Архивы за 03.06.2019

«Где? Что? Когда?»: географический фактор в структуре народного исторического сознания XVIII века (на материале старин Кирши Данилова)

1

Историческая память; фольклор; старины; былины; исторические песни.

В рамках доклада рассматриваются особенности пространственно-временной системы, отразившейся в «Древних Российских стихотворениях, собранных Киршею Даниловым». Делаются предварительные выводы о роли географического фактора в формировании народной исторической памяти. Обращаясь к вопросу изучения исторической памяти, мы неизбежно сталкиваемся с проблемой исследования ее своеобразной системы координат. А именно необходимостью выяснить, каким образом в народном сознании систематизировалось множество известных событий? Складывались ли они в структуру или оставались бессвязным набором разрозненных фактов? Для историка подобной точкой отсчета является пространственно-временная шкала. Рассматривая то или иное событие, большинство исследователей укажет, прежде всего, когда и где (хотя бы приблизительно) оно произошло. Однако фольклорные материалы свидетельствуют о том, что народная память функционирует по другим законам. Уникальным источником для изучения исторической памяти XVIII в. является сборник «Древних российских стихотворений, собранных Киршею Даниловым», по заказу Прокофия Акинфеевича Демидова [1].

Для историка сборник Кирши Данилова интересен прежде всего своим составом. Из 71 песни с нотами, зафиксированной в нем, 46 имеют явную отсылку к историческому прошлому, хронологически охватывающему период от княжения Владимира до Петра I. Такое соотношение исключительно для песенников XVIII в. и может свидетельствовать о целенаправленной записи песен, относящихся именно к «временам стародавним». Лингвистический [2] и музыковедческий [3] анализ произведений позволяет говорить о том, что они представляют собой репертуар одного певца. Следовательно, мы имеем возможность комплексного анализа отразившихся в этих песнях представлений о прошлом как уживающихся в сознании одного человека 2 .

(далее…)

Роспись крымских поминок 1636 г. как источник по истории русско-крымских отношений в первой половине XVII в

Поминки; посольские дары; роспись поминок; Крымское ханство; Дорофей Остафьев; Олферий Кузовлев.

Рассматривается вопрос о значении выплаты поминок в русско-крымских дипломатических отношениях в XVII в. На примере росписи поминок 1636 г. показана важность этого источника для изучения характера дипломатических связей с Крымом, внутренней истории ханства и экономического положения России. Для эпохи Средневековья характерна практика преподнесения посольских даров. Это была одна из процедур дипломатического этикета, в процессе которой стороны обменивались различными «диковинками» – дарами природы, показывающими богатство государства, и произведениями человеческих рук, демонстрирующими искусность его мастеров.

Традиция преподнесения друг другу подарков уходит корнями в древние представления о том, что «даритель и одариваемый вступают между собой в особую, магическую по природе связь, способствующую прочности и действенности контракта. Принятый дар гарантировал безопасность дарителя…, а при одаривании подсознательно учитывалась и та сверхъестественная угроза, которую таит в себе невозмещенный подарок» [11, с. 127]. Дары наполняли сокровищницы правителей. В Музеях Московского Кремля сохранилась огромная коллекция посольских даров, которые в течение нескольких столетий привозились иностранными послами ко двору русского царя [12].

(далее…)

«По чесому познати, аще кто волк есть, или добр человек?» Кому был адресован и с какой целью был написан «Розыск о раскольнической брынской вере» свт. Димитрия Ростовского

Димитрий Ростовский; Розыск; старообрядчество.

Автор показывает, что свт. Димитрий Ростовский, противодействовал распространению старообрядческих идей в своей епархии, прибегая к «положительной стратегии», укрепляя православную идентичность своей паствы.

В 1709 г. свт. Димитрий Ростовский завершил работу над обширным полемическим трудом, озаглавленным «Розыск раскольнической брынской веры». Полный текст его был напечатан лишь в 1755 г. 2 На полтора следующие столетия эта книга стала наиболее востребованной в полемике со сторонниками «старой веры», в первую очередь – для православных миссионеров [См.: 5, с. 4]. Так было, например, в 1714 г., когда митр. Иов Новгородский, в тщетной надежде переубедить одного из лидеров Выга, давал пребывавшему под стражей Семену Денисову читать список «Розыска» [9, c. 814]. Однако у нас есть основания предполагать, что изначальными адресатами труда Ростовского владыки были вовсе не убежденные сторонники «старой веры» или, как он именовал их в своем труде – «брыняне» 3 . К началу XVIII в., в то время, когда свт. Димитрий прибыл на архиерейство в Ростов, в его новой епархии, как и во многих других русских землях, сложилась ситуация своеобычного сосуществования двух религиозных культур. Многие из жителей России того времени, не вникая в суть событий Раскола, продолжали придерживаться тех обрядов, которые считали традиционными.

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru