Туристический маршрут для автотуристов. В Академгородок – Борок

Милые гости! А сегодня наше повествование приведёт Вас в академический городок Борок. И наш рассказ начинается. Это небольшое путешествие всего удобней для тех, кто располагает автомобилем, но и на велосипеде тоже, конечно, можно. Вам нужно выехать из нашего города по улице Успенской (Титова) и двинуться по шоссе, идущему на север, к железнодорожной станции Волга. Уже через пять километров слева от дороги Вы увидите нашу мышкинскую станцию газопровода «Сияние Севера». Её современный индустриальный облик хорошо согласован с ландшафтом и не портит лесного и полевого окружения, а скорей разнообразит его.

Затем дорога пересечёт деревню Зарубино с домами в красивой резьбе и старинным бревенчатым магазином у самого шоссе. Все деревни здесь очень близко к друг другу, они «нанизаны» на дорогу, словно бусинки на ниточку. И каждая по-своему любопытна. В следующей деревне Коптево ваше внимание привлечёт монументально могучая фигура Солдата-Победителя, этот памятник приволжцы воздвигли в честь всех живых и мёртвых участников Великой Отечественной войны, своих земляков. Но мы полагаем нужным говорить не только о том, что можно увидеть на самом шоссе, а и об его ближайших окрестностях. И нашим первым таким «экскурсом» станет древнее село Кривец.

Дорога в него сворачивает вправо с нашего шоссе сразу же за Зарубиным и уже через пару километров вы увидите и поредевший старинный парк, и отдельные с барских лет уцелевшие постройки и остатки дворянской усадебной церкви. Сегодня Кривец переживает не лучшие времена /здесь дом престарелых с весьма своеобразным контингентом/, а некогда был самой ранней по времени создания классической барской усадьбой ярославского приволжья. Дворяне Кожины, ведущие свой род со средневековья, здесь много строили и украшали.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Но, может быть, у Кривца в будущем окажутся и неплохие времена, сейчас изучается вопрос о переселении его нынешних обитателей. А по дороге, бегущей на север, одну за другой вы увидите невеликие деревеньки прежде целой волости ремесленников-гончаров. Это был район самой глубокой традиционности и даже патриархальности в изготовлении глиняной посуды. Здешние «горшали» применяли те же навыки, приёмы и инструменты, что и их великие предки, и в их домах ещё сохранились стародавние изделия дедов и прадедов.

В деревне Синицыно был один из центров самого коренного здешнего гончарства. /Здесь даже ручей Гремец, пересекающий шоссе, «гремит» не по камням, а по развалам древней керамики! А в ближайшей деревеньке Хохловка у крайнего дома целый «курганчик» вырасший над отвалами черепков от неудачных обжигов…/ Но Синицино было славно не только своими гончарных дел мастерами. Здесь родился и начал свой творческий путь один из ведущих советских писателей-прозаиков Василий Смирнов. Его первые романы «Гарь» и «Сыновья» были написаны по впечатлениям местной сельской жизни, а романэпопея «Открытие мира» продолжал их тему и был известен всей советской России.

И здесь в Синицыне у нас очередной экскурс-отвлечение на ближайшую окрестность. Сразу за Гремцом, по сельской улице свернув вправо, вы тихо поедите деревенской улицей и сразу за нею увидите безлюдное сельцо Рудина Слободка. Собственно, от него остался живописно раскинувшийся у впадения Гремца в Волгу ансамбль храма иконы Тихвинской Божией Матери, церковь XVIII века в целом сохранила не только свой облик, но и святые ворота, ограду с башенками и остаётся в речном приволжском ландшафте одной из лучших встреч на нашем пути. Рудина Слободка – это очень дивное место, оно было обитаемо ещё с каменного века.

А в средневековые времена оно было центром добычи болотной железной руды. И по её истощению жители всей обширной округи обратились к гончарству. Рудина Слободка – их признанный духовный центр. В прилегающем лесу тридцать лет прожила в скитском уединении известная праведница старица Ксения. Сюда к ней приезжал великий русский молитвенник о. Иоанн Крондштатский. Здесь всю свою жизнь прослужил очень уважаемый в краю «горшалей» батюшка о. Александр Невский. Многопамятна Рудина Слободка… Но нам пора продолжать свой путь на север! Следующее селение на нашем пути – это Крутово. Оно памятно тем, что здешние «горшали» на грани XIX-XX столетий изобрели двойной обжиг своих изделий, применили удачные усовершенствованные печи для обжига посуды /«горны»/ и научились украшать её богатыми многоцветными глазурными орнаментами.

Своим «звонким», далеко известным прошлым Крутово всецело обязано своей звонкой красивой посуде! А у целого «гнезда» деревень, стоящих вокруг Папоротного, другая слава. Военная… В самом Папоротном размещался штаб зенитного дивизиона в Великую Отечественную войну защищавшего железнодорожный мост через Волгу, а в полях были расставлены батареи орудий. Сам красиво вознёсшийся над рекой мост уже виден впереди чуть справа, а в полях давно заросли травой и кустарником огневые позиции батарей и осветительных вышек и почти пропали дороги, по которым из Папоротного возили на лошадках боеприпасы к орудиям, отражавшим частые немецкие налёты на мост.

Дивизион был отдельной, во многом очень особой воинской частью. Он прошёл долгий боевой путь от западной границы до наших мест и обратно на Запад, до Вислы. Девизион был… девичий! Девчата-зенитчицы воевали с врагом, «воевали» с неустройствами солдатской жизни, плакали и стреляли и защищали, спасали мост, снабжавший всем необходимым целых два фронта – Западный и Северо-Западный. Памятью обо всех этих днях осталась мемориальная доска на здании бывшего штаба в Папоротной, оно стоит у самой дороги, с левой стороны… А дальше – станция Волга.

Здесь сохранился старый первоначальный, хотя и весьма изменивший свой облик железнодорожный вокзал, построенный ещё в семидесятые годы XIX века. А дальше, к западу стоят сегодня уже опустевшие и заброшенные краснокирпичные корпуса старинной текстильной фабрики. Шум её станков стих, быть может, навсегда, а ещё в недалёком прошлом были и составы с хлопком из Средней Азии, и большой спрос на здешние ниточки, и давние связи с десятками городов-заказчиков. Но наше небольшое путешествие продолжается, мы одолели только половину его. Нам ехать по шоссе к станции Шестихино, это близко – всего десять километров.

А по пути мы увидим тихую полевую реку Сутку, живописную приречневую деревню Горка со стародавним домищем чуть не XVIII века и церковь села Поповка, изящного выходца из того же далёкого столетия. Чуть выше Горки она красиво вознесёт над рекой и деревьями свою изящную колокольню и старинное пятиглавие. А вот и Шестихино с его неожиданным едва не конструктивистским двухуровневым вокзалом. Его в конце прошлого века по проекту московского архитектора С.П. Бурицкого построил знаменитый полярник И.Д. Папанин как эффектную «прихожую» академгородка Борок. Но вокзал не единственный памятник архитектуры на крохотной станции.

На противоположной стороне дороги за каскадом прудов /бывшими карьерами кирпичного завода графов Куракиных ваш взгляд привлечёт едва не готический облик особнячка графского управляющего башенка, двери, окна, крылечки, печные трубы – всё навевает образы Прибалтики возврат к Готике, столь нежданный в глубине коренных русских земель. А наша дорога всё спешит на север и вот уж, проскочив местечко с забавным именем Задняя река /бывшую усадьбу старинных дворян Желябужских, а потом мышкинских купцов Ершовых/ приводит нас в некую «Ярославскую Швейцарию». Здесь на нескучных то пологих, то обрывистых берегах реки Ильдь некогда красовалось целое «ожерелье» богатых дворянских усадеб.

И сегодня ещё взору любопытного путешественника многое скажет дворец князей Волконских в Андреевском /это слева перед самой Ильдью/, остатки усадьбы Мурзино /дворян Шебеко/, справа за Ильдью. А с другой стороны шоссе путник заметит эффектный дворянский храм в Марьине. Ниже по течению реки недалеко есть ещё один прелестный храмовый комплекс в Кузьмодемьянском, но дорога к нему очень нехороша. А вот Верхнее-Никульское, чей великолепный храм открывается справа от шоссе, стоит посетить.

Там много славной памяти и вечной красоты. Усадьба известных в ярославском верхневолжье дворян Глебовых оставила нам запоминающийся храмовый ансамбль, включающий саму церковь Пресвятой Троицы, дом священника, библиотеку, гостевые помещения, ограду со Святыми воротами. Здешний храм вполне уникален для всей сельской Ярославии. Его первоначальный объём – это крестообразная в плане постройка, восточный и западный концы креста оформлены одинаково, повторяя форму полуциркульной апсиды, увенчанной лучковым фронтоном. Окна храма украшены палладианскими наличниками, карнизы сложны и благородны в деталях. Пятиглавие этого храма убеждает, что строители обладали большим опытом и трудились под хорошим надзором. Четыре восьмигранных башенки, установленные над ветвями креста, тесно сдвинуты к пятой, стоящей над крутой крышей четырёхдольного свода, перекрывающего интерьер летней части их храма.

Они создали динамичную и стройную группу. Ломаные, строгих очертаний пилястры, украсившие углы башенок, сложные карнизы, перекликающиеся с карнизами здания, и эффектные почти во всю высоту каждой грани – таков богатый набор выразительных средств, представивших пятиглавие очень нарядным и благородным. Храм Троицы выглядит неким элегантным пришельцем из немалого города. Ему не с кем соперничать во всём западном прибрежьи Волги. С храмом, как и с самим селом, связано много славной памяти, много замечательных имён, а самое яркое человеческое явление его истории – это его знаменитый настоятель отец Павел /Груздев/ всероссийски известный молитвенник, страдалец за веру, мудрец и провидец.

Происходя из хорошей, духовно одарённой крестьянской семьи, он с детства приобщился к монастырскому укладу жизни и долго был верен ему, странствуя из одной погубляемой советской властью обители в другую, пока суровая судьба не привела его в «обитель» тюремную, в советский северный концлагерь. Воля Божия и крестьянская закалённость спасли его и в тех страшных условиях, и он в дни советской «оттепели» пришёл сюда, в Никульское служить Богу и людям. Его святые подвиги, его глубокая житейская мудрость принесли ему широкое признание и уважение и дружбу со многими замечательными русскими учёными, писателями и художниками. Они посещали здешний храм, молились в нём и принимали о. Павла у себя в Москве. А учёные академгородка Борок были постоянными прихожанами отца Павла. В Никульском до сих пор живёт много воспоминаний об этом удивительном священнике, премудром праведнике ушедшего столетия…

И в целом это селение словно некий венок доброй памяти. Здесь сохранён и благоустроен впечатляющий некрополь дворян Глебовых, здесь оберегаемо сохранена могила матери здешнего земляка старинного знаменитого художника академика Ф.Г. Солнцева. И на здешнем кладбище нашли свой последний приют многие славные русские учёные, чей путь пролёг через непростые советские годы, лишения и страдания /не миновав ГУЛАГа/ и окончился здесь, в глубокой провинции, и на красивом гористом кладбище Никульского, живописно устроившемся над тихим плёсом Ильди. Гуляя по дорожкам этого уникального кладбища, встречаешь много замечательных надгробий, для гостя оживает немало славных имён.

И средь них – звезда первой величины – известный советский биолог Б.С. Кузин, прошедший и годы молодых надежд, и советские концлагеря, и глубину недоверия власти к свободомыслящему интеллигентному человеку и… счастье новых больших открытий. О многом можно задуматься в этом месте нашего пути… А впереди и сам Борок. Его постройки уже видны впереди в разливах зелени старинного усадебного парка. Побывать здесь и интересно и поучительно. Стародавняя помещичья усадьба богатых дворян Щепочкиных и прекрасными стараниями поляр-ника И.Д. Папанина превращенная в маленький прелестный очаг городской цивилизации, столь неожиданный в просторах сельской провинции. Борок – это подлинная биологическая столица Верхневолжья. Здесь с папанинских лет успешно работает Институт изучения биологии внутренних вод. Но он не единственное научное учреждение Борка. Здесь действует геофизическая Обсерватория Академии Наук России.

И в Борке создан Отдел Страхового Фонда Архива Академии наук России. Таково чисто научное содержание академгородка Борок. А ещё здесь много прелестной обустроенности, природной красоты и бережного сохранения истории. Путник с удовольствием будет гулять по улицам-аллеям, побывает в берёзовом, а потом в хвойном массивах парка, посетит пять (!) музеев академгородка. Это музей – усадьба известного революционера-народника Н.А. Морозова – шлиссельбуржца, музей художника академика Ф.Г. Солнцева, музей великого путешественника, адмирала И.Д. Папанина, музей природы, музей-аквариум. Каждый из этих небольших, но содержательных музеев по своему интересен и примечателен. Но может быть, не менее интересна разновременная, но уже историческая застройка Борка, его лучшие здания, спроектированные С.П. Бурицким, и памятники И.Д. Папанину и Н.А. Морозову. Особенно впечатляющ морозовский памятник.

Почётный член Академии наук Советсвого Союза, старейший русский революционер, «единственный советский помещик», сидит, опершись рукой о колено, опустив на другое раскрытую книгу. Он не весел и отнюдь не «устремлён в будущее». Своим мысленным взором он скорей устремлён в прошлое… И в прошлое Родины и в свои собственные молодые годы… В своё молодое дерзновение на цареубийство, в своё страшное двадцатипятилетнее тюремное заключение, в свои неустанные попытки осмыслить глубины земного мира и глубины человеческой души. И… как непохожим оказалось свершённое советской властью на его мечты и надежды.

Однажды он скорбно сказал: «Если бы мы знали, что дело закончится вот этим, мы никогда бы не начали…» Не этот ли миг горького прозрения запечатлён в прекрасном памятнике на взгорьи Борковского парка? В Борке многое можно посмотреть, в том числе и его речной порт, где и ждёт выхода в плавание научный флот биологического института. Рейсы этого флота бывают очень и очень далёкими, по всей матушке Волге. А один из его кораблей сейчас занимается изысканиями… в Армении! На «армянском море», чудесно красивом озере Севан. …А мы продолжаем свой рассказ.

И советуем путнику не завершать своё путешествие в Борке, а при наличии времени продолжить его ещё на пять километров к северу по той же удобной красивой дороге. Что его там ждёт? Во-первых, самые лучшие виды на просторы моря с их водной бескрайностью и с «вставшими» на горизонте островами Святой мох и Шуморовский. А далее прямо на шоссе их ждёт старинное село Веретея. Это селение тоже не из обычных. Здесь содержательный сельский музей, чья смотрительница Галина Владимировна Бурша обстоятельно расскажет и о своём селе и об его людях. Здесь много памяти о строительстве рукотворного моря.

Здесь два впечатляющих храма, один из которых очень органично сохранил основные мотивы далёкого зодчества русского средневековья, а другой невысокий «низменный» удивит своими громадными, едва не античными интерьерами и одними из самых последних росписей российского имперского времени. И величественный главный храм, и удивительно просторный его сосед создали в Веретее запоминающийся ансамбль, каких на нашем пути и не встречалось.

Окрестности Веретеи живописны, село известно и своей стариной и своими названными здесь памятниками архитектуры и своим смелым начинанием по возрождению древней всероссийски значительной Мологской ярмарки и желанием создать здесь историко-культурный комплекс «Новая Молога», который своими выставками и экспозициями способен много сказать о родном прошлом. Вот и завершилось наше путешествие в ярославский академгородок и знакомство с его ближайшими окрестностями.

А из Борка или из Веретеи можно возвратиться в Мышкин или Углич, а гость-петербуржец сможет по той же дороге через посёлок Брейтово и через Весьегонск отправиться прямо домой. Но стоит предупредить, что этот путь сулит очень мало возможностей выходов к морю и рекам, а потому может быть, спокойней и надёжней отправиться назад уже хорошо знакомым путём.

В.А.Гречухин


Комментировать


восемь × 4 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru