У подножья Конь-горы

Небольшая горная речка Хакодзь надолго оставила в моей памяти годы детства. В шестидесятых годах совсем молодым мне довелось работать в Первомайском леспромхозе. По долине реки были развернуты широкомасштабные работы по вырубке лесов. Наша бригада стояла на втором «хакосе», так на местном языке звучало тогда название реки Хакодзь.

Река была тогда полноводная. Особенно я любил проводить свободное время на реке. Любовался шелестящими перекатами, с удовольствием купался в глубоководных омутах, ловил руками речных крабов и удочкой здоровенных голавлей. Поднимался на высокие горы Шахан и Конь-гора, на террасы, к фундаментам старого заброшенного аула горцев. А еще с сестрами и братом заготавливали и сдавали на приемные пункты плоды диких деревьев яблони, груши и алычи. Работать начали с раннего детства, и зарабатывали, как могли.

Хакодзь берет свое начало с горного узла высотой 1053 метра над уровнем моря, который расположен между горой Сапун и урочищем Пятигорские поляны. На Пятигорской поляне есть глубокая шахта- пещера, может быть она тоже является одним из истоков реки. С этой горы также берут свое начало малые, но очень известные в Адыгее реки: Руфабго, Бачюрина, Мезмай, Аминовка, Холодная и Полковницкая. Этот горный узел насыщен родниками, скальными каньонами и интересными карстовыми пещерами.

Об особенностях градостроительных проектов тут



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Особенно знамениты пещеры Духан и Саксофон, из которых берет начало река Аминовка и где имеются подземные водопады. Хакодзь — это адыгское название реки. Один из переводов гласит, как долина коней. Здесь некогда жилы абадзехи. Сохранилась о них память в красивых названиях рек и гор, в былях и легендах об удивительном, гордом, сдержанном в эмоциях, мужественном и поэтическом народе. Многое уже изменилось с тех пор. Заросли поляны и тропы. Не бьет фонтаном из земли минеральный источник, жители поселка Хакодзь покинули обжитые дома, и ушли жить в казачьи станицы. Эти глухие лесные места стали обживаться казаками еще в далеком 1857 году.

Тогда глубокой осенью ведя боевые действия с горскими отрядами в долине Курджипса, и занимая аулы, они рубили просеки для дороги и строили укрепления. Даховский отряд под командованием Евдокимова, пришел сюда из долины реки Белой. Немного выше слияния рек Хакодзь и Курджипса, 8-го февраля 1862 года был заложен редут. От этого редута отряд продолжил пробивать просеку в сторону созданной впоследствии станицы Прусской. Так уже весной 1862 года на месте редута образовалась станица Дагестанская. Она находилась на передовой линии, у самого края диких гор и безбрежных кавказских лесов.

На реке Хакодзь, нас привлекали белостенные выходы суровых скал, глухие лесные ущелья, каменистые перекаты. Летом, когда здесь много грибов и ягод, я с друзьями и детьми, часто приезжаю сюда на легковых машинах отдохнуть на природе и побродить по галечным отмелям реки. Здесь излучина реки, проходя под белыми высокими скалами, огибает обширные поляны. Дорога проходит от станицы Дагестанской, в поселок Первомайский и у края большой поляны пересекает реку в брод. Недалеко от брода под сенью леса притаился родник. Он струится из скального уступа обросшего плотным бархатом темно-зеленого мха. Необыкновенно вкусная, хрустальной чистоты, очень холодная вода, всегда свежа и желанна.

Поляну обжили люди. Поставили столик и лавочку проложили тропинку к роднику. Заботливо очистили его от веток. Родники Адыгеи, как мало мы о них знаем и как мало уделяем им внимания. Родники — это божественное чудо природы, дарующее людям здоровье, бодрость и счастье. Вода насыщенная целебными минералами и кислородом, таит в себе столько прекрасных возможностей снятия усталости, омоложения организма и получения чудотворной природной энергии. Чудодейственная сила горных источников, вселяющая в человека бодрость, любовь и очарование вызывает тот чарующий эффект, за которым так стремятся люди в Адыгею.

Возле родников царит особая атмосфера. В любое время года человек посетивший источник в уважительном поклоне преклоняет колено к земле, к матери-природе, нежно, с благоговеньем прикасается губами к ее живительной влаге, как младенец к молоку матери. У родника люди погружаются в мир земной прохлады, кратковременного отдыха, где хоть на минуту останавливается суетливый ритм жизни, где образуется тихое, спокойное и размеренное пространство. Живая природная сила родника принимает нас в свои объятья, утоляет жажду, излечивает от ста болезней и вселяет мечту о вечной молодости души. Издревле у людей было таинственное языческое поклонение чистой целительной силе родников, придании им святости, чудотворных свойств и необыкновенной земной силы.

Люди, с детства впитав в себя вкус и прохладу родника своей Родины, тоскуют о нем всю свою жизнь, с ностальгией вспоминая на далекой чужбине, как о самом близком и родном друге. Рубиновые гроздья спелых ягод калины на фоне голого леса, слегка припорошенного снегом, как сахарной пудрой, приятно радовали глаз. Веселая стайка птиц склевывала их, роняя на родник. Чуть подмороженные ягоды, вкрапленные в изумрудный моховой ковер родника, горели спелостью и сочностью южного граната. Приехав сюда в лесную тишь в холодный декабрьский день, мы решили просто побродить вдоль извилистых берегов реки.

Воздух здесь свежий, морозный, чистый, как будь то бы наполнен невидимыми острыми кристалликами, приятно обжигает лицо, покалывает ноздри при вздохе. Река в обрамлении древних камней неторопливо бежит на равнину, пузырится и булькает в каменных чашах, ласково журчит на перекатах, перебирая камешками и омывая узорчатый хрупкий ледок. Первый мороз выткал хрустальные кружева вдоль кромки берегов, украсил блестками тонкие узоры безлистных ветвей деревьев. Заморозки, слегка взъерошив опавшие листья, припудрили белой изморозью сухую пожухлую траву. Веточки деревьев, тоже покрылись снежной пыльцой. Они стоят, словно застывшие ветви сказочно красивых и гигантских кораллов, закованных в ледяной глянец. И тихо, тихо перезваниваются под порывами холодного пронизывающего ветра. Зимний лес. Настоящее царство белого безмолвия. Но вот в разрыве облаков блеснула лазурная эмаль небесного свода, и оттуда хлынул поток ярких солнечных лучей, оживляя и зажигая лес. Сразу все вокруг преобразилось, засияло, заблестело, заискрилось тысячами маленьких солнц.

Освещенная потоком яркого света вспыхнула и река. Ничего не осталось от ее темного шелка тихой заводи, глянцевой глади, слегка припорошенной первым снегом. Она слилась с солнцем и засветилась северным сиянием. Мелкие рыбешки, блеснув живым серебром чешуи, стремительной стайкой метнулись под камни. Величественная и притягательная, сказочная и суровая красота горной реки и в этот раз очаровала нас целой гаммой сверкающих на солнце творений матушки-зимы. Вода, лес, скалы- все сразу приобрело золотистые и нежные тона на белом покрывале. Даже холодный и колючий ветер, несущий с гор мелкую снежную пыльцу, стал теплее и ласковей.

Я, иду вдоль берега, похрустывая сухой травой. Внимательно рассматриваю каменные россыпи в надежде найти уникальный экземпляр окаменелого морского моллюска. Тропинки-ниточки, слегка присыпанные первой порошей, сплели замысловатую паутинку из путей-дорожек лесных обитателей. Среди россыпей причудливых камней с замысловатыми отпечатками бывшего живого организма, я отбираю самые интересные. В них запечатлен весь подводный мир древнего океана Тетис. Огромные совершенно круглые каменные шары, похожие на чугунные ядра гигантской пушки, создавали впечатление инопланетного пейзажа.

Позвонки крупных рыб, загадочных морских животных, превращенные какой то колдовской силой в камень, вызывали у меня восхищение. Передо мной открылась совершенно сказочная, таинственная страница истории древнего мира, бесценное сокровище скрытой жизни природы. Коллекция окаменелых древних обитателей моря собранная на реке Хакодзь, смогла бы пополнить лучшие палеонтологические музеи мира. В полдень благодатное солнечное тепло набрало силу, по- летнему припекло и оплавило следы морозной ночи.

Долина реки, заросшая густым лесом, потонула в клубах пара, в золотистой вуали, рождая вдохновенную красоту превращения ледяных кристалликов, в легкое воздушное облако. Разноцветная палитра опавшей листвы освободилась от легкого снежного наброса. Ожил под солнцем и проснулся целый мир букашек, лес наполнился дурманящим ароматом, чуточку подвяленной листвы. Мы сидели с друзьями у костра и наблюдали жизнь природы. Для нас было так важно уловить и почувствовать мгновение быстрого и мимолетного состояния природы.

Перед нами бурлила в водоворотах тихая и ласковая голубая лента реки. Она как нить для дорогого жемчуга, собрала в себе уникальную коллекцию древних чудес света из окаменелых животных бушевавшего здесь океана, более сотни миллионов лет тому назад. На поверхности земли для свободного осмотра лежит удивительное ожерелье из морских лилий, аммонитов и биллимнитов. Путешествуя по каменному ложу реки, преодолевая непроходимые буреломы, и хаотически нагроможденные друг на друга деревья, я представил, как в паводок здесь ревела и пенилась взбешенная река. Как стремительно неслись ее бурные и коварные потоки, сметая все на своем пути. День клонился к вечеру, воздух вновь стал остывать, и свежесть прохлады позвала к костру.

Сырые дрова не хотели разгораться. Но вот костер, густо клубясь, выдал целый столб беломолочного дыма. Дым, смешиваясь с легким туманом, тонкой аурой сначала заполнил высокую траву поляны и постепенно разрастаясь, окутал всю долину, приобретая какое то розово серебристое свечение в слабом отблеске заката. Сквозь него еле угадывались силуэты пасущихся на поляне коней. Скалы и темнеющий массив лесов медленно тонули в полумраке заканчивающегося дня. Короток зимний день. Лес заполняли лиловые сумерки. Пора домой. Поднявшись на возвышенность, мы остановились полюбоваться на пламенеющую в матовом отсвете облаков, панораму гор.

Горы, погружаясь в глубокий зимний сон, закутались в белоснежные облака, словно в теплое пуховое одеяло. Где-то там далеко в заповедном краю пихт и берез, в расщелинах скал бушевала вьюга, наступало царство холодной зимы. Таинственная громада гор поглощенная розовым туманом постепенно скрылась из вида. В разрывах туч из бездонной черной глубины ночного неба блеснула мерцающим тусклым огоньком одинокая звезда. Фары автомобиля осветили легкую снежную поземку, несущуюся по дороге. Она отразилась в потоке света яркими бликами, как сияющая конфетти, как алмазная россыпь, как бегущие и переливающиеся огни.

Сегодня прекрасно отдохнули. Посетили глухой, безлюдный, полный таинственности и приключений, уникальный уголок живописной природы Адыгеи.

Бормотов Иван Васильевич


Комментировать


шесть × 8 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru