Социально-технологические сети в регионах ограниченной траспортной доступности Восточной Сибири

Социально-технологические сети в регионах ограниченной траспортной доступности Восточной Сибири

Социально-технологические сети в регионах ограниченной траспортной доступности Восточной
Сибири

В суровых условиях севера наличие взаимосвязей и взаимоподдержки является важнейшим условием выживания людей и экономических проектов, но структура и конфигурация сетей для людей и для проектов может различаться даже в пределах одной территории. Строительство трубопровода Восточная Сибирь — Тихий океан в 2008 году послужило толчком к освоению нефтегазовых месторождений, расположенных поблизости от трубопровода, а также развитию всей сопутствующей инфраструктуры и других экономических проектов. Однако социальные и экологические последствия освоения месторождений и строительства трубопроводов остаются практически неисследованными.

В предлагаемой презентации будет представлен проект по исследованию социально- технологических сетей и взаимосвязей между вахтовиками, местными жителями, добывающими (Сургутнефтегаз, Роснефть, Иркутская нефтяная компания, Газпром), энергетическими и транспортными компаниями (Ютэйр, Ангара, Транснефть, Газпром) и различными федеральными, региональными и локальными органами власти с использованием актор-сетевого подхода Бруно Латура. Помимо людей и институтов, данные сети включают технологии и навыки работы, системы жизнеобеспечения и траспортировки, дороги и окружающую природную среду. В некоторых случаях добывающие компании используют уже существующую инфраструктуру (аэропорты, дороги, реки) для транспортировки, иногда -создают свою (аэропорт на Талаканском месторождении, дороги от месторождения к речному порту).

Предполагается изучить, каким образом данные социально-технологические сети подвергаются воздействию и меняются под влиянием суровых климатических условий Севера и многолетней мерзлоты? Какова роль и вовлечённость местных сообществ в формировании и изменении структуры данных сетей в условиях ограниченной транспортной доступности? Каким образом влияет централизированная институциональная среда на формирование данных сетей? Как и где формируются новые узлы сетей?

Для анализа будут использованы материалы, собранные во время полевых исследований в Катангском районе Иркутской области в 2006 году, данные, предоставленные региональными авиакомпаниями в 2012 году, и полевые исследования в Катангском районе Иркутской области и Ленском районе Республики Саха (Якутия), запланированные на 2013-2014 годы. Мы предполагаем, что, несмотря на существование формальных институтов и правил взаимодействия между компаниями, рабочими и местными сообществами, наличие или отсутствие неформальных взаимоотношений имеет существенное значение. В презентации будут даны предварительные гипотезы о причинах отказа от привлечения местных акторов, несмотря на их очевидную, на первый взгляд, близость.

Также предполагается, что стратегии, применяемые различными добывающими компаниями в Байкальском регионе и на юге Республики Саха (Якутия) по отношению к вахтовикам, организации вахтовых посёлков, их оснащения и обеспечения продовольствием, а также транспортировке, значительно отличаются в зависимости от специализации (нефтегазовая, золотодобывающая или угольная), вида собственности (частная, государственная или транснациональная), масштаба деятельности (региональный, федеральный или международный) и политики компании.

В. Куклина


Комментировать


восемь × 1 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru