Феминизм как ресурс революции | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Феминизм как ресурс революции

Революция как чрезвычайно сложное явление всегда соединяет в себе множество факторов, движущих сил, ресурсов. Для того, чтобы наиболее полно проанализировать революционные события, необходимо по возможности детально изучить все факторы, сыгравшие ту или иную роль не только в организации, проведении непосредственно политического переворота, но и в его подготовке, в том числе социокультурного характера. Ни одна политическая революция никогда не происходит случайно, на пустом месте. Любые подобные изменения всегда готовятся, созревают на протяжении длительного времени, и часто первые ростки будущих революций незаметны и неочевидны. Это могут быть малейшие изменения в культуре, в системе ценностей, в общественной атмосфере, которые в дальнейшем разрастаются и служат питательной почвой для возникновения полноценных революционных настроений в обществе. Все силы, так или иначе провоцировавшие эти изменения, все недовольные, открыто требовавшие перемен, являются источником и ресурсом для революции. От того, как эти ресурсы используются в ходе революции, во многом зависят ее итоги.

Изучение этих сил позволит дополнить традиционную картину революции, показать все многообразие и сложность этого явления. Одним из подобных ресурсов революции является феминизм как идеология и феминистское движение как стратегия и практика. Стоит отметить, что в условиях традиционного общества этот ресурс всегда оставался незамеченным, а феминистский протестный потенциал – практически невостребованным. История идеологии феминизма насчитывает несколько столетий1 . Традиционно начало развития феминистских идей относят к XVII–XVIII вв. Феминизм изначально являлся революционной идеологией, т.к. в основе его лежала критика существующей гендерной системы и призывы к радикальным социокультурным и политическим изменениям. Стоит отметить, что феминизм никогда не ограничивался только требованиями политического равноправия. Его идеологи подвергали анализу и критике все сферы общества, не ограничивая себя никакими рамками. Исследователи отмечают, что, уже начиная с конца XVIII в. образованные женщины принимали активное участие в европейских революциях .

При этом они не являлись членами либеральных или революционных организаций (за редкими исключениями), т.к. представители этих групп всегда относились к женщинам на баррикадах крайне скептически. Идеи этих женщин не укладывались ни в традиционные, ни в либеральные или революционные представления о мироустройстве. Они отстаивали новые идеи, которые формулировали первые феминистские авторы (Мэри Уоллстонкрафт, Олимпия де Гуж), и их сразу же признавали бунтарками. Их протестные идеи послужили основой для возникновения нового движения, в котором участвовали недовольные женщины, стремившиеся изменить свое положение в обществе. Однако это движение всегда занимало маргинальное положение среди всех остальных общественно-политических направлений, что было связано, прежде всего, с традиционными патриархальными представлениями о роли женщины в обществе и о недопустимости ее присутствия в публичном пространстве.

Таким образом, феминистский протестный потенциал в ходе многочисленных европейских революций XVIII – XIX в. не использовался. Обычно все ограничивалось простым участием женщин в митингах и демонстрациях. Как отмечают исследователи, «женщинам в этой исторической драме обычно отводилась закулисная роль участниц хлебных бунтов»3 . При этом для многих феминисток революция, право на активное участие в ней являлись признаком желанного равноправия. Уже во второй половине XIX в. появляются феминистские организации, представительницы которых призывали не просто к реформам, но заявляли о женской революции как единственно возможном пути достижения равноправия.

Ярким примером здесь является деятельность Женского социально-политического союза и одного из его лидеров – Э. Пэнкхерст. Призывы к неповиновению, борьбе, митингам, восстаниям и революциям звучали едва ли не в каждом публичном выступлении Пэнкхерст. В одном из них она прямо сообщала английскому правительству, что призывает всех женщин к восстанию4 . Далеко не все феминистки той эпохи были согласны с тактикой действий Пэнкхерст и ее соратниц. Однако, несмотря на откровенный провокационный характер организации, на ее скандальные акции, в основе своей радикалки были очень близки к более умеренным представительницам феминизма. Не все феминистки открыто призывали к политической революции, но, рассуждая о политических правах женщин, о праве на равное образование и труд, они уже совершали революцию, связанную с радикальным изменением всей системы ценностей. Каждая участница феминистского движения на рубеже веков была в определенной степени бунтаркой, ведь она выступала против многовековых гендерных предрассудков, связанных с традиционным взглядом на женщину и ее роль в обществе. Однако, несмотря на развитие движения, на возникновение международных организаций, этот ресурс по-прежнему оставался невостребованным и был практически невидим в публичном пространстве.

По замечанию исследователей, политика все еще оставалась сферой мужского влияния, где роль женщины определялась мужчиной. «Мужчины-лидеры никогда не спешили делать уступки женщинам, несмотря на их роль в политической жизни. Напротив, они лишь терпели такое участие, пока оно помогало им добиваться собственных целей» . В итоге ни одна европейская революция XVIII– XIX вв. не привела к каким-либо решительным изменениям в положении и правах женщин.

Российское общество второй половины XIX – начала ХХ в. не осталось в стороне от этого процесса. В пореформенное время и в России начинает развиваться женское, а затем и феминистское движение6 . Для российского феминизма были также характерны идеи об угнетении женщин, о несправедливости их подчиненного положения и о необходимости активной борьбы с этими явлениями. При этом своеобразным водоразделом для развития движения и его идеологии послужил 1905 г., что само по себе является показательным. Ситуацию до 1905 г. исследователи называют «равенством в бесправии»7 . Дарование же мужчинам избирательных прав при всех оговорках разрушило это «бесправное» равенство.

Женщины, всегда боровшиеся вместе с мужчинами за одинаковые права, вдруг оказались исключены из пространства публичной политики. Удивление вызвал и тот факт, что вчерашние союзники по борьбе – представители либерально-демократических партий – не спешили распространять избирательное право на женщин. Таким образом, в условиях первой русской революции была реализована традиционная схема участия женщин в подобных событиях, что делало их протестный потенциал практически невостребованным.

Похожая ситуация повторилась и в феврале 1917 г., когда единственная форма массового участия женщин в публичных акциях сводилась к «хлебным» демонстрациям и бунтам. Однако это не означает, что деятельность феминисток не влияла на модернизацию общества, на изменение культурных ценностей и роли женщины в обществе. Подобные эмансипационные идеологии всегда являются основой для формирования и развития современной культуры и современного человека, главной характеристикой которого является свобода. Освобождая женщину, пусть только в теории, феминизм вносил свой вклад в этот процесс а, значит, являлся безусловным, хотя и не востребованным в условиях патриархального общества, ресурсом для революции, как культурной, так и политической.

Крадецкая Сусанна Вячеславовна, к.и.н. (Московский политехнический университет)


Комментировать


8 − = ноль

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru