Становление монастырского землевладения на Руси: волости и села

Основные источники материального обеспечения древнерусских монастырей были обозначены уже в дореволюционной историографии. Летописные известия, агиографические и актовые тексты позволили установить, что часть потребностей общежитийных обителей удовлетворялась трудом самих иноков, занимавшихся ремесленным и сельскохозяйственным производством; часть средств поступала от мирян в виде натуральных, денежных и земельных пожертвований.

Последние стали залогом неуклонного возрастания роли монастырей в социально-политической жизни страны. Вероятно, поэтому проблема становления церковного землевладения неизменно привлекает внимание исследователей. Одним из первых к истории сложения и развития «недвижимых имуществ» церкви обратился В.А. Милютин. Появление монастырской земельной собственности он отнес ко времени киевского княжения Изяслава Ярославича (1054-1078, с перерывами).

Основанием послужили показания Киево-Печерского патерика, а точнее, читающегося в его составе Жития Феодосия Печерского. Именно в этом агиографическом сочинении, принадлежащем перу Нестора, содержится ряд наиболее ранних упоминаний о монастырских селах. Из текста Жития следует, что Печерский монастырь обзавелся собственными селами в игуменство Феодосия (1061-1074) благодаря состоятельным покровителям из числа князей и бояр. В.А. Милютин обратил внимание и на уникальное сообщение Ипатьевской летописи о княжеских пожертвованиях в пользу Киево-Печерской обители, которое читается в статье 6666 (1158) г.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Сообщение о вкладе князя Ярополка Изяславича (ум. 1086), где упомянуты сразу четыре волости Небльская, Деревская, Луческая и «около Киева», исследователь рассматривал как «достоверное доказательство» развития монастырского землевладения на Руси (Милютин 1859. С. 25-26). Так же оценивали это пожалование Макарий (Булгаков), Е.Е. Голубинский, Б.Д. Греков, С.В. Юшков, М.Н. Тихомиров и др. Иной взгляд на проблему высказал И.Я. Фроянов, который отметил, что церковное землевладение на Руси в XI-XII вв. было развито сравнительно слабо.

Наличие сел у епископских кафедр и монастырей отрицать, конечно, нельзя, но необходимо иметь в виду, что «земельный фонд» тогда еще не был основой их благополучия. Критикуя предшественников, Фроянов указывал, что вклад Ярополка не был сопряжен с передачей Печерскому монастырю права владения землей. Термин «жизнь», которым летопись определяет княжеское пожалование, по мнению исследователя, означал «владение в смысле кормленной единицы». Поэтому сообщение статьи 6666 (1158) г. о волостях Ярополка нужно понимать «как уступку права сбора доходов с них» (Фроянов 1999. С. 197). В работах последних лет высказывается мнение, что рассказ о вкладе Ярополка не вполне точно передает содержание самого пожалования.

Две из четырех упомянутых в летописи волостей Луческая и Деревская во второй половине XII в. стали самостоятельными княжениями. А значит, нужно полагать, что либо эти земли были впоследствии отняты у монастыря, либо Ярополк передал обители не сами волости, а «собственные домениальные села, находившиеся на территории этих волостей» (О.М. Рапов, М.Б. Свердлов, А.П. Толочко, А.В. Шеков). Таким образом, по вопросу о содержании пожалования Ярополка Киево-Печерскому монастырю к настоящему времени в историографии существуют три точки зрения. Согласно первой, поддержанной большинством исследователей, вклад представлял собой передачу обители четырех волостей в качестве земельной собственности. Согласно второй, печеряне получили только право сбора даней с этих территорий. И, наконец, согласно третьей, речь должна идти о передаче монастырю не волостей, а только некоторого количества сел, в них расположенных.

Анализ источников показывает, что «жизнь» (вопреки мнению И.Я. Фроянова) это недвижимая собственность феодала, объектами которой могли быть дворы, села, города и даже волости. Наиболее подходящим эквивалентом летописной «жизни» может служить понятие «домен». Установлено, что домениальные владения Ярополка находились на землях, подконтрольных Владимиру-Волынскому, Турову и Киеву. Вклад Ярополка не предполагал отчуждения земли в пользу монастыря. Как, впрочем, не предполагал он и передачи обители права взимания дани с княжеских волостей. Речь может идти только о пожаловании монастырю части от собираемых с княжеских владений доходов десятины. Согласно «Уставу князя Владимира о десятинных, судах и людях церковных», отчисления должны были производиться «из домов на всякое лето десятое от всякого стада и от всякого жита». Дополнительным аргументом в пользу справедливости данной точки зрении может служить посмертная похвала Ярополку, читающаяся в летописи под 6594 (1086) г. На всем протяжении ПВЛ это единственный княжеский некролог, в котором говорится о выплате десятины. Таким образом, вклад Ярополка представлял собой вполне традиционный для Древней Руси способ обеспечения церкви. Поэтому есть основания полагать, что объектами монастырского землевладения в период его формирования (вторая половина XI в.) выступали исключительно села.

Литература

Милютин В.А. О недвижимых имуществах духовенства в России // ЧОИДР. 1859. Кн. 4. С. 1-118. Фроянов И.Я. Киевская Русь: Главные черты социально-экономического строя. СПб., 1999.

Ю.А. Артамонов


Комментировать


девять × 6 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru