместились в здание Национального архива Республики Татарстан по ул. К. Наджми [8].

В хранилище также поступили отчеты нижегородских губернских предводителей дворянства (А. А. Турчанинова, И. А. Анненкова и др.) с 1861 по 1902 г., эстляндского, черниговского, екатерининского, херсонского предводителей дворянства, постановления собраний дворянства Нижегородской губернии (1896–1901). Находясь в ведении казанского дворянского общества, художественноисторическое хранилище было под наблюдением специально созданного совета и в непосредственном заведывании управляющего хранилищем, которые избирались на три года губернским дворянским собранием. Первоначальный проект предусматривал проведение вечеров, спектаклей, выпуск бесцензурного издания «Сообщения Хранилища». Но в соответствии с внесенными в устав изменениями совету предоставлялось право проводить лишь ученые собрания, публичные лекции, а также выпуск не более двух раз в год и с разрешения предварительной цензуры «Трудов Художественно-исторического хранилища Казанского благородного дворянства», где предполагалось размещать ученые статьи, монографии и мемуары. Проект дворянского хранилища стал одной из попыток преодолеть кризис дворянского сословия в сфере самосознания.

Оно должно было напомнить как молодым, так и взрослым дворянам об его истоках, былой мощи, вернуть ощущение исключительности. В то же время музей представлял интерес и для представителей других сословий, так как в нем были собраны материалы по истории Казанского края в целом из частных дворянских коллекций, прежде недоступных для широких слоев населения. В ходе создания хранилища казанского дворянства организаторы столкнулись и с некоторым противодействием со стороны государства, которое, казалось бы, должно было всячески поддерживать дворянскую инициативу в деле возрождения сословия. Тем не менее хранилище было создано и даже вышло за рамки первоначальной цели создания, послужив не только подъему дворянской сознательности, но и став, по сути, первым казанским архивом.

Примечания

1. Выписка из журнала казанского очередного губернского собрания дворянства в сессию 1902 г. от 18 января // НА РТ. Ф. 350. Оп. 1. Д. 1807. Л. 7 к.

2. Там же. Оп. 2. Д. 627. 25 л.

3. Докладная записка дворянина Д. П. Арцыбашева особой комиссии по вопросу об организации при казанском дворянском обществе художественно-исторического хранилища, 20 мая 1902 г. // Там же. Оп. 1. Д. 1807. Л. 7.

4. Журнал заседания совета художественно-исторического хранилища казанского дворянства. 25 января 1903 г. // Там же. Л. 12.

5. Проект положения о художественно-историческом хранилище казанского дворянства // Там же. Л. 10 а.

6. Национальный архив Республики Татарстан: Путеводитель / сост. Л. В. Горохова и др. Казань, 1999. С. 5.

7. НА РТ. Ф. 897. Оп. 1. Д. 3. Л. 6, 8, 20.

8. Султанбеков Б. Хранители исторической памяти народа // Гасырлар авазы (Эхо веков). 2006. № 2. С. 133.

Е. В. Миронова, г. Казань, Республика Татарстан


Комментировать


4 × = шестнадцать

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru