Ханкала (Об истории становления главной военной базы на Кавказе)

В переводе на русский язык Ханкала — главная гора. В реальности же это — две небольшие сопки на подступах к Ханкалинскому ущелью. Одни из первых упоминаний о нем относятся к донесениям «усмирителей Кавказа» — русских генералов А. Ермолова и А. Слепцова, Ханкала запечатлена в литературных и дневниковых зарисовках М. Лермонтова.

Ханкала

Ханкала

Ровное плато на северо-востоке от крепости Грозная, казалось бы, существенной исторической значимости не имело. Лишь в 1942 году, когда танковые армады «третьего рейха» стали угрожать Грозному и Малгобеку, здесь размести- лись посадочные площадки советских авиаполков, наносивших удары по врагу. Именно отсюда, из Ханкалы вместе с фронтовыми товарищами ходил на бомбежки танковых колонн врага на самолете Пе-2 боевой штурман Николай Трошев (отец генерал-полковника Г. Трошева), а после заката солнца от станицы Ассиновской взлетали легкие бомбардировщики, прозванные немцами «ночными «ведьмами». Командовала полком легких ночных бомбардировщиков Е. Бершанская (командир авиаполка легких ночных бомбардировщиков По-2).

Шестьдесят лет назад у подножья сопок почти в авральном порядке была развернута авиационная база, ставшая пунктом дислокации 22-й дивизии ВВС (впоследствии дивизии ПВО в составе Бакинского округа противовоздушной обороны). В 1949 году база в Ханкале явилась вынужденной мерой противодействия советского правительства замыслам блока НАТО. Согласно им от холодных берегов Норвегии до знойного Ирана на картах натовских генералов стрелы стратегических наступательных операций охватывали европейскую часть территории СССР. Предполагалось по линии «Архангельск- Астрахань» оккупировать богатейшую часть Советского Союза. Затем, овладев Кавказом, выйти к границам Индии и Пакистана. И, наконец, нельзя забывать, что Кавказ — это стратегический опорный пункт, позволяющий контролировать весь Ближний Восток.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Для Вооруженных Сил СССР обозначились два стратегически очень опасных на- правления — Северо-Западное (в секторе Ленинград-Москва) и акватория Каспийского моря, где в случае прорыва зоны ПВО стратегические бомбардировщики США Б-47 и Б-52 беспрепятственно выходили к подножью южного Урала, военному и ядерному потенциалу страны.

Следует отметить, что наибольшую активность в те годы проявляли южные члены НАТО: Турция и Иран, с авиационных баз которых взлетали самолеты- нарушители и вторгались в воздушное пространство СССР. Ответные меры последовали немедленно. За первой линией ПВО (аэродромы Красноводск, Джебел, Насосная, Кюрдамир, Марнеули и Капитнари) согласно директиве ГШ ВС СССР от 27 декабря 1949 года разместилось усиление — 22-я дивизия ВВС на аэродромах Гудермес, Ханкала, Слепцовская. Соответствующим образом было подобрано и командование авиагруппировки. Дивизию возглавил блестящий ас Великой Отечественной войны генерал-майор С. Луганский, полками командовали Герои Советского Союза И. Колдунов (Слепцовская), В. Рыбалка (Гудермес), П. Литвиненко (Ханкала). На аэродроме в Ханкале служило еще три героя, а в штабе воздушной армии в Ростове-на-Дону во главе с прославленным Александром Покрышкиным было целое созвездие кавалеров «Золотой звезды». «Придворным» ханкалинским авиаполком в год основания гарнизона руководили подполковник П. Литвиненко, полковник А. Полищук (начштаба), полковник А. Онуфринко (полковой комиссар).

uuuКомдив Сергей Данилович Луганский — личность яркая и самобытная, боевая биография которой началась еще на Карельском перешейке, — энергичный, а моментами и взрывной по характеру, он развернул большую работу по обустройству гарнизона. Строилось одновременно все: штабы, стоянки, техдомики, казармы, финские дома, новым улицам тут же присваивались характерные южные названия — Абрикосовая, Зеленая, Тополевая. Несмотря на послевоенные трудности, средства для укрепления обороны были выделены — техника, люди, строительные материалы. Кирпичные здания и щитовые финские домики строились на совесть. Причем строили и параллельно осваивали новую боевую технику, новые способы- боевой подготовки.

Тогда, в 1949 году средств на многое не хватало, но на оборону деньги страна нашла, поэтому командование авиабазы вместе с офицерами и рядовыми военнослужащими трудились, как говорится, не покладая рук. Что отличало послевоенное поколение советских людей, так это взаимовыручка, забота о слабых или менее социально защищенных товарищах. Пилоты «подкармливали» вечно голодных техников (питание техсоставу ввели только с 1954 года), те в свою очередь работали и по выходным дням, проводя ускоренную сборку, ремонт авиатехники и регламент на самолетах, чтобы «с понедельника можно было летать». Работали и отдыхали военнослужащие авиабазы вместе — в единственном тогда в городе кинотеатре «Челюскинцев», «стекляшке» кафе «Мороженое», в ресторане «Дарьял», с окнами, смотревшими на бурную, но еще чистую, как слеза, Сунжу, в идеально ухоженном парке «Последних надежд», на тонувшем в цветах проспекте Революции, с огромной танцевальной площадкой — местом досуга военных. Сегодня могут не поверить, но факт есть факт — прибывших из авиаучилищ выпускников 1949 года В. Комарова, В. Иванова, М. Леденева и других командование освободило от несения суточных нарядов. Их активно начали готовить как боевых летчиков. Да так подготовили, что через полтора года они стали летчиками второго, а через три года — первого класса. А сколько тогда было у командиров других дел — бытовых, хозяйственных, организационных.

Пока шло строительство домов для летного состава, офицеры жили на съемных квартирах, вставая на полеты в три часа утра, проходя до аэродрома по три километра пешком. И все равно ветераны полка, которых удалось еще застать И. Дыкин, В.Попков, Н. Рябинин, Г. Чупров, Н. Черномырдин (старший брат В. Черномырдина) вспоминали эти дни как самые светлые периоды своей жизни.

Зимой 1950 года, несмотря на сложные погодные условия (Ханкала по климату была одним из самых сложных аэродромов СКВО), начались регулярные полеты на первых реактивных истребителях Як-23. О работе на этом прекрасном самолете с восторгом пишет в своих воспоминаниях полковник В. Рыбалка (ВВФ № 12–2007 г.), в сжатые сроки освоивший все самые сложные виды боевой подготовки и маневры в составе полка. Впоследствии эти машины были переданы ВВС Народной Республики Болгарии. Через полгода полк приступил на них к несению боевого дежурства. Луганский постоянно требовал от командиров чаще проводить полеты, много летал и сам. В 1953 году в сжатые сроки был освоен самолет МиГ-15, хорошо зарекомендовавший себя в Корее, одновременно проводились испытания пушки Н-37, готовилась группа асов, способных воевать в сложной боевой и оперативной обстановке. Дивизия довольно быстро превратилась в мобильное соединение, успешно выполнявшее функции активного «полузащитника», полки которой выдвигались в первую линию, создавая или плотную оборону, или перевес сил на нужном направлении. Именно самолеты-перехватчики из Ханкалы, пилотируемые И. Чумаковым и Н. Лебедушкиным, вынудили к посадке углубившийся на территорию Бакинского округа ПВО транспортный самолет английского производства «Каравелла». Полки дивизии не раз выполняли учебно-боевые задачи за Каспием, в Туркмении, на территории Грузии и Азербайджана. Эскадрилья майора А. Ильхмана помогала нести боевое дежурство на Крайнем Севере. В период арабо-израильского конфликта группа офицеров во главе с майором В. Ивановым «гостила» в Алжире.

В 1961 году для усиления южной группировки в Ханкалу из Ростова-на-Дону была переброшена эскадрилья перехватчиков подполковника В. Королева, вооруженная самолетами МиГ-17 пф.

С Ханкалой были связаны судьбы многих известных людей. Командир Слепцовского авиаполка А. Колдунов стал Главнокомандующим Войсками ПВО, главным маршалом авиации. Частым гостем Ханкалы был генерал армии А. Щеглов. Из гарнизона Ханкала вышел летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза В. Комаров и начальник единственного в мире Института авиационно-космической медицины профессор В. Понамаренко. Это и бессменный секретарь парторганизации управления авиаполка подполковник В. Зубченок, один из малой группы военных пилотов, добившихся права летать и воевать после пребывания в плену. Там же проходил службу кавалер трех орденов Красного Знамени подполковник В. Нырков, едва не «порешивший» кулаком сбитого им немецкого аса за то, что тот обозвал его «оборванцем». Первый летчик, освоивший высотный перехватчик Су-9 и первый посадивший его в поле «на живот» Л. Иванов, тоже начинал в Ханкале.

В момент передачи 382-го авиаполка в состав Ставропольского авиаучилища (Н. Голодников, Н. Герасименко, А. Бугрилов) им руководили командир В. Губский, начальник политотдела А. Коробов, начальник штаба А. Чернозуб. В состав училища, кроме Ханкалы, входили гарнизоны Сальск, Слепцовская, Тихорецк, отдельная авиэскадрилья при штабе Ставропольского авиаучилища, база обслуживания первого разряда в краевом центре. Начиналась новая биография гарнизона Ханкала…

А.П.Коробов


Комментировать


8 × = семьдесят два

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru