Технократический характер образования в условиях рынка | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Технократический характер образования в условиях рынка

Рассматриваются вопросы технократического характера развития современного образования. Обосновывается необходимость его реформирования в соответствии с потребностями безопасного социоприродного развития мира. Ключевые слова: образование, университет, техногенное развитие общества, рыночная экономика, наука, техносфера, природа.

Образование является социальным институтом, концентрирующим в себе функции обучения и воспитания в соответствии с потребностями меняющейся эпохи.

Эту эпоху некоторые исследователи характеризуют как информационно- техногенную [5], имея ввиду совокупный процесс преобразований общества, природы и человека при помощи научно-технических производительных сил и новейших технологий. Становление общества, соответствующего данной эпохе, происходит в прединдустриальный период в западноевропейском регионе (XVXVIII вв.).

В этот период осуществляются глубинные социальные, экономические, научные и технические изменения, совершается переход от аграрного к мануфактурному типу производства, от феодального к капиталистическому типу организации общественного хозяйства, от сельскоземледельческого к городскому образу жизни, существенно увеличивается количество университетов, в стенах которых изучается мир в целостности. Дальнейшее развитие машинной технико-технологической базы в совокупности с рыночными и научными преобразованиями подготовило промышленный переворот (конца XVIII – начала XIX вв.) и переход социума к техногенной стадии своего развития [4; 6; 14] – вначале индустриальной, промышленно-городской, а впоследствии (с середины ХХ в.) – к постиндустриальной. Взаимопереплетение интересов рынка (бизнеса), научной сферы и технических инноваций явилось ускорителем научно-технического прогресса, а заодно и расширения технократизма развития либерально- экономического общества, вовлечения в его орбиту аграрных социумов, переходящих к индустриальной стадии своего хозяйствования.

Образование является одним из существенных факторов воспроизводства современного общества и поддержания технократизма его развития. Университет, классический облик которого сформировался в XIX веке, объединяет в себе универсальную подготовку, то есть образовательный процесс, наряду с профессиональными знаниями и возможностью приобщиться к научно-творческой работе, вбирает в себя и воспитательную функцию, несущую ценностно-оценочную компоненту. «Между тем, в наши дни, – подчеркивает В.А. Рыбин, – реальное положение дел столь значительно отклоняется от заявленного идеала, что это заставляет говорить о глубоком кризисе системы университетского и всего высшего образования как в России, так и во всем мире» [12, С.7].

Среди проблемных зон образовательной сферы он отмечает узкоспециальную подготовку выпускников, отсутствие гарантии будущего трудоустройства по специальности, ущербность (ввиду ее сокращения) подготовки по гуманитарным дисциплинам, которые формируют нравственный облик будущего выпускника, и как итог – отсутствие заявленной универсальности образования [12, С.9-14]. Действительно, стремительно увеличивающийся на протяжении 200 лет объем знаний обусловил размежевание научных дисциплин, обеспечив тем самым узконаправленную подготовку специалистов.

Человек в развитом техногенном социуме, вовлекаясь в «вихрь» технических инноваций, оказывается не готовым адекватно воспринять, проанализировать все многообразие накопленных знаний, поэтому взамен рационального понимания научно-технологических достижений у него формируется состояние внутреннего напряжения, утраты способности выстраивания собственной жизненной стратегии, сопровождающееся массовой депрессией. Но если В.А. Рыбин обращает внимание на антропологический кризис в системе образования и необходимость его корректировки путем расширения культурной и воспитательной составляющей в образовании с опорой на философию, то мы считаем, что современный кризис – это закономерное следствие технократизма общественного развития, где образование является лишь подсистемой техногенного общества, транслирующей (хотя и с запаздыванием) его цели, ценности и смыслы.

Как отмечает Е.А. Дергачева, в понятии «техногенное общество» компонент «техногенность» указывает на обусловленность развития общества техникой и технологиями, а также качественные изменения в самом социальном организме и связанных с ним природно-биологических системах вследствие расширения социально создаваемой искусственной среды жизни – техносферы. Последняя вбирает в себя не только промышленные комплексы, научно-исследовательские лаборатории, но и широкий спектр синтетических химических веществ, становящихся составляющими биосферных биогеохимических циклов. К основополагающей характеристике техногенного общества, кроме уже отмеченных, она относит либеральную экономику, в которой и посредством которой создается рациональный комфортный мир техносферы – индустрия и урбанизированные поселения во всем их многообразии.

Если в индустриальном обществе промышленность является источником активного загрязнения естественной природной среды (биосферы), то в постиндустриальном обществе при повсеместном контроле за показателями экологичности производств происходит насыщение природно-биологических систем (и организма человека) искусственными веществами небиосферного происхождения, массовое производство биотехнологических организмов и продуктов питания. Человек, являясь существом одновременно социальным и биологическим, также подвергается техногенным трансформациям – нарастающему ослаблению природного популяционного здоровья и одновременно его восстановления различными искусственными способами – от лекарств до технических приспособлений на фоне социально развиваемых технологий, благодаря чему и достигается относительный прирост продолжительности его жизни в развитых странах.

Обобщая эти и другие черты техногенного развития общества, Е.А. Дергачева справедливо рассматривает такое общество в единстве его социальных, технико-технологических и природных связей (а в более широком – как комплекс интегрированных социотехноприродных процессов) [8, С.11-27, 34-36], с чем можно согласиться. Но если современное социально-техногенное развитие постепенно охватывает все мировое пространство, неся в себе не только положительные, но и отрицательные эволюционные трансформации, сопровождается разрушением естественных природных условий жизни человека и биосферных организмов, то расширение систем обучения за счет их дополнения гуманитарной составляющей и выпуска профессионалов, обладающих широким общекультурным кругозором, не решит проблем кризиса в образовании. Здесь необходим пересмотр стратегий технократического общественного развития в либеральной экономике, политике, науке, производстве, а затем их адаптация в образовательную среду, в том числе и посредством философии, аккумулирующей в себе весь мировоззренческий потенциал человечества.

Закономерно возникает вопрос: почему реформирование системы образования идет по пути сокращения образовательных блоков в условиях, когда под угрозой существования вследствие социально-техногенного развития мира находится сама человеческая жизнь и та среда, в которой возможно существование человека и биологических организмов? И здесь рассуждения нас вновь возвращают к либерально-экономическому устройству мира, его целям и ценностям получения доходов, не взирая на судьбы общества и беспощадной эксплуатации биосферной природы [7]. Поэтому вполне правдоподобными представляются чаяния трансгуманистов о том, что поскольку невозможно решение экологических проблем в перспективе, то необходимо осуществить проект перевода человека в полностью искусственное тело (приблизительно к середине – второй половине текущего столетия), в котором только и возможна будет жизнь самого человеческого существа [11].

Все эти и многие другие вопросы распространения глобальных искусственных изменений на планете не входят в орбиту интересов современного образования. Рыночная экономика в лице экономических и политических элит (бизнеса и государства) манипулирует расходами на сферу образования, замещая ценностно-ориентированные мировоззренческие гуманитарные блоки дисциплин целерациональными прикладными, связанными с широким спектром применения современных технологий в сфере занятости, направленными на усиление технической составляющей в общей системе современного мироустройства.

Прикладные дисциплины формируют профессиональный облик будущего специалиста, определяют его одностороннюю функциональную принадлежность в системе разделения труда. Рациональность рынка приводит не только к научной изоляции ученых, невозможности вести междисциплинарный диалог, но и к непониманию системных проблем в обществе и природе, неспособности видеть мир в целостности его взаимосвязей как простыми гражданами, так и элитами современного мира.

Все эти тенденции наводят на мысль о том, что будущее общество формируется вовсе не как когнитивное, а как информационно фрагментированное, ценностно-ущербное, где каждый специалист обладает набором компетенций в форме информации по заданному направлению работ и не способен широко применять полученные в обучении знания, квалифицированно обсуждать смежные проблемы с представителями из других наук. Поэтому так смело транснациональный бизнес, выступая проводником рыночных интересов и максимизации прибыли, лоббирует собственные проекты, убеждая население в лженаучности климатических изменений, необходимости упразднения экологических стандартов [3], безвредности трансгенных продуктов питания, безопасности фармакологических препаратов, превалировании пользы быстрого распространения различных биотехнологий над сохранением естественных биосферных организмов. Неумение логически мыслить приводит к потере человеком контроля над собственной жизнью, ее безопасностью в условиях распространения социально- техногенного развития мира.

Образование, руководствуясь утилитарными интересами бизнеса и имитируя «знаниевые» услуги, слепо воспроизводит покорную рабочую силу без права на ответственное формирование собственного будущего. Покорную потому, что в условиях нарастания технологической безработицы труд человека все более замещается машинным. Поэтому индивид, не имея выбора и обладая лишь фрагментарным образованием, в условиях избытка предложения рабочей силы будет вынужден соглашаться на менее оплачиваемый труд.

Несмотря на справедливые запросы времени, суть современного высшего образования сведена к обучению и подготовке узких специалистов, что существенно упрощает образовательный процесс, сводит его к обучению решения стандартного набора задач в узкопрофессиональной области. Модель образования, которую по меткому выражению В.И. Маслова, «нужно было бы менять еще вчера» [10, С.84] остается неизменной и по-прежнему направленной не в будущее, а в прошлое.

В обществе, основанном на знании, как справедливо отмечает А. де Гирус, единственным источником долговременной конкурентоспособности является умение учиться быстрее, чем твои конкуренты [2]. Однако образование отстает от потребностей времени даже в странах развитого капитализма таких, как США, на что обращает внимание Д. Бок, отмечая, что за последние полстолетия за исключением некоторых технических прикрас высшее образование осталось неизменным [1, С.46]. Стратегическая роль образования была подчеркнута еще в 1960-х гг. адмиралом США Х. Риковером, который отмечал, что приоритет СССР перед США – в системе образования, а не в оружии. Действительно, по данным ООН, к самым образованным поколениям прошлого века относили советскую молодежь [10, С.84]. Однако, по данным на 2015 г., Россия в рейтинге стран мира по индексу уровня образования находится всего лишь на 34 месте [11]. Здесь справедливо замечание О. Четвериковой о том, что в советский период население воспитывали как элиту в противовес сегодняшнему времени, когда наблюдается демонтаж системы образования как таковой [15].

Несомненно, образование является на сегодняшний день одним из основных гарантов экономической стабильности общества. Но помимо этого одной из его основных функций выступает также подготовка специалистов, профессиональная деятельность которых должна сочетаться с пониманием необходимости гармоничного сосуществования общества с окружающей естественной природной средой, их устойчивого развития. Эта задача пока не осуществима, если рассматривать образование только как один из секторов экономики, способствующий динамичному формированию техносферы. Наука также оказывается вовлеченной в «сети» рыночной экономики, так как бизнес определяет ориентиры для научных проектов в форме финансирования приоритетных исследований [9].

В авангарде науки стоят прикладные разработки, основанные на совершенствовании технологий, поскольку именно они позволяют приносить прибыль корпорациям в краткосрочной перспективе. Фундаментальные исследования, рассчитанные на долгосрочные перспективы получения результатов с призрачными возможностями их последующего внедрения в производство и жизнь финансируются в меньшей степени. К фундаментальным исследованиям относятся вопросы изучения изменений современного мира, в том числе развития его техногенных процессов. Складывается ситуация, когда научные достижения (в основе своей прикладные разработки), адаптированные под процесс обучения, спустя какой-то период времени становятся доступными в сфере образования. Таким образом, образовательная среда концентрирует свой процесс обучения вокруг воспроизводства специалистов по обслуживанию и совершенствованию техники и прикладных технологий.

Возникает замкнутый круг: экономика, наука, техника, технологии, производство, образование, каждый элемент которого участвует в поддержании и расширении технократизма развития современного мира, и в меньшей степени – изучении вопросов предотвращения опасных тенденций такого развития. О неразрешимости решения пока вопросов перехода человечества к устойчивому социоприродному развитию красноречиво свидетельствует отсутствие консенсуса на международном уровне по вопросам климатических изменений, от участия в обсуждении которых устранились США. Проникшие в образовательную среду коммерческие отношения на современном этапе еще больше усиливают свои позиции.

Образовательные учреждения, ориентированные на современный капиталистический мир торговли и предпринимательства, не могут не учитывать в своих учебных планах потребности этого мира. К примеру, в переподготовке медицинского персонала в США активно участвуют крупные фармацевтические корпорации. С тревогой на эту тенденцию смотрит даже 25-й президент Гарвардского университета Д. Бок, который предостерегает, что это может привести к разрушению учебного процесса и превращению его в рекламную компанию товаров спонсоров [1, С.107]. Его мнение тем более вызывает интерес, так как американские университеты сами являются крупными корпорациями, в управлении которыми участвует совет попечителей, состоящий из наиболее богатых и влиятельных выпускников этих вузов. Эти коммерческие учреждения не только готовят студентов, но и выполняют исследовательскую работу по заказу государственных структур и крупных корпораций. Открытия ученых, имеющие прикладное значение, приобретают непосредственную рыночную ценность.

Это приводит к кооперации интересов крупных исследовательских университетов и бизнеса, дающего возможность воплотить результаты академических исследований в новые товары и технологии. Все эти тенденции свидетельствуют о том, что профессиональные знания становятся товаром, пользующимся немалым спросом. Востребованность научных знаний на современном рынке и открывшиеся возможности коммерциализации современных университетов связаны с появлением сложных и наукоемких технологий, реализация которых требует не только финансовых вложений, но и специализированных высокопрофессиональных знаний. Таким образом, образование, обслуживающее технократические интересы бизнеса, не может способствовать решению острейших социальных и экологических проблем. Либеральная экономика объединяет в своих корыстных интересах науку, технологии, производства и сферу образования.

Однако чрезмерная капитализация научных знаний и образовательных услуг, оборачивающаяся в перспективе распространением искусственных процессов и разрастанием техносферы, таит в себе огромные риски. Эти риски могут иметь негативные последствия как для последующего развития самой науки и образования, так и для общества в целом и той среды, в которой протекает жизнедеятельность человека. Образование представляет собой ресурс, который можно было бы использовать для гуманизации технократического либерально- экономического развития современного мира.

И такая задача требует самых серьезных обсуждений на государственном и международном уровнях с привлечением широких слоев научной общественности, экономических и политических элит и организаций. Высококвалифицированный специалист будущего – это специалист, обладающий фундаментальными знаниями для познания мира, анализа явлений, выработки собственной позиции и отношения к окружающей действительности.

Список литературы

1. Бок, Д. Университеты в условиях рынка. Коммерциализация высшего образования / Д.Бок. — М., 2012.

2. Гирус, А. де Живая компания. Рост, научения и долгожительство в деловой среде / А. де Гирус. — СПб., 2004.

3. Гор, А. Атака на разум / А. Гор. — СПб.: Амфора, 2008. С.307, 312.

4. Демиденко, Э.С. Техногенное общество / Э.С. Демиденко // Глобалистика: Энциклопедия. — М.: “Радуга“, 2003. — С. 1000-1001.

5. Демиденко, Э.С. Философия социально-техногенного развития мира: статьи, понятия, термины / Э.С. Демиденко, Е.А. Дергачева, Н.В. Попкова. — М.: Всемирная информ- энциклопедия; Брянск: Изд-во БГТУ, 2011. — С. 94, 121, 127.

6. Демиденко, Э.С. Техногенное развитие общества и трансформация биосферы / Э.С. Демиденко, Е.А. Дергачева. — М.: Красанд, 2010. — 288 с.

7. Дергачева, Е.А. Противоречия экономической рационализации техногенной общественной системы / Е.А. Дергачева // Ученые записки Российского государственного социального университета. — 2008. — №3. — С.18-26.

8. Дергачева, Е.А. Философия техногенного общества / Е.А. Дергачева. — М.: Ленанд, 2011. — 216 с.

9. Дергачева, Е.А. О противоречивости научной и технико-технологической рациональности в техногенном общественном развитии /Е.А.Дергачева // Вестник Воронежского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». 2006. №1. С.169- 179.

10. Маслов, В.И. Роль образования в современном мире / В.И. Маслов // Век глобализации. — 2013. — № 2 (13). — С. 88.

11. Рейтинг стран мира по уровню образования. URL: http://gtmarket.ru/ratings/education-index/education-index-info (дата обращения: 01.09.2017).

12. Россия 2045. URL: http://2045.ru/ (дата обращения: 20.09.2017).

13. Рыбин, В.А. Университет XXI века: Антропологические перспективы образования и культуры / В.А. Рыбин. — М.: Либроком, 2012.

14. Степин, В.С. Научное познание и ценности техногенной цивилизации / В.С. Степин // Вопросы философии. — 1989. — № 10. — С. 3-18.

15. Четверикова, О. Трансгуманизм грозит стать «новым фашизмом» с делением людей на «элиту» и «человеческий материал» / О. Четверикова. URL: http://glav.su/threads/1078253/ (дата обращения: 05.08.2017).

Т.А. Колесник


Комментировать


− 2 = четыре

Яндекс.Метрика