Установление границы между республикой Ингушетия и Чеченской республикой

В данной статье рассматривается конституционно-правовая проблема, сложившаяся при установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой в 2018 году. Даётся оценка нормативно-правовым актам, принятым в рамках указанного процесса. Анализируются основные причины и исторические предпосылки, которые привели к возникновению проблемы.

Кроме того, описываются действия сторон в ходе спора и их последствия. Ключевые слова: Республика Ингушетия, Чеченская Республика, демаркация границы, межрегиональный конфликт. In the article we consider the constitutional legal problem which had risen during the establishment of border between The Republic of Ingushetia and The Chechen Republic in 2018. Assesses regulatory legal acts adopted in the process. Analyses the main causes and historical background that led to the problem. Moreover, actions of the parties during an argument and the consequences are described.

Key words: The Republic of Ingushetia, The Chechen Republic, border demarcation, interregional conflict. События, происходившие в 2018 году в Чеченской и Ингушской республиках, вызвали широкий общественный резонанс как на территории самих республик, так и по всей России. Заключение соглашения между двумя субъектами Российской Федерации и последующие события освещались на государственных каналах, активно обсуждались в социальных сетях. Первопричиной данных событий стал тот факт, что граница между Чеченской и Ингушской республиками не была точно определена после разделения Чечено-Ингушской АССР в 1992 году. В 1993 и 2003 годах были подписаны соглашения между республиками, которые, однако, не вносили достаточной ясности в вопрос о границе между субъектами. В 2013 году Рамзан

Кадыров подписал закон, согласно которому часть территории Сунежского района Ингушетии, в том числе село Аршты, должна была войти в состав Чеченской Республики. Тогда же произошло столкновение чеченских силовых структур с ингушской полицией в районе данного села. Новый виток напряжённости вокруг Чечено-ингушской границы произошёл в августе 2018 года, когда рабочие дорожных организаций из Чечни начали строить дорогу в районе границы с Ингушетией. Вскоре после этих событий, 26 сентября 2018 года главы республик Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров подписали Соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой1 . Важно отметить также, что данное соглашение не нуждалось в утверждении Совета Федерации (в соответствии со ст. 102 Конституции Российской Федерации2 и ч. 1 ст. 145 постановления Совета Федерации «О регламенте Совета Федерации Российской Федерации»3 ), так как оно являлось не изменением границы между субъектами, а установлением границы, которое утверждается законами самих субъектов. 4 октября 2018 года был принят Закон Республики Ингушетия «Об утверждении Соглашения об установлении границ между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой»4 .

После этих событий в Ингушетии начались акции протеста, о которых будет написано в заключительной части данной статьи. Кроме того, 12 депутатов Народного собрания Республики Ингушетия отправили запрос в Конституционный Суд Республики Ингушетия о рассмотрении соответствия Соглашения о границе Конституции Республики Ингушетия. В постановлении5 Конституционный Суд Ингушетии признал закон республики от 4 октября не соответствующим статьям 4, 11, 103 (ч. 2), 111 Конституции Республики Ингушетия6 , указал на ошибки в порядке проведения голосования по данному закону и установил, что Соглашение об установлении границы без его принятия на референдуме не имеет никаких правовых последствий. В тот же день Юнус-Бек Евкуров поставил под сомнение решение Конституционного суда Республики Ингушетия, а позже отправил запрос в Конституционный Суд России. 6 декабря 2018 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес Постановление № 44-П, согласно которому Закон Республики Ингушетия «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой» признаётся не противоречащим Конституции России. В частности, Конституционный Суд установил, что, вопервых, нет оснований полагать, что при принятии данного Закона Республики Ингушетия имело место нарушение Народным собранием конституционно значимых правил проведения голосования, во-вторых, проведение референдума об установлении границы субъектов Российской Федерации не является обязательным ни по Конституции России, ни по Конституции Республики Ингушетия и, в-третьих, что Конституционный Суд Ингушетии не вправе рассматривать дела о проверке договоров и соглашений республики, которые уже вступили в силу7 . Тем не менее, многие жители Ингушетии выступали и выступают решительно против Соглашения между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой, справедливо полагая, что при принятии подобных решений должно учитываться мнение самих жителей. Протестные акции в Республике Ингушетия продолжаются уже с сентября 2018 года. Тысячи людей выходят на улицы с требованием отменить передачу ингушской территории. Противостояние ингушского народа с властями сопровождается угрозами в адрес протестующих и увольнениями тех, кто выходит на улицы или поддерживает митингующих, а многие активисты до сих пор задерживаются.

Также в Магасе происходили отключения интернета, перекрывались дороги в центре города. Акции протеста были настолько серьёзными, что глава Республики Ингушетия был вынужден подать в отставку, а митинги в поддержку ингушского народа собирались также за пределами России. Таким образом, мы можем сказать, что причинами обострения политической ситуации в Республике Ингушетия стали: отсутствие чётко определённой границы с Чеченской Республикой; отсутствие гласности и спешка при подготовке соглашения о границе, что не могло не вызвать сомнения и даже опасения среди населения; тот факт, что мнение жителей, которых данное соглашение коснулось непосредственно, не учитывалось; а также отсутствие определённости в законодательстве. В частности, не конкретизируются статьи 67 (п. 3) Конституции России и 111 Конституции Республики Ингушетия. В статье 67 Конституции России закреплено, что границы субъектов могут быть изменены с их взаимного согласия, но подразумевается ли под этим согласие населения, как главного источника власти? А в статье 111 Конституции Ингушетии указано, что изменение, установление границ происходит с учётом мнения населения, но не конкретизируется, в какой именно форме данное мнение учитывается. Понимание причин данной проблемы, несомненно, должно способствовать её разрешению.

Литература: 1. Соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой от 28.09.2018 г. [Электронный ресурс]: URL: http://pravitelstvori.ru/news/detail.php?ID=34660&sphrase_id=33153 (дата обращения: 03.03.2020). 2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7- ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 4. Ст. 445. 3. О регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: Постановление Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от 30.01.2002 № 33-СФ. [Электронный ресурс]: URL: http://council.gov.ru/structure/council/regulations/ (дата обращения: 03.03.2020). 4. Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой: Закон Республики Ингушетия от 04.10.2018 г. № 42-Р3. [Электронный ресурс]: URL: http://docs.cntd.ru/document/550204892 (дата обращения: 03.03.2020).

Д.В. Куклин


Комментировать


5 − = два

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru