Язык мой — друг твой, или конечная цель изучения языка

Язык позволяет делиться своим культурным опытом

В статье рассматриваются вопросы мотивации изучения русского языка как родного и как иностранного. Акцентируется мысль, что в качестве главных целей обучения русскому языку должны быть признаны цели научить правильно формировать и выражать свои мысли и понимать других людей, через изучение языка воспитать личность в нравственномировоззренческой системе национально-культурных ценностей. Ключевые слова: филология, менталитет, лингвистическое образование.

Есть такая позиция: «Не все ли равно, на каком языке общаться?» Лишь бы точно передавать смысл. Выбор языка имеет значение в зависимости от того, на какую тему общаться и с кем общаться. В чем разница между злободневностью и конъюнктурностью? В русском языковом сознании такая разница есть, и она аксиологически маркирована, т. е. входит в область лингвопрагматики. Первое слово несет положительную оценочность. А его иноязычный синоним, скорее, отрицательную. Потому что сознание хранит контексты употребления этих слов — духовный и рыночный. В языке (любом) хранится нравственный идеал общественной жизни народа. Какие идеалы сейчас распространены? Что побеждает: соборность или исключительно личный интерес, конкуренция, эгоизм?

Труд или бесконечные развлечения? Ответственность или «свобода» от  обязательств? Каждый положительный и  отрицательный идеал воплощен в языке, в особенности построения слов-образов и слов-манипуляторов. Поэтому не в последнюю очередь именно через язык, через стилистику общения можно наблюдать, как происходят замещение исторических идеалов, утрата ориентиров. Осуждаемые в народной культуре и сознании пороки становятся нормой, их не стесняются, ими публично гордятся и хвалятся. Менталитет основан на  системе ценностей. Это задает важное направление изучения концептосферы народного слова  — определение изначально заложенной в  слове-понятии этической оценки, положительного или отрицательного отношения к обозначаемому предмету или явлению. Начинать надо с углубленного изучения русской культуры в школе. Наши вузы получают все больше «запущенных» и «упущенных» абитуриентов, которые не знают многих «элементарных» вещей из фоновых знаний высокой русской культуры.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Уже неоднократно говорилось о том, что у  многих молодых россиян обнаруживается потрясающее невежество, в том числе в области русского языка. Конечно, это связано и с общецивилизационным кризисом образования. Обществом утрачиваются целостность и  широта образования, его мировоззренческая функция, цели которой подменяются идеологическими суррогатами или тем, что образование сводится к приобретению только профессиональных навыков. Такой подход в корне расходится со структурой и традициями российской системы образования. В идеале филолог, будучи ученым-универсалом, обязан знать все, что необходимо для прояснения того или иного текста. Но сущность филологии неизбежно вступает в  конфликт с  некоторыми социальными и  интеллектуальными тенденциями новейшего времени, в  том числе с заменой фундаментального образования прикладным. Приобретенные узкоспециальные знания не  воспринимаются как целостная научная система. В  потоке информации потерялось главное  — чувство целого, смысл жизни, вечные ценности.

Вместо традиционного — благоговейного — отношения к слову и тексту современное изучение языков предполагает сугубо утилитарный подход к ним (только как к средствам обмена информацией), а возникающие новые прикладные разделы филологической науки все больше отходят от осознания первоначального единства знания о слове и в конечном смысле — о человеке. Многие нефилологические, непрофильные вузы и  факультеты открывают специализации, от  которых они системно далеки. Реклама, промоушн, пиар, деловая коммуникация, психолингвистика, нейролингвистическое программирование и прочее — это очень узкопрактические исследования, которые в последнее время получают статус наук, причем наук «элитарных», актуальность и возможности которых искусственно преувеличиваются. Нельзя отрицать необходимость изучения этих дисциплин (и подготовки соответствующих специалистов), однако не следует забывать о том, что без базовой филологической подготовки они несамодостаточны. Если проанализировать содержание вузовского учебного плана по  филологии, то  становится очевидным, что требуются коррективы по составу дисциплин и по графику их преподавания. Так, считаем необходимым ввести в обязательную часть учебного плана курс древнегреческого языка, поскольку львиная доля филологической терминологии базируется на  греческих компонентах. В  перечень славянских языков, изучаемых на филологическим факультете, нужно добавить и восточнославянские языки. Важно соблюдать дидактические принципы преемственности и интеграции филологических и смежных дисциплин. Так, нелогичным выглядит преподавание курса исторической грамматики русского языка после прохождения студентами курсов по древнерусской литературе.

Между тем эти курсы должны поддерживать друг друга, чтобы студенты могли использовать полученные параллельно знания для анализа древнерусских текстов и  лучше усваивать грамматическое описание форм и  структур языка на примере соответствующих текстов. Также очевидно, что необходимо параллельное преподавание курсов «Введение в литературоведение» и практических занятий по лингвопоэтическому анализу художественного текста — еще до начала поэтапного изучения истории русской литературы. Пока можно предложить исправить эту ситуацию преподавателям, ведущим эти предметы, за счет комментариев по ходу занятий. Но в будущем необходимо создание учебников, отражающих это требование интеграции филологических дисциплин при изучении различных текстов.

Многие школьники и студенты не видят жизненного смысла в получаемых знаниях. Но все мы понимаем, что это как раз во многом зависит от личности преподавателя, учителя, от его умения заинтересовать учеников, от того, насколько он филолог, а не транслятор правил орфографии, пунктуации, грамматики. На формирование целостных филологических знаний, на  творческое исследование языка, на сведения по истории языка, по связи языка и культуры, на развитие речи (прежде всего — устной) времени и сил почти не остается. Филология, включающая концептосферу языка, теорию словесности, лингвокультурологию, историю языка, этимологию, подменяется начетничеством. Потому и желаемые результаты по грамотности остаются не достигнутыми. И оказывается, что медалист на вступительном собеседовании на вопрос, кто такие передвижники, отвечает, что это люди, которые что-либо передвигают, например мебель. Что значит сократить количество часов и объём знаний по русскому языку и литературе?

Это значит отказаться от тех идеалов, которые выражены в нашем родном языке. Нельзя живую передачу знаний и опыта подрастающему поколению заменять мертвыми технологиями. Итак, из виду упускаются главные цели обучения русскому языку — научить правильно формировать и  выражать свои мысли и  понимать других людей; через изучение языка воспитать личность в  нравственно-мировоззренческой системе национально-культурных ценностей. И  не  количество орфографических и  пунктуационных ошибок должно тревожить (или успокаивать), а злоупотребление словом, аморальное использование языка — как инструмента лжи, нечестного манипулирования, как сейчас модно говорить, «зомбирования». Лингвисты, социологи и политики интересуются позициями русского языка как инструмента международного сотрудничества и  влияния так называемой мягкой силы. Лингвисты разрабатывают методики обучения русскому языку разных категорий учащихся в России и за рубежом, с учетом не только временны х мотивов, но и дальних целей овладения ими русским языком.

Наиболее популярные мотивации изучения русского языка как иностранного систематизированы в имеющейся литературе применительно к лингводидактике: необходимость русского языка для бизнеса, работы (переводчики, консультанты, дипломатические работники, преподаватели и т. п.), для обучения в вузе, для чтения различных текстов-источников в оригинале, для общения с друзьями, родственниками, для получения разрешения на проживание в России или российского гражданства* . Одна из  психологических проблем современной цивилизации связана с  развитием справочного сервиса.

Так, часто знание орфографии и пунктуации ставится под сомнение, когда есть компьютерные программы проверки грамотности. Также говорят: «А зачем знать таблицу умножения, когда можно просто посчитать на  калькуляторе?» Но  без  этих базовых знаний, за  которыми кроется мировая культура, человек превращается в придаток машины, а по достижении пожилого возраста природа отомстит ему преждевременной атрофией мыслительных функций и памяти. Эта информация не «засоряет мозги», а формирует интеллект. Зарубежные исследователи выявили, что у людей, которые в молодости писали письма примитивным языком, простыми предложениями, в  пожилом возрасте, как правило, наблюдались старческое слабоумие, провалы в памяти и другие дисфункции деятельности мозга. У людей, писавших в молодости более разнообразно, использующих сложные синтаксические конструкции, и  в  глубокой старости сохранялась ясность мышления. Мне довелось беседовать с  бельгийскими пенсионерами, изучающими русский язык на курсах. Я спросил их: «Почему вы холите знать русский язык?» и  они ответили: «Мы хотим подольше прожить.

Изучение языков продлевает молодость». В том числе — изучение своего родного языка и литературы. Несмотря на финансовый кризис, муниципалитеты ряда городов Европы и США (Нью-Йорка, гимназий в Швейцарии, Австрии и Германии) находят средства для организации обучения русскому языку в  начальной и средней школе. В Германии начиная с 3-го класса можно сдать экзамен по системе ТОRFL, чтобы получить сертификат международного образца по  владению русским языком как иностранным. Разумеется, курсы русского языка входят и  в  образовательные программы высшей школы, при этом активно внедряются не только в языковых вузах в качестве обязательной или факультативной дисциплины. Следует признать, что основным мотивом изучения русского языка в современном мире является, конечно, острый и живой интерес к современной России.

Абрамов Валерий Петрович,
Абрамова Галина Алексеевна


Комментировать


− семь = 2

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru