Шпионские скандалы в СМИ: к проблеме интерпретации в зарубежной и российской прессе

«Шпионским скандалом» называют международный конфликт, связанный с обвинениями в шпионаже, получивший освещение в СМИ. Только в период с 2005 по 2011 год (согласно справке «РИА Новости») произошло 27 «шпионских» скандалов, 20 из которых связаны с Россией.

В данной работе рассматривается проблема интерпретации фактов в публикациях о «шпионском скандале», связанном с незаконным экспортом микрочипов из США в Россию, произошедшем в октябре 2012 года. Анализировались материалы качественных американских и российских изданий: «The New York Times», «The Wall Street Journal», «Коммерсантъ», «Новая газета». Для СМИ «шпионский» скандал — это актуальная, значимая тема, в то же время — долгоиграющая и привлекающая аудиторию. Государственные структуры предоставляют информацию СМИ, чтобы обличить страну — про-

тивника в конфликте, либо используют СМИ как способ защиты от заявлений в шпионаже, а также для формирования общественного мнения граждан своей страны и мирового сообщества. Подобные события интерпретируются в американской и российской прессе в соответствии с позицией своих стран. Анализ текстов СМИ выявил активное использование приемов манипулирования сознанием. Приемы и средства были выделены и описаны на основе классификаций, представленных в работах С.А. Зелинского «Манипуляция массами и психоанализ» (СПб. 2008) и С.Г. Кара-Мурзы «Манипуляция сознанием» (М. 2006). В публикациях американских СМИ было выявлено использование следующих приемов:



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

• создание образа врага — в образе России;

• принцип контраста — в данном случае противопоставляются США и Россия в отношении технологического прогресса, не в пользу России;

• манипулятивное комментирование — подбор комментариев, чтобы показать ситуацию в определенном свете;

• повторение — многократное повторение какой-либо информации для того, чтобы она осталась в памяти аудитории. Например, настойчивое повторение таких слов, как кража, воровство (stealing, heist, theft);

• стереотипизация, упрощение — примитивное объяснение проблемы, стандартизация: «Russia has а rich tradition of technology heists for its military industry, dating to the theft o f atomic bomb secrets from the United States after World War II» (nep. «У России богатая традиция грабежей в области военной промышленности и технологий, начиная от кражи из Соединенных Штатов тайны создания атомной бомбы после Второй мировой войны») («The New York Times»).

В российских СМИ при нейтральном информировании о конфликте и отрицании шпионских действий используются:

• ирония — как по отношению к США: «Россия и Китай — две страны, откуда американцы постоянно ждут шпионских угроз: будь то хакеры в интернете или рыжеволосые красотки на официальных приемах», так и по отношению к России: «…интересно, сколько триллионов будет истрачено до того, как Путин с Рогозиным разберутся, что сталинские тридцатые годы прошли без возврата» («Новая газета»); • манипулятивное комментирование;

• повторения — к примеру, в материале «Недошпионы» («Новая газета») часто повторяется, что это не шпионаж: «американская сторона обвиняет «российскую преступную группу» не в шпионаже, а в незаконном ведении бизнеса»; «на события лета го ю г., когда была раскрыта шпионская сеть нелегалов, нынешний скандал не похож»; «МИД РФ подчеркивает, что задержанным предъявлены уголовные обвинения, не имеющие отношения к шпионажу». Используются и другие приемы, позволяющие создать в материале ту или иную картину произошедшего, формировать отношение в мире к тем или иным событиям.

А.Э. Кожедуб


Комментировать


девять − 8 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru