Специфика вербализации понятия «красота» в аспекте описания портрета человека

Будьте счастливы, дорогие женщины!

В научной литературе проблема изучения в языке специфики отражения универсального понятия «красота» привлекает внимание многих ученых. Это вполне объяснимо, так как данное понятие можно отнести к числу одних из самых важных ценностных ориентиров любого этноса. Ключевой языковой единицей, выражающий феномен «красивое» в русской лингвокультуре, является прилагательное красивый.

Анализ словарных статей, описывающих данное прилагательное, в толковых словарях русского языка [3, с. 470, 830; 4, с. 507] позволил выявить концептуальные признаки понятия «красивый»: 1. Поражающий зрение правильностью очертаний, гармонией красок, тонов, линий и т.п., доставляющий удовольствие своим внешним видом; 2. Производящий прекрасное эстетическое впечатление. Анализ словарных дефиниций также показал, что прилагательное «красивый» семантически недостаточно дифференцировано, следовательно, оно подходит для описания многих объектов. Данное явление объясняет вовлеченность в семантическое поле понятия «красота» разнообразных языковых средств, каждое из которых отличается индивидуальной специализацией в пределах контекста.

Объединенные вокруг рассматриваемого понятия лексемы отличаются не только сочетаемостью, но также и эмоциональной окраской, степенью интенсивности положительной оценки, тематической отнесенностью при наличии общей семы. Данные лексемы можно объединить в тематические группы на основе тех объектов, которые они характеризуют. Рассмотрим особенности объективации феномена красоты на материале текстов русской литературы конца XIX – начала XX вв. с позиции фреймового подхода, который позволяет более четко и последовательно представить наполняемость этого сложного феномена. Фрейм (англ. frame – «каркас» или «рамка») обычно понимается как способ представления знаний в искусственном интеллекте, представляющий собой схему действий в реальной ситуации. Первоначально термин «фрейм» ввёл Марвин Минский в 70-е годы XX века для обозначения структуры знаний для восприятия пространственных сцен. Фрейм – это модель абстрактного образа, минимально возможное описание сущности какого-либо объекта, явления, события, ситуации, процесса. Мы считаем, что фрейм «красота» включает в себя два ключевых субфрейма: «красота по отношению к человеку» и «красота по отношению не к человеку». В рамках субфрейма «красота по отношению к человеку» мы выделяем слоты «внешняя красота» и «внутренняя красота». Данные категории ввиду семантической сложности необходимо разделить на дополнительные компоненты в фреймовой структуре – подслоты.

Такая разветвленность фреймовой структуры обусловлена высоким уровнем значимости понятия красоты для миропонимания индивида, принадлежащего к конкретной лингвокульутре, в данном случае – русской. Слот «внешняя красота» имеет следующую структуру: подслот «лицо» включает в себя терминалы «глаза», «губы», «волосы»; подслот «тело» делится на терминалы «фигура», «кожа», «руки»; подслот «образ в целом» состоит из терминалов «одежда/аксессуары», «квантитативные образы». Установленные нами терминалы заполняют ядерные единицы, наиболее частотные по употреблению при описании красоты в рамках конкретного терминала, и периферийные единицы, уточняющие и конкретизирующие ядерные единицы. В ходе анализа нами устанавливается, что ядерные единицы по отношению к понятию «красота» являются универсальными для художественного описания образа красивого человека/объекта. В связи с этим периферийный план понятия «красота» наполняется большим количеством языковых единиц с редким, как правило, сравнительным употреблением. В качестве фрагмента нашего исследования приведем характеристику подслота «лицо». В рамках терминала «глаза» ядерной единицей выступает языковая единица «большие»: «Высокая, статная красавица в сером холстинковом платье, в белом переднике и белой косынке, с большими серыми глазами, вся сияющая молодостью <…>« [1, с. 59]; «Совсем еще молоденькая – ей было 17–18 лет, не больше – тоже тонкая и бледная, с большим ртом и с большими глазами, с удивлением посмотрела на меня, когда я проходил мимо» [5, с. 178]; «Вам кажется почему-то, что у идеально красивой женщины должен быть именно такой нос, как у Маши, прямой и с небольшой горбинкой, такие большие темные глаза, такие же длинные ресницы, такой же томный взгляд» [5, с. 81].

Данное явление объясняется тем, что большие глаза традиционно считаются отражением души человека. Соответственно, размер глаз указывает и на внутренние характеристики описываемого субъекта. Периферию данного терминала составляют словосочетания, описывающие цвет глаз, это обусловлено представлениями о красоте, характерными для конца XIX в. Так, ближнюю периферию заполняют прилагательные, обозначающие цвет в своем прямом значении: «Высокая, стройная блондинка с голубыми глазами» [5, с. 99]; «Было так хорошо! Грохольский читал фельетон Незнакомца и после каждых десяти строк взбрасывал свои голубые глаза на Лизину спину… Прежняя любовь, страстная, кипучая, светилась в этих глазах…» [5, с. 34]; «Да она и сама была живописна, даже иконописна. Длинная черная коса на спине, смуглое лицо с маленькими темными родинками, узкий правильный нос, черные глаза, черные брови…» [1, с. 311]; «В сумраке сказочно были видны ее черные глаза и черные волосы, обвязанные косой» [1, с. 199].

В дальнюю периферию входят языковые единицы, описывающие цвет глаз при помощи приема сравнения: «Мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза» [1, с. 157]; «Смотрит в упор, глаза цвета желудя, на длинных ресницах, на лице и на волосах под шляпкой блестят капли дождя и снега» [1, с. 244]; «Очаровательно смутилась, так что даже ее смородинные глаза как будто на миг куда-то пропали, и сама Дария Тадиевна, миловидная, с синеватым пушком на верхней губе и вдоль щек, в черном шелковом чепчике после тифа, полулежавшая в кресле…» [1, с. 93]. Как правило, именно на дальней периферии наиболее ярко проявляется авторская позиция. Терминал «губы» состоит из ядерных единиц, описывающих форму (размер и полноту) губ в сочетании с прилагательными, служащими, как правило, для описания образа в целом: «Молодая, сильная, вкус и форма губ необыкновенные…» [1, с. 135]; «Его большое мускулистое лицо осталось навсегда в моей памяти. На этом лице вы увидите настоящий греческий нос с горбинкой, тонкие губы и хорошие голубые глаза, в которых светятся доброта и еще что-то, чему трудно подобрать подходящее название» [5, с. 132].

Анализ фактического материала показал, что данный терминал не достаточно частотно репрезентирован, в отличие от терминала «глаза». Для терминала «волосы» ядерными будут единицы, описывающие цвет, длину и структуру волос: «Действительно прекрасного в нее были одни только белокурые, волнистые, густые волосы» [5, с. 39]; «Вдруг его угол осветился, и он увидал безучастно-вежливо подходящую женщину лет тридцати, с черными волосами на прямой пробор и черными глазами, в белом переднике с прошивками и в черном платье» [1, с. 251], в то время как периферийный план занимает описание растительности на лице. Ближнюю периферию терминала составляют языковые единицы, описывающие красоту седины как символа мудрости у мужчин «Cедые волосы его с начесами на висках к углам глаз слегка курчавились, красивое удлиненное лицо с темными глазами хранило кое-где мелкие следы оспы» [1, с. 4]; «Алеша поднял вверх лицо и увидел плечи в ситцевом халате с большими цветами и сухие, жилистые пальцы. На плечах торчала маленькая седовласая головка в ночном колпаке, а пальцы грозили… Старец сидел у окна и не отрывал глаз от котов» [5, с. 172], дальнюю – словосочетания, описывающие легкую «кокетливую» растительность на лице у женщин: «В горницу вошла темноволосая, тоже чернобровая <…> женщина, с темным пушком на верхней губе и вдоль щек» [1, с. 3]; «У Наденьки, которая держит меня под руку, покрываются серебристым инеем кудри на висках и пушок над верхней губой» [5, с. 80]. Данное явление отражает понятия о красоте людей, живших в описываемый временной отрезок. Анализ фактического материала показал, что в рамках подслота «лицо» наибольшая плотность представлена у терминала «глаза», где ядерной является языковая единица «большие», а все, что касается цвета глаз, относится к периферии. Второй по плотности – терминал «волосы», где ядерными будут единицы, описывающие цвет, длину и структуру волос. Наименьшая репрезентация характерна для терминала «губы».

Таким образом, ведущим маркером красоты лица в русской лингвокультуре являются глаза. Анализ других выделенных нами подслотов в рамках выстроенной фреймовой структуры позволит составить полное представление о лингвокультурной специфике описываемого феномена. Литература 1. Бунин И.А. Темные аллеи: рассказы. М.: Издательство АСТ, 2016. 352 с. 2. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М., 1959. 230 с. 3. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-образовательный. М.: Рус. яз., 2000. 830 с. 4. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 3 изд. М.: Азъ, 1996. 507 с. 5. Чехов А.П. Рассказы. М.: Детгиз, 1954. 196 с.

М.М. Жукова


Комментировать


+ три = 8

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru