Тяжкие дни оккупации

Тяжкие дни оккупации

Тяжкие дни оккупации

22 июня 1941 года война обрушилась и на Тарусский район. «В районе в первые месяцы войны царила растерянность. Слабое районное руководство не сумело перестроить работу на военный лад. В районе стали распространяться ложные, часто провокационные слухи. Крестьяне почти перестали выходить на работу в колхозы и были заняты в основном на своих огородах. Горько читать протоколы заседания райкома партии и райисполкома того времени. Было принято много нужных и правильных постановлений, но ни одно из них не было выполнено. Например, значительная часть лошадей была забрана на фронт. Ни районные, ни местные руководители не нашли выхода из создавшегося положения, как это было в других районах. В результате оборонный фонд сена для Красной Армии так и не был создан. Невыполненным осталось постановление о сборе теплых вещей для Красной Армии» (из «Книги Памяти»).

В это время в районе идет мобилизация. Многие жители района, и мужчины и женщины, добровольно отправляются на фронт защищать Родину. В этой статье я назову много имен — жителей Тарусы и района, которые внесли свою лепту в борьбу с немецко-фашистским захватчиком, думаю, что это справедливо. Еще жива в памяти нашей боль от потерь родных, близких, друзей. Пока мы живы — мы будем помнить о них. Их имена я нашла в «Книге Памяти» Калужской области, в материалах тарусской районной газеты «Октябрь» за несколько лет. Спасибо журналистам нашей газеты, которые кропотливо из года в год занимаются поиском родных и близких участников войны и по их рассказам увековечивают их имена.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

В первые дни войны добровольцами ушли на фронт медицинские работники Калинушкина, Костикова, Образцова, Векшина. Значительная часть коммунистов уходила на фронт по партийной мобилизации. Кроме них А. А. Селезнев, В. М. Голубцов, С. М. Деулин, П. М. Корнеев, Г. И. Крылов, И. Ф. Кулаков, П. С. Рачков, И. П. Смолин, С. А. Демидов, А. М. Васин, В. Г. Сазонов, Н. Г. Сазонов были направлены в Тульский добровольческий коммунистический полк политбойцов. Тем временем «районные власти никак не могли справиться со строительством бомбоубежищ, срывались занятия с бойцами народного ополчения, не смогли организовать изготовление саней военного образца».

А враг неуклонно приближался к Тарусе. 24 октября 1941 года Таруса была захвачена и началась оккупация района, которая продолжалась 56 дней. В районе действовали две диверсионные группы: В. В. Аксенов (командир), Ф. Г. Шумилин (его заместитель), Н. Б. Булычев, В. С. Венков, В. Р. Тимохин — собирали сведения о противнике, выясняли количество боевой техники, устанавливали позиции орудий и т.п.; вторая группа состояла из работников милиции и НКВД, руководил ею сержант Хмель, они совершали операции в тылу врага. Однажды в Тарусе по доносу предателя были схвачены В. В. Аксенов и Ф. Г. Шумилин. Партизанам удалось бежать, но на их пути встретились немецкие солдаты. В результате перестрелки был убит Ф. Г. Шумилин, В. В. Аксенову удалось скрыться.

Немцы назначали в деревнях и в городе старост и квартальных. Район был наводнен немецкими войсками. Старосты должны были обеспечивать продуктами военные немецкие госпитали, то есть отбирать продукты у населения, резать птицу и скот. Немцы занимали лучшие дома и в городе и в деревнях. Прямо на улицах снимали с людей теплую одежду. Заставляли носить им воду. В Тарусе за водой ходили в Игумнов овраг.

Ольга Ивановна Андреева вспоминала, что ее мама и другие женщины приносили немцам воду из колодцев в овраге, где была раньше паровая мельница, вода в этих колодцах была грязная, для технических нужд. Это тоже был способ борьбы с врагом. Конечно, среди старост были и предатели. Ольга Андреева вспоминает: «Очень нехороший у нас был староста — придирчивый, злой. Много горя принес людям». После освобождения его расстреляли наши солдаты.

Но в основном старосты старались помочь жителям. Александра Сергеевна Шаповалова жила на улице Пролетарской. «Немцы назначили старостой дядю Ваню Андреева, — вспоминала она. — А я с его дочкой Шурой училась в одном классе. Так он всячески помогал людям. Предупредил нас, что немцы собираются угнать комсомольцев в Германию. Посоветовал прятаться». Хорошими людьми были старосты в селе Трубецкое — Михаил Сергеевич Зайцев; в деревне Шишкино; в деревне Бортники — Афанасий Захаров. После освобождения Тарусского района наши офицеры зачастую не разбирались, кто был каким старостой, и просто расстреливали их на месте, а семьи высылали. Татьяна Владимировна Щербакова вспоминает, что после войны, когда они стали летом жить в Тарусе, то обедали у Татьяны Михайловны (фамилию не помнит), которую во время войны немцы поставили квартальной, причем ее назначили по выбору жителей. Татьяна Михайловна была порядочным, добрым человеком. После освобождения города наши ее выслали. Из ссылки она вернулась в Тарусу, жила без пенсии, и, чтобы ее поддержать, Щербаковы и Оттены у нее столовались.

Вера Егоровна Ключникова вспоминает, как немцы выискивали красноармейцев и коммунистов. Ее отец, Егор Фомич Блинников работал в райкоме. Он не успел эвакуироваться: «К нашему дому немцы бежали с улицы Коммунальной. У нас на балконе мезонина сушилось белье. Немцы влетели в дом, схватили маму за шиворот и потащили на второй этаж, заставили ее снять белье (боялись, что там мог прятаться стрелок). Отца позднее дважды арестовывали. Недалеко от нас в кирпичном доме рядом с нынешним военкоматом у немцев была кухня, они ловили проходящих рядом жителей и заставляли их чистить картошку на этой кухне. После ареста отцу должны были «выписать пропуск на Глинищи» — это означало расстрел. Пропуск выписывала Варвара Вениаминовна Изачик, работавшая переводчицей в немецкой комендатуре. По просьбе отца она выписала ему пропуск в Трубецкое по месту высылки его семьи, где мы жили до переезда в Тарусу, и там еще остался брат матери. В Трубецком поселились у маминого брата Николая.

Каждый день утром и вечером приходили двое немцев, проверяли отца. Последний раз пришли 15 декабря вечером, забрали отца — он больше не вернулся. Выйти из дома можно было только после 8 часов утра. Утром мама послала меня в дом еще одного поднадзорного узнать, не забыли ли его тоже. За домом росли три дерева, под ними лицом вниз лежал человек, а в спине — черная дырочка. Нам было страшно его рассматривать, и мама попросила знакомого, дядю Ваню Дробикова, посмотреть. «Это ваш», — сказал он. Мама пошла в штаб за разрешением на похороны. Похоронили отца 17 декабря на деревенском кладбище, а 19 декабря в деревню вошли наши».

Жители района пытались помочь раненым бойцам Красной Ар мии, не успевшим уйти вместе с отступающей армией: разбираю их по домам и выдавали за своих сыновей или братьев. Федосы Максимовна Матвеева из деревни Гавриловка в дни оккупацю с помощью односельчан выходила 12 раненых советских бойцов и командиров. Они не думали о подвиге, эти замечательные люди но они его совершили — медицинские работники, врачи, фельдшеры, санитары и жители окрестных деревень.

На глазах у немцев в центре Тарусы в здании банка они спасали жизни раненых красноармейцев, которых после выздоровления должны были передать в немецкую комендатуру. Где хитростью, где обманом, под страхом разоблачения выполняли свой профессии нальный и человеческий долг врач-терапевт О. П. Черняева, медсе стры Ф. Л. Мартино, В. А. Ивановская, фельдшер И. А. Никитин няни Е. А. Чуваева, М. Е. Одинокова, больничная прачка М. Mapтынова. Узнав о «госпитале для русских», крестьяне стали привозить сюда раненых солдат из разных деревень. Выздоравливающих скрывали под видом больных. Если бы оккупация продлилась дольше, то, возможно, трудно было бы и дальше обманывать немцев. Таким образом, было спасено 69 раненых бойцов Красной Армии.

Жители старались помочь красноармейцам, которым удавалось выйти из оккупированной территории. Н. Г. Чуфистова вспоминает: «…Красноармейцы по партизанским связям приходили ночами в наш дом. Отец переодевал их в гражданскую (деревенскую) одежду. Молодых бойцов временно устраивали в сарае с сеном, мы их кормили тем, что было в доме, а когда наступала ночь, мама провожала их к партизанам». В. Г. Исаева рассказывает: «Немцы любили поиздеваться над нами, повторяя: «Русские свиньи! Москва — капут! Ленинград — капут! Руссиш — капут!» Конечно, над нами можно было изгаляться, ведь мы в их глазах были дикарями. В избе — шаром покати, мы сами в дранье и старье… Все, что можно было забрать, немцы давно забрали, а самое ценное мы сами попрятали… Валенки спрятали, шерстяные вещи, галоши, одеяла… А остальное, что немцы разграбили, они все на себя надели (для тепла) — платки на шею и в сапоги (вместо портянок), кофты под форму..»

В первые дни оккупации немцы начали собирать народ, включая и совсем маленьких детей, для отправки в Германию. Людей гнали в сторону Ферзикова, по дороге отбирали теплые вещи. Зима 1941 года была очень суровой, поэтому многие люди, особенно маленькие дети, отморозили ноги. Люди дошли до деревни Сашкино. Прошел слух, что советские войска начали наступление. Счастье, что немцы, убегая, не расстреляли людей. Все вернулись в свои деревни, в свои разграбленные дома.

49-я армия под командованием генерала Г. Захаркина перешла по льду Оку и освободила села Волковское и Кузьмищево. 18 декабря советские войска с трех сторон подошли к Тарусе. 19 декабря Тарусу освободили без боя.

Так началась мирная жизнь и работа в помощь фронту. Мобилизация на фронт продолжалась. «В годы Великой Отечественной войны на фронт было призвано 4300 жителей Тарусского района. Пять Героев Советского Союза и одного Героя России — людей, навеки вписавших свой подвиг в летопись Победы, взрастила тарусская земля. Это В. А. Беляев, А. А. Елдышев, А. П. Живов, Н. М. Севрюков, Г. И. Амелин (ныне живущий в Москве), проявившие мужество и героизм в суровые военные годы. Бессмертен подвиг нашего земляка, легендарного командарма 33-й армии М. Г. Ефремова, погибшего под Ржевом, которому присвоено звание Героя России. 1905 наших земляков погибли в боях, защищая Родину. Сегодня на территории Тарусского района находятся 11 братских воинских захоронений» (из газеты «Октябрь», 15 декабря 2006 года).

Э.М. Логинова


Комментировать


× три = 15

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru