Формирование рациональной системы цен как основа единого национального рынка

Под эффективной организацией рынка понимается, прежде всего, такая структура цен и тарифов, которая стимулирует внутренние инновации, производство наукоемкой продукции, экономное и эффективное использование ресурсов всех видов, имеет четко выраженную социальную направленность, поощряет удовлетворение рациональных потребностей людей и ограничивает нерациональные потребности [1-4]. Негативные последствия имеют до сих пор нарушения пропорций «цены— доходы» и отставание роста зарплаты от роста цен. Ясно, что любое усовершенствование в производстве связано с экономией в зарплате.

При низкой оплате прогресс в производстве затруднен. Поэтому примерно до 2020 г. нужно постепенно сформировать нормальные, экономически обоснованные соотношения цен, которые бы способствовали структурной перестройке экономики. Речь, прежде всего, идет о таких соотношениях как уровень оплаты труда наемных работников и цен на инвестиционные ресурсы, цен на сельхозпродукцию и промышленную продукцию, приобретаемую сельхозпроизводителями, цен на энергоносители и промышленную продукцию и т.д. В этот же период необходимо сформировать развитой, с точки зрения организации, национальный товарный рынок. В следующий период — 2020-2025 гг. — необходимо добиться, чтобы российский рынок начал активно влиять на развитие и функционирование мировых рынков капиталов, товаров и услуг.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Наибольшая сложность создания рациональной системы цен, имеющей стабильную структуру, т.е. основные определяющие соотношения цен, на внутреннем национальном рынке сегодня состоит в том, что в рыночной экономике, за редким исключением, не может быть прямого директивного установления цен государством. Здесь для регулирования процессов ценообразования должны применяться методы косвенного воздействия на уровни и соотношения цен [1, с. 69]. В создании рациональной системы цен и освоении методов косвенного воздействия на процессы ценообразования может быть использован опыт развитых стран (использование гибкого налогообложения, система субсидий и дотаций, различного рода преференции, поддержание паритетов цен, организация контроля за уровнями и динамикой цен, таможенная политика и т.д.). Огромное значение имеет и использование богатейшего советского опыта ценообразования (поощрение инноваций и производства новой продукции, система спецссудных счетов, регулирование соотношений цен, территориальная дифференциация цен и тарифов и т.д.).

Особо внимательно следует отнестись к советской практике создания и поддержания социальной направленности розничных цен на потребительские товары, что наиболее наглядно проявлялось в послевоенные годы примерно до конца 60-х годов ХХ столетия (низкие цены на товары детского ассортимента, учебную литературу, лекарства и средства санитарии и гигиены и т.п.). Развитой национальный рынок имеет ряд характеристик. Во-первых, на таком рынке территориальная дифференциация цен определяется преимущественно уровнем транспортных расходов. Во-вторых, нормальный рынок долгие годы, иногда даже десятилетия, сохраняет практически неизменной структуру цен (соотношения цен на основные товары). Довольно часто при отсутствии значительной (свыше1,5-2,5% в год) инфляции остаются неизменными цены на многие сырьевые товары, товары первичной переработки, а иногда и на продукцию конечного потребления (продукты питания, например). В этой связи можно заметить, что и цены мировых товарных рынков, цены на многие сырьевые и продовольственные товары если и меняются, то в основном вокруг какой-то определенной величины и остаются практически неизменными довольно продолжительный период времени или даже снижаются.

Такая статичность, несомненно, должна влиять и на внутренние цены развитых стран. В-третьих, ценообразование на подавляющее большинство товаров является прозрачным, т.е. известна методика определения цен. В-четвертых, все субъекты рыночных отношений имеют исчерпывающую информацию о текущем уровне цен, а также о предстоящих изменениях в ценах минимум за три месяца до их осуществления. В-пятых, на подавляющем большинстве национальных рынков государство осуществляет детальный мониторинг цен и в необходимых случаях (проявление монополизма, демпинг, ложная информация о ценах и т.п.) применяет жесткие санкции к нарушителям.

Имеются и другие характеристики развитого национального рынка, но они не имеют прямого отношения к процессам ценообразования. К сожалению, в настоящее время мы не можем говорить о существовании общенационального российского рынка, так как ни одна из перечисленных характеристик не может быть отнесена к этому рынку. Дифференциация цен по регионам России, учитывая ее просторы, объективно должна быть более значительной, чем в любой другой стране мира. Но имеющиеся различия в ценах не могут быть объяснены только разницей в транспортных расходах. К примеру, в Центральном федеральном округе и в СКФО разница в ценах на конкретные потребительские товары часто составляет 1,5, а иногда даже и 2 раза. При этом различия не носят какого-либо систематического характера.

На одни, например, продовольственные товары цены могут быть выше, чем в соседних регионах, на 30%. Еще хуже дело обстоит с промышленной продукцией производственного назначения. Здесь наблюдаются необоснованные различия в уровнях цен не только по регионам страны, но даже и по потребителям (покупателям). Более или менее единые цены, с учетом транспортных расходов, можно видеть только по тем товарам, производство которых сосредоточено на одном предприятии и оно является массовым, т.е. выпускается в тысячах, десятках и даже сотнях тысяч экземпляров. Особенностью ценообразования в настоящее время является наличие между товаропроизводителями значительного слоя разного рода посредников, паразитирующих на отсутствии у предприятий информации о реальном положении на рынке [5]. Разбалансированность ценовой системы и наличие разного рода посредников делают цены слабовосприимчивыми к попыткам государственного регулирования.

В Статье 40 Налогового кодекса РФ «Принципы определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения» определено, что: «Если иное не предусмотрено …, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен». И определен жидкий перечень, когда и в каких случаях налоговые органы (при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов) вправе проверять правильность применения цен по сделкам. Совсем невразумительно и неопределенно в НК также указано, что так же налоговые органы вправе проверять правильность применения цен: «При отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени». Резонансного эффекта по цепочке затраты—цены не происходит по причине отсутствия взаимообусловленности цен и необязательности для посредников единой ценовой политики с товаропроизводителями.

К сожалению, в настоящее время фактически невозможно точно определить, какая часть цены, уплачиваемой конечным потребителем, достается разного рода посредникам. Расчетным путем исходя из явно заниженных статистических данных можно определить, что цена, например, на продовольственные товары увеличивается на пути от производителя до покупателя от 1,2 до 1,3 раза (говядина, свинина, мясо птицы, колбасы, хлеб, творог, сливочное масло, яйца), от 1,3 до 1,5 раза (сахар, молоко, макаронные изделия) и от 1,5 до 2 раз (растительное масло, сыры, мука и др.). По промышленным товарам цены на пути к потребителю могут возрастать и в 2 раза, что совершенно немыслимо на нормальных рынках. Сопоставление величины транспортных расходов с разницей в ценах производителей и потребителей, например, энергоносителей, показывает, что доля посредников и здесь достаточно велика. К сожалению, в настоящее время в России практически отсутствует не только единый, но даже сколько-нибудь согласованный подход к правилам формирования и изменения цен.

Это является следствием отсутствия внятной формулировки задач регулирования ценообразования. Кроме задачи подавления инфляции любой ценой других целей на правительственном уровне не ставится. Главной причиной неэффективной работы по участию государственных органов в формировании и регулировании цен является отсутствие сформулированных целей. Не менее важным следствием этой причины, является отсутствие координации действий отраслевых федеральных комиссий и местных органов ценообразования, продолжающих осуществлять установление и регулирование цен (тарифов) в сфере обеспечения населения. Как ни удивительно, но в ряде отраслей (строительство, железные дороги, в значительной мере газодобыча, газотранспортировка и газораспределение) до сих пор используются методики цен, разработанные еще в советское время. Речь идет, конечно, не об общем уровне цен на продукцию этих отраслей, а собственно о расчетах цен. Так, в строительстве при расчетах сметной стоимости берутся прежние нормативы (прейскуранты) и умножаются на определенные коэффициенты. Укрупнённые рекомендуемые к применению индексы изменения сметной стоимости строительно-монтажных работ (СМР) предназначены для формирования начальной (максимальной) цены торгов при подготовке конкурсной документации, общеэкономических расчетов в инвестиционной сфере для объектов капитального строительства, финансирование которых осуществляется с привлечением средств федерального бюджета.

Для взаиморасчетов за выполненные работы указанные индексы не предназначены. Данные положения публикуются также в письмах Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации, например: в письме от 06.02.2015 г. № 3004-ЛС/08 «Рекомендуемые к применению в I квартале 2015 года индексы изменения сметной стоимости строительно-монтажных работ по видам строительства, изменения сметной стоимости проектных и изыскательских работ, изменения сметной стоимости прочих работ и затрат, а также индексах изменения сметной стоимости оборудования». При расчете текущей стоимости строительства приведенные индексы следует применять к сметной стоимости СМР (с учетом накладных расходов и сметной прибыли) в базисном уровне, определенной без учета НДС. Начисление НДС производится на итог сводного сметного расчета [6]. Одновременно с этим на значительную часть (от 25 до 50%) товаров розничного оборота цены определяются по соглашению сторон при каждой сделке. Однако цены производителей в подавляющем большинстве случаев устанавливаются исходя из затрат. Как видим, применяется все тот же затратный метод, который подвергался ожесточенной критике ещё в советское время. Крайне важным является тот факт, что в стране до сих пор не сформирована полноценная, всё обхватывающая система ценовой информации, являющаяся обязательным элементом рыночной инфраструктуры, главным условием формирования конкурентной среды.

Имеются значительные сложности в изучении ценовой конъюнктуры, контроле за ценами и в управлении процессами формирования цен. В стране действует множество рынков сбыта, так как на одну и ту же продукцию в зависимости от условий расчета, продавцами применяются разные цены. Этот вопрос, к сожалению, плохо изучен из-за отсутствия статистического наблюдения и раздельного учета при расчете индексов роста цен товаропроизводителей. Проведение политики в области ценообразования невозможно при отсутствии информации о действующих ценах и их движении. В настоящее время этот необходимый элемент рыночной инфраструктуры в России развит слабо. Между тем различия в ценах на один и тот же товар, т.е. дифференциация цен в зависимости от качества, величина транспортных расходов, условий производства, других местных различий, административных ограничений, привилегий и льгот, особенностей реализации и потребления и других объективных для ценообразования факторов, несут огромную информацию, как для участников рыночных отношений, так и государственных контролирующих органов. К сожалению, до сих пор эта информация остается невостребованной. Да и органы статистики серьезно не занимаются сбором и обработкой данных о дифференциации цен. Изучение и анализ таких данных могли бы помочь принимать весьма ответственные и эффективные решения, как в сфере деловых отношений, так и в надзорно-регулирующей деятельности государственных органов.

Информация в справочно-рекламных изданиях и в электронных сетях носит случайный характер, т.е. формируется из разовых сообщений продавцов о цене предлагаемого к реализации товара. Она в лучшем случае позволяет ориентироваться в ценовой конъюнктуре мелкооптового рынка потребительских товаров данного региона. Предприятия производственной сферы обмениваются ценовой информацией с кооперированными смежниками и, как правило, не располагают данными о ценах потенциальных конкурентов для проверки обоснованности применяемых цен. Собираемая органами статистики информация о ценах предназначена для расчета индексов инфляции и могла бы использоваться в справочных целях, если бы была доступна потенциальным пользователям в режиме реального времени. К тому же она имеет агрегированный характер и даже по монопродуктовым отраслям неадекватна цене конкретного товара. Объективная информация о сложившемся уровне цен на производственные ресурсы, готовую продукцию и услуги является обязательным условием устранения ценовых диспропорций. В надзорно-регулирующей деятельности государственных органов в области ценообразования важно, разумеется, не столько фиксировать региональные или даже местные различия в понятиях качества товаров, а, следовательно, и в дифференциации цен, как определять, нет ли в этом каких- либо явлений, которые вынуждают потребителей переплачивать за приобретаемые товары.

Тут уже речь идет об искажении нормальных рыночных условий ценообразования, об отечественных специфических проявлениях монополизма. В первом периоде (до 2020 г.) необходимо решить исключительно важные проблемы РФ, связанные со сформировавшейся к настоящему времени структурой цен внутреннего рынка. Речь идет об уровне оплаты труда наемных работников и ценах на инвестиционные ресурсы, об уровне цен и тарифов на энергоносители и соотношениях цен на сельскохозяйственную продукцию и промышленные товары, приобретаемые сельхозпроизводителями. Эти две проблемы, конечно, нельзя решить в одночасье, наскоком или приказом. Это может происходить только постепенно и без особых потрясений, как для производителей, так и потребителей. Здесь важно понимать, что структурные сдвиги в ценах имеют смысл лишь в том случае, когда одновременно с ними происходят и те изменения в производстве и потреблении, которые ведут к повышению социально- экономической эффективности этих процессов.

Вероятно, в первом периоде нельзя будет добиться снижения инфляции менее 3 — 4% в расчете на год. Но и достижение такой величины было бы значительным успехом. Многие исследователи полагают, что нужно стремиться к тому, чтобы рост цен постепенно устранял ценовые диспропорции. Так, при сохранении роста номинальной и реальной зарплаты необходимо, чтобы цены на машиностроительную продукцию производственного назначения приобрели четкую понижательную тенденцию. Это, несомненно, явится дополнительным стимулом для экономического роста при одновременной структурной перестройке производства. Говоря о национальном рынке необходимо в первую очередь учитывать уникальные особенности РФ: огромность территории и суровый климат. В конечном счете, это приводит к увеличению транспортной составляющей и расходов на потребляемую энергию.

Поэтому при прочих равных условиях уровень любых затрат в России оказывается выше, чем в других развитых странах мира. И для того чтобы российские товары, особенно продукция обрабатывающей промышленности, были конкурентоспособны на внутреннем и внешнем рынках, необходимы решения в одном из двух направлений: либо специально занижать уровень оплаты труда на величину, компенсирующую дополнительные затраты по транспортировке грузов и повышенной энергоемкости, либо поддерживать пониженный уровень тарифов на грузовые и пассажирские перевозки и относительно пониженный уровень цен на энергоносители. И если насчет тарифов на перевозки на сегодня – вопрос кое- как решается правительством, а вот с уровнем цен на энергоносители – намного сложнее обстоят дела. Кроме того, при выборе первого варианта — решение проблемы обеспечения конкурентоспособности обрабатывающей промышленности — нужно иметь в виду то, что производительность отечественного труда в целом по РФ при прочих равных условиях всегда будет ниже, чем в развитых странах (на транспорте и в энергетике всегда будет больше занятых). Поэтому оплата труда должна быть понижена ещё и на эту величину. Практика ценообразования за все годы реформ шла и сегодня идёт исключительно по первому пути, т.е. по линии постоянного повышения цен на энергоносители. Это, в общем-то, соответствовало рекомендациям, вернее, требованиям международных финансовых организаций, а также желаниям отечественных нефтяных олигархов и естественных монополистов. Повышение цен и тарифов на энергоносители обосновывалось в своё время, прежде всего тем, что нужно обязательно приблизить эти цены и тарифы к уровням цен и тарифов мировых рынков, а сегодня обосновывается дырами в бюджете.

Эти доводы не имеют ни научного, ни практического обоснования. Нет ни одной суверенной страны или группы интегрированных стран, в которых производимые товары благодаря особым природно-климатическим условиям продавались бы на внутренних рынках по ценам мировых рынков. И последние официальные данные показывают, что даже при таких условиях внутренние цены на энергоносители давно уже не только совпадают с мировыми ценами, но по многим позициям превысили их. Упование на цены как на основной стимул к энергосбережению абсолютно несостоятельно. Факты свидетельствуют о том, что относительное снижение удельных норм потребления энергоносителей, например, в Западной Европе и США (в период энергетического кризиса в 70-е годы прошлого века и в последующие годы) почти полностью предопределялось не ростом цен, а административными мерами — постоянным ужесточением нормативов допустимых выбросов в атмосферу двигателями различных видов. Нередко стремление к повышению цен аргументируется и необходимостью создания конкурентной среды. Когда речь идет о конкуренции, то имеется в виду конкуренция между производителями, которые увеличивают свою долю на рынке, предлагая потребителям более низкие цены и более высокое качество продукции.

Между тем в электроэнергетике предлагается совсем иное. Здесь речь идет о конкуренции потребителей: тот, кто предложит более высокий тариф, тот электроэнергию и получит. Отечественные естественные монополисты постоянно требуют учета в ценах и тарифах на свою продукцию так называемой инвестиционной составляющей. В сущности, речь идет о том, что потребителям предлагают вкладывать деньга в основной капитал этих монополистов, но при этом в ряды владельцев этих монополистов не приглашают.

На этот нонсенс можно было бы не обращать внимания, относя его появление на экономическую безграмотность авторов «инвестиционной составляющей», если бы его реализация не приводила к замораживанию сложившейся структуры производства (препятствие переливу капитала), снижению темпов экономического роста, утраты конкурентных преимуществ российской экономики и т.д. Заявления руководства отдельных монополистов (Газпрома, ЛУКОЙЛа и т.д.) о росте затрат и необходимости в связи с этим повышения цен выглядят по меньшей мере смехотворными, так как в этих отраслях реализуются громадные объемы прибыли и ренты, за счет которых можно отрегулировать эти процессы, а не перекладывать механически рост затрат на потребителей продукции. На продукцию и услуги многих из этих монополистов цены устанавливаются Федеральной антимонопольной службой по согласованию с заинтересованными организациями. Однако во многих случаях эти «монстры» диктуют ФАСу свою волю.

Руководители этих отраслей постоянно выступают в печати с заявлениями о том, что они значительную часть прибыли направляют в инвестиции. А раз так, то научно-технический прогресс согласно азам экономической теории должен приводить к сокращению издержек производства и как следствие — к снижению цен, а не к их повышению. Однако на деле получается обратная картина — цены постоянно растут. Повышение цен в этих отраслях «по цепочке» передается во все другие отрасли экономики и в конечном счете выливается в рост цен на потребительские товары. Завышение цен и тарифов на энергоносители и транспортные услуги приводит к спаду в отдельных отраслях [10]. К примеру, не только плохо развитая лесотранспортная инфраструктура, а в большей степени высокие тарифы на перевозки в своё время привели к резкому сокращению эксплуатация такого воспроизводственного ресурса, как леса России. И, несмотря на принятый ещё в 2006 году «Лесной кодекс» и на то, что в Программе развития лесного хозяйства до 2020 года, принятой в декабре 2012 года, утверждается: «Принятие Лесного кодекса значительно расширило возможности для интенсификации использования лесов и внедрения рыночных механизмов в лесное хозяйство», лес по-прежнему гибнет из-за перестоя на корню и нет экономического смысла предприятиям вести его заготовки [7, с. 6]. Достижение внутренними ценами уровня мировых по энергоносителям и транспортным услугам, а в некоторых случаях и превышение их по отдельным видам имеет и более глубокие, более острые социально-экономические последствия. Все это означает, что действие всех неблагоприятных природно- климатических факторов перекладывается на оплату труда во всем обществе, во всех его отраслях и секторах. Действие же благоприятных факторов — наличие огромных природных ресурсов — практически полностью присваивается сравнительно небольшой группой лиц из числа собственников и менеджмента в добывающих отраслях. За последние пять лет Россия оказалась и абсолютным лидером по росту потребительских цен. С 2012 по 2016 год цены в РФ выросли на 50%.

В Бразилии за тот же период цены увеличились на 41%, в Индии – на 45%, в ЮАР – на 32%. Меньше всего с 2012 года выросли цены во Франции, Японии, Германии и Италии – там за последние пять лет накопленная инфляция не превышает 5%. Предельно заниженный уровень оплаты труда обрекает на жалкое существование почти все население страны, что само по себе является преступлением. Низкая оплата труда — это узкий внутренний рынок из-за ограниченного спроса, невозможность модернизации, внедрения новых технологий и видов техники, «утечка мозгов», разрушение всей социальной инфраструктуры и т.д. В тоже время из-за запретительно высоких сборов с фонда заработной платы и налогообложения зарплат и доходов начиная с нулевого уровня, большая часть выплат маскируется под другие формы финансовых операций, либо производится из неучтенной наличности. Доля наличного оборота в розничной торговле в России в 2014 году превышала 80%, 30% жителей не имели банковских карт, а количество наличных рублей в обращении за последние 14 лет выросло более чем в 45 раз. На оценку среднего дохода домохозяйств и равномерности его распределения (да и уровня безработицы) влияет и фиктивное трудоустройство граждан.

В основном это муниципальные службы и жилищно-коммунальные комплексы, но похожая практика есть во многих федеральных и региональных бюджетных организациях: безработные граждане из депрессивных районов, где невозможно найти работу, за небольшую плату наличными оформляются на работу, но не работают, а большую часть их заработной платы получают чиновники, контролирующие соответствующие учреждения. Непросто оценивать в России и распределение расходов бюджета – более 30% этих расходов засекречено. Традиционно считается, что засекреченные статьи бюджета используются на финансирование оборонно-промышленного комплекса и других силовых ведомств, но есть косвенные свидетельства, что диапазон их использования существенно шире. Да и в открытых статьях все непросто – зачастую внутрь статей и подстатей прячутся расходы, имеющие мало отношения к теме статьи. Вот, например, подстатья «Создание объектов социального и производственного комплексов, в том числе объектов общегражданского назначения, жилья, инфраструктуры и иных объектов» в рамках подпрограммы «Развитие и внедрение инновационных методов диагностики, профилактики и лечения, а также основ персонализированной медицины» государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения». Ну казалось бы, какая связь между инновационными методами диагностики и строительством жилья?

Тем не менее на эту статью в 2015 году было выделено 7 млрд рублей, и они вполне могли пойти на строительство жилья. Даже резервы, сформированные правительством, бывает непросто оценить: несмотря на то что их состав публикуется, многие его статьи непрозрачны, а некоторые (как, например, деньги, переданные Внешэкономбанку, ВТБ, ГПБ, вложенные в другие банки в обмен на привилегированные бумаги; общая сумма таких вложений составляет примерно $23 млрд), с большой вероятностью, представляют собой невозвратные кредиты [8]. Прямое сопоставление цен внутреннего рынка России и цен мировых рынков с использованием официальных курсов валют затрудненно из-за явной, завышенной покупательной дееспособности российского рубля. Сложности представляет и оценка единиц измерения: за период с 2000 и по 2015 год рыночный курс доллара США к рублю колебался относительно расчетно- инфляционного курса в диапазоне примерно от плюс 140% до минус 60%. Если бы ВВП России, например за 2013 год, был пересчитан в доллары не по рыночному курсу, а по расчетно-инфляционному, сумма $2,1 трлн превратилась бы в $1,4 трлн. Последовательный взгляд на развитие российской экономики с учетом такой волатильности рубля относительно своей справедливой стоимости должен скорее говорить не о падении ВВП России в 2015–2016 годах, а о неадекватном его завышении в период 2005–2013 годов из-за переоценки рубля. Да и темпы инфляции в Америке и России совершенно несопоставимы. Если там базовая инфляция еле дотягивает до 1,9%, то у нас, как ни крути, в годовом выражении – 15%. А в Германии даже имеются дефляционные тенденции. В основе же всего, как общепризнано, сохраняющаяся зависимость России от сырьевого экспорта: ведь покупательная способность определяется структурой экономики и производительностью труда, а по ней мы отстаем от уровня развитых стран на 40–60 процентов. Этот разрыв по существу и определяет соотношение зарплат в России и на Западе.

В 2011-м мы вышли на пик восстановительного роста, а потом начали плавно съезжать. Если мы хотим в будущем обеспечить устойчивый рост доходов населения, мы должны срочно менять структуру экономики. Другого пути нет. [9, с. 3]. Всё вышеперечисленное имеет непосредственное отношение к ценообразованию на отечественных рынках, влияя на него как непосредственно, так и опосредованно, косвенно. Надо было бы более активно использовать опыт – там, где необходимо и возможно — нефтеэкспортирующих арабских стран для России, когда определенная часть дифференциальной ренты направляется на удовлетворение интересов всех граждан этих стран. Все изложенное позволяет утверждать, что для развития России, ее прогресса необходимо в пределах до 2020 г. изменить соотношение в ценах на энергоносители и транспортные услуги, переложив на них компенсацию действия объективных неблагоприятных факторов за счет перераспределения дифференциальной ренты. Размеры этой ренты таковы, что позволяют принудительно изменить структуру цен и уровень оплаты труда. Острейшая диспропорция в ценах, которую необходимо устранить в период до 2020 года — это диспаритет цен на сельхозпродукцию и цен на промышленную продукцию, приобретаемую сельхозпроизводителями. Наличие этого диспаритета общепризнанно, но из года в год для его ликвидации не делаются серьёзные и решительные шаги.

Существенное влияние на оценку ВВП России всегда оказывала практика необоснованного завышения цен, необоснованного «потолочного» ценообразования, в том числе завышения цен на государственные поставки и подряды. По строительным подрядам завышение цен, по разным данным, раньше составляло и составляет даже на сегодня от 20% до 50%. По поставкам же сложного технологического и потребительского оборудования – до 200% от реальной цены (как выяснилось в ходе «дела о томографах»). Очень распространена и практика частного искажения цен. Искажались цены на ввозимые товары – для снижения пошлин (в 2014 году разница в оценке объемов экспорта Китая в Россию и импорта России из Китая составила около $10 млрд, или 0,5% ВВП России), на оказанные услуги – для снижения НДС и даже на вывозимые товары для снижения выручки и налога на прибыль. В России немало субсидируемых производств (в основном в сельском хозяйстве) и социальных выплат из бюджета, а оценка деятельности региональной власти и выделение регионам средств во многом зависит от их отчетности по экономическому состоянию региона.

Интересы региональной власти и производителей в этом редком случае совпадают – и тем и другим выгодно завышать показатели, что они аккуратно, но делают. Но все вышеуказанное – легальная часть экономики. Доля неформальной экономики в России, которая в 1990-х годах, по некоторым оценкам, превышала весь размер официально зарегистрированного бизнеса, к 2013–2014 годам, по официальным же данным, сократилась до 10%. Ответ на вопрос, как проводились официальные измерения неофициального бизнеса (частным образом оплачиваемые услуги, открытые рынки, вклад личных хозяйств, нелегальное потребление энергии и других ресурсов), неизвестен. Зато в 2014 году Росстат сообщил, что существенно пересмотрел методику и значительно увеличил долю неформального бизнеса в ВВП. Благодаря этому, а также включению экономики Крыма в расчет, ВВП 2014 года, по официальным данным, даже вырос, правда менее чем на 1%. Наконец, в ВВП попадают товары и услуги, произведенные честно, но по той или иной причине утраченные. Яркий пример – экспорт, поставленный покупателям в кредит, который те потом не возвращают.

Только по статье «Экспорт вооружений» и только за 2015 год около $4 млрд (0,35% ВВП страны) было поставлено Россией в обмен на заведомо невозвратные кредиты. Всего за последние годы мы списали только кредитов государственного уровня примерно на 5% сегодняшнего ВВП. Но никакая статистика не учитывает этих списаний при расчете экономических показателей, хотя, наверное, надо было бы вернуться к времени их выдачи и уменьшить ВВП на их объемы. Все эти издержки количественных методов нам придется учитывать, определяя стратегию ценообразования в РФ. Необходимо помнить, что результаты анализа будут точны лишь настолько, насколько это позволяют данные. Каждую группу данных приходится тщательно анализировать и на достоверность, и на применимость к исследуемому вопросу. В первую очередь приходится избавляться от соблазна оценивать и комментировать малые движения и короткие временные интервалы – например, не имеют никакой аналитической ценности данные о месячных изменениях экономических и ценовых параметров. Все это свидетельствует о том, что необходимо разработать и реализовать систему мер по повышению эффективности антимонопольной политики, развитию конкуренции и улучшению во всех сегментах внутреннего рынка конкурентной среды.

Для того чтобы коренным образом изменить на российском рынке процесс ценообразования, следует государственным органам четко и ясно сформулировать цель ценовой политики, определить задачи, которые необходимо решить на пути к этой цели, установить принципы ценообразования и его методологию. Нет сомнения в том, что цель государственной политики в области цен должна исходить из долгосрочной стратегии социально-экономического развития страны. Если преследуется цель создания социально ориентированной рыночной экономики, то и целью ценовой политики на долгосрочную перспективу должно стать повышение материального благосостояния всего народа. Давая характеристику основной цели государственной политики цен в целом, следует сказать, что ее достижение предполагает, прежде всего, разработку экономического механизма осуществления государственной ценовой политики как средства непосредственного повышения эффективности российской экономики, ускорения ее роста как основы повышения жизненного уровня населения. Но, поскольку его уровень жизни при проведении современных рыночных преобразований российской экономики часто снижается, то для реализации основной цели социально-экономической стратегии становится необходимым проведение политики цен, ориентированной на обеспечение необходимых соотношений между динамикой цен и динамикой денежных доходов населения, создание надежных гарантий для поддержания и повышения жизненного уровня, особенно малообеспеченных граждан.

Оно осуществляется методами чаще всего не экономическими и в принципе в краткосрочном периоде может даже способствовать в какой-то мере снижению эффективности производства. Но в долгосрочной перспективе ориентация государственной ценовой политики на поддержку надлежащего уровня жизни населения оборачивается притоком инвестиционных ресурсов в экономику, а, следовательно, повышением устойчивости экономического развития страны. Нужны четкие правила ценообразования, т.е. правила калькулирования цены на предприятии — производителе продукции. В настоящее время предпринимаются огромные усилия, чтобы уйти от так называемых затратных принципов определения цен. Считается, что в этом случае действующие цены приблизятся к тем, которые возникают в рыночной экономике. Однако в странах с такой экономикой цены на большинство видов продукции определяются главным образом исходя из затрат. Для обоснования цен на многие товары, во всяком случае при крупных заказах или при выполнении правительственных программ, корпорации-производители предъявляют государственным органам или компаниям-заказчикам калькуляции затрат. Это вовсе не означает, что такие цены покроют любые затраты.

В выигрыше всегда оказывается тот, у кого затраты, следовательно, и цены минимальны, а качество товаров — высокое. Должен быть создан реальный контроль за ценами, причем не государственный, а общественный — со стороны предприятий, концернов, фирм, компаний. По-видимому, они лучше будут следить за конкурентом, чтобы не было обмана и искусственного завышения цен. У контролеров есть один способ воздействия на нарушителей — антиреклама. Если западная фирма лукавит, то немедленно распространяются сведения о ее недобросовестности. От услуг такой фирмы отказываются, что ведет к ее разорению. Поэтому в странах с развитой рыночной экономикой очень редко возникает стремление к монопольной цене. Подобную недобросовестность могут допустить фирмы- однодневки, а серьезная крупная фирма никогда не пойдет на завышение цены, зная, что это грозит разоблачением со стороны конкурента. Поэтому важен такой контроль за ценами, который выражает экономические интересы производителя и потребителя. Государственные учреждения выступают в роли организаторов соглашений, конференций, комиссий по ценам на различные виды продукции. Так, представляется необходимым, что справочные цены должны разрабатываться на основе соглашений или конференцией по данному товару, которые могут быть созданы на паритетных началах производителями и потребителями. Роль госоргана в данном случае сводится к поддержанию функционирования соглашения или конференции, а также разработке проектов их решений. При этом государственные учреждения не могут оставаться безучастными, если между производителями и потребителями отсутствует согласие по поводу уровней и соотношений цен. Они должны иметь право принимать в таких случаях решения, которые приведут к более существенным потерям для партнеров, чем вариант компромисса. В частности, возможно увеличение или отмена импортных пошлин и квот на данную продукцию и т.д. Иными словами, государственные органы должны подталкивать партнеров к соглашению, противодействующему монополии (олигополии) продавцов или покупателей.

Государственным органам необходимо вырабатывать рекомендации, способствующие проведению долгосрочной и среднесрочной ценовой политики на основе постоянного анализа движения цен, а также находить новые формы и методы, повышающие эффективность государственного регулирования цен. В этой связи исключительно большое значение приобретает организация контроля и наблюдения за движением цен. Речь идет не о статистическом наблюдении, которое тоже необходимо, а о контроле за добросовестным ведением коммерческих дел в целом, в первую очередь в ценообразовании. Контроль и наблюдение не должны быть чисто государственными. Лучше если их будут проводить комиссии, состоящие из государственных чиновников, производителей и потребителей (примерно по 1/3). Государственное регулирование и финансовое воздействие на цены, а также другие формы вмешательства в рыночное ценообразование должны поощрять и расширять здоровую конкуренцию, путём субсидирования затрат импортозамещающих и экспортоориентированных предприятий, предоставления производственных ресурсов "новичкам", расширения и упрощения экспорта и импорта и содействия, оказываемого государством инновационным производствам и предприятиям.

Список литературы:

1.Алклычев А.М. Государственное регулирование цен: вопросы теории и практики. М., Институт экономики РАН, 2006. – 129 с.

2.Зоидов К.Х., Медков А.А., Зоидов

З.К. Развитие транзитной экономики – основа стабильности, безопасности и модернизации России и стран Центральной Азии / Под ред. чл.-корр. РАН В.А. Цветкова. М.: ЦЭМИ РАН / ИПР РАН, 2016. 339 с. 3.Зоидов К.Х. К проблеме исследования циклических процессов в советской и переходной российской экономике. Часть II //Экономическая наука современной России. — 2008. — № 1. — С. 35-48.

4.Зоидов К.Х. К проблеме исследования циклических процессов в советской и переходной российской экономике. Часть I //Экономическая наука современной России. – 2007.- № 4. – С. 7-22. 5.Ecипoв В.Е. Краткий анализ всех основных типов ценовых стратегий. ЭЛИТАРИУМ [Электронный ресурс]. URL: http://www.elitarium.ru/cenoobrazovanie-strategiya-cenarynok-tovar-pokupatel-produkciya-spros-pribyl-potrebitel-prodazhi/

6.CNIIEUS. Центральный научно-исследовательский институт экономики и управления в строительстве [Электронный ресурс]. URL:http://cniieus.ru/content/faq/index.php

7.Государственная программа Российской Федерации «Развитие лесного хозяйства» на 2013–2020 годы. Постановление Правительства Российской Федерации от 15.04.2014 № 318.

8.Московский центр Карнеги. [Электронный ресурс]. Мовчан А. Ошибка измерения. Почему состояние экономики России так трудно оценить. Московский центр Карнеги, 13.10.2016 URL: http://carnegie.ru/commentary/?fa=64844

9.Соловьева Ольга. Цены в РФ выросли в полтора раза за последние пять лет. Независимая газета, 22.08.2016. URL: http://www.ng.ru/economics/2016-08- 22/4_prices.html.

10. Цветков В.А., Зоидов К.Х., Медков А.А. Формирование эволюционной модели транспортно-транзитной системы России в условиях интеграции и глобализации. — М. : ИПР РАН; СПб.: Нестор-История, 2014. — 800 с.

Алклычев Алклыч Магомедович – д.э.н., профессор кафедры «Финансы и кредит» Института экономики и финансов ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет»


Комментировать


8 + четыре =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru