Шифр на гранате

Выступление перед молодыми сотрудниками

Выступление перед молодыми сотрудниками

«…В любой момент можно ждать нападения. Мне, а я был не только советником, но и шифровальщиком, пришлось лейкопластырем прикрепить шифры к гранате-лимонке. На всякий случай …».

У него несколько боевых наград. Но самая значимая – орден Красной Звезды. Он особо почитаем у фронтовиков. Это мог бы подтвердить отец Яков Семенович, командир орудия, которому довелось оборонять Ленинград, а потом сражаться в Финляндии.

Мама Ксения Алексеевна, родившая пятерых детей, была крестьянкой. А жило их семейство недалеко от Красного Рога в поселке с поистине редкостным именем – Куклы.

Николая с детства тянуло в строители. После учебы в строительном техникуме поступил в БТИ на строительный факультет. Служил в армии на Западной Украине в полку, которым, рассказывали офицеры, раньше командовал сын самого Чапаева.

Вступил, как говорится, на комсомольскую стезю, а от нее было рукой подать до милицейских погон. Работал участковым, создавал оперотряды… После окончания заочно Высшей школы МВД в Киеве был начальником штаба, замполитом в Советском РОВД. Довелось с другими милиционерами области «обслуживать» Московскую Олимпиаду летом 1980-го.

А на следующий год вызвали в столицу на собеседование… Март 1983-го стал для него вехой: в высшей школе МВД в Ташкенте группу офицеров стали готовить для отправки в Афган. Изучали язык, знакомились с Кораном, стреляли чуть ли не из всех видов оружия, слушали лекции специалистов по Востоку. Опытом делились офицеры милиции отряда «Кобальт-1», отработавшего свой срок в горной стране, где шла гражданская война и где погибло немало наших парней.

Из Кабула направили в провинцию Пактика, что на границе с Пакистаном.

– Таких провинций, – вспоминает полковник в отставке, – в стране, пожалуй, не было. Она стала, можно сказать, вся душманской. Мы помогали местной власти формировать царандой – милицию, но иначе, нежели с помощью облав, никого не заманишь.

С офицерами было полегче: среди них оказывались те, кто прошел через военные училища и даже академии в Москве, Киеве, Ташкенте… Но без рядовых, преданных правительству, с басмачами разве справишься? А советских солдат не было в Пактике вообще.

В большей части провинция равнинная, но здесь много киризов – подземных ирригационных сооружений. Их в 20-е годы афганцам помогали строить наши специалисты (Советская Россия первой признала государство Афганистан). Теперь же по разветвленным, за-частую многокилометровым каналам душманы пробирались в наш тыл, совершали диверсии и улетучивались…

А ведь надо было вести агитационную работу с местным населением, помогать властям, добывать информацию о планах душманов и передавать ее в Кабул. Шаран, столица провинции, представляла собой с десяток крепостей разного размера. Солдат царандоя за стены крепостей даже аллах бы не вытащил… В любой момент можно ждать нападения. Был не только советником, но и шифровальщиком, пришлось лейкопласты-
рем прикрепить шифр к гранате-лимонке. На всякий случай…

– Нашу маленькую группу – Юру Чевелёва, он из Воронежа, переводчика из Киргизии Алекса и меня – срочно, на вертушке вызвали в Кабул. Оказывается, по своим каналам командир царандоя сообщил, что душманы готовятся нас захватить. Мы подозревали, что царандоевец решил от нас избавиться: зачем ему лишние глаза, лишний контроль?

Сначала летали в Шаран вертолетами, но вскоре нас закрепили за Кабульской провинцией. Работы хватало. Помню, как банды душманов пытались устроить диверсию на электростанции Суруби, откуда шли ЛЭП (линии электропередач) на Кабул. Если бы «духи» взорвали станцию и ограждение громадного водохранилища, для столицы, а в Кабуле несколько миллионов жителей, была бы катастрофа. Увы, без взрывов все-таки не обошлось, но наши специалисты оперативно провели ремонт, а саму станцию немедленно взяли под охрану наши войска, отстранив царандоевцев.

В Кабуле не раз встречался с земляками Алексеем Маркиным и Владимиром Головковым. А в Хосте довелось пообщаться с Алексеем Мацулевым, советником местных властей по партийной линии. Перед глазами до сих пор стоит жуткая «зелёнка» под Кандагаром, когда от дороги до густых, будто джунгли, камышей было несколько метров.

Однажды, когда возвращались из Баграма, бэтээр обстреляли, водитель замешкался, но Николай успел дотянуться до тормоза и они не рухнули в пропасть…

Кроме ордена Красной Звезды он награжден медалями «За боевые заслуги» и «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», нагрудным знаком «Воину-интернационалисту».  Ему есть кого и что вспомнить.

Виктор ГАВРИЛОВ


Комментировать


6 − два =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru