Архивы за 08.06.2019

О воеводах: народные поговорки и пословицы

1

Воеводам поручалось управление:

Поля хранятся огородою, а люди – добрым воеводою.
Не играй ворона, не рычи, корова, есть у молодца оборона – порховской воевода.
Царь благими воеводы смиряет миpa невзгоды.
Воевода хоть не стоит лыка, а ставь его за велико.
Воеводская просьба – строгий приказ, на праве кормления:
Конь любит овес, а воевода – принос.
(далее…)

Аксиология лжи

Бытие, как оно являемо нам, часто оказывается ложью. Ложь тотальна, объективна и абстрактна – как наши картины природы, равно как и изображения внутри-социального бытия – мнения, предрассудки, «истины повседневности». Ложь здесь понимается синонимом «иллюзии», «картины», абстрактного мнения.

Она (ложь) потенциальна истиной. Можно сказать, что это сырье для истины, которое, однако, обретает статус «истины» по мере ее субъективации и конкретизации. Вот что, собственно, мы постараемся здесь обосновать. Многие знают о взаимодействии, взаимопереплетении лжи и истины. На этом и основано мнение о том, что они могут быть одновременно критерием друг друга. Поэтому, говоря о лжи, мы всегда говорим об истине, и наоборот.

Почему мы, собственно, верим себе и другим людям, вещающим об истине (хотим верить, настраиваемся как камертон)? Смысловая совокупность значений «объективной истины» содержит в себе мощный сакрально-психологический код: имплицитное приглашение (от социума, от культуры) «настроится на волну», войти в состояние, которое от тебя требуется, не рассуждающего, торжественного доверия. Интерсубъективность, авторитетность «объективной истины» заранее давит на человека и заранее предопределяет его податливость. Смысл «объективности» – это «глас социума», муштрующего свои «единицы», определяющего параметры возможного поведения.

(далее…)

Проблема полноты познавательного образа

Идея полностью адекватного отражения (понимания, восприятия, осуществления) не может не вдохновлять исследователя на поиски решения проблемы полноты познавательного образа. Не считая себя вправе анализировать эту проблему со всех сторон, тем не менее, позволю себе ряд утверждений, которые могут вызвать интерес со стороны научного сообщества.

Говоря о месте «ошибок» в процессе отражения, хотелось бы подчеркнуть, что невозможность полностью «ошибочного» или полностью «безошибочного» отражения будущего (парадокс отражения будущего – отражение того, что не есть отражаемое) позволяет поставить интересный гносеологический вопрос: как связаны «ошибки» и адекватность отражения настоящего, если принять во внимание не динамический аспект неполноты образа, когда она обнаруживается благодаря появлению нового более адекватного или благодаря преодолению избранного пути, то есть «задним числом», а статический? Отнесение ошибок, присутствующих в отражении, к несовершенству образа, как и признание возможности «безошибочного», в смысле полного исключения ошибок, отражения лежит в основе тех концепций познания, согласно которым между отображением и отображаемым может быть установлено однозначное соответствие.

(далее…)

Особенности общественного измерения морали

"Чтение - это искусство"

Идея о принципиальной неоднородности моральных требований и механизмов их реализации обсуждается философским сообществом в последнее десятилетие особенно интенсивно. И дело не только в сугубо академическом интересе, связанном со стремлением глубже понять мораль, но и в актуализации ряда социальных, политических и экономических проблем, решение которых требует от законодателей и лиц, принимающих общественно значимые решения, моральной рефлексии. В ряде теоретических исследований было зафиксировано то обстоятельство, что общественные процессы и события не всегда поддаются корректной оценке в рамках традиционного морально-философского дискурса, отражающего по преимуществу индивидуальную мораль («перфекционистскую» мораль, «мораль индивидуального совершенствования») [3, С. 3-17, 6]. Авторы этих исследований полагают, что основанием для оценки таких явлений должна быть общественная мораль, имеющая в сравнении с индивидуальной ряд особенностей.

Следует отметить, что философское наследие содержит значительное количество образцов как личностного, так и общественного подходов к пониманию морали. В большинстве своем философы исходят из обоснованности лишь одной точки зрения и сводят моральное сознание к одному из его прототипов – индивидуальному или общественному. Сторонники личностного подхода усматривают в морали форму индивидуального сознания, что предопределяет выбор объектов этического анализа, в качестве которых мыслятся представления человека о нравственном и безнравственном, воплощенные в его личных качествах – добродетелях и пороках. В рамках данного подхода мораль может реализоваться исключительно в индивидуальном выборе, являясь при этом мерой ответственности человека перед самим собой. Об общественном измерении морали сторонники такого подхода отзываются скептически.

(далее…)

Ребенок как вдохновитель духовно-нравственного настроения родителей

Ребенок в православной традиции всегда расценивался как благословение Божие, недаром очень горевали и тужили семьи, в которых по тем или иным причинам не было детей. Истоки такого отношения кроются еще в Ветхом Завете, во времена которого каждый ребенок расценивался как возможный Мессия, или как минимум часть рода из которого будет рожден Мессия, в связи с чем, отсутствие детей делало род глубоко несчастным, так как из пресекшегося рода Миссия произойти не мог.

Обращаясь к истории Ветхого Завета, вопреки бытовавшему тогда расхожему мнению, что Господь лишает своего благословения в детях людей грешных, мы видим, что даже праведники (Авраам и Сарра, Анна – мать пророка Самуила, Иоаким и Анна – родители Пресвятой Богородицы) некоторое время переносили определенное им Богом испытание бездетностью. И делали это безропотно, хотя и не без огорчения. Зачем давалось такое испытание?

Из истории мы знаем, что они в силу своей бездетности подвергались осмеянию и поношению со стороны соотечественников. Однако, чудесное рождение у них великих по предназначению детей, особенно в преклонном возрасте (в случае Авраама и Сарры, Иоакима и Анны), указывало на ошибочность людского суда и на особое благоволение Божие к этим людям. Позволим себе предположить, что рождение детей у родителей столь преклонного возраста, вероятно, имело и прикладное педагогическое значение: люди, умудренные опытом жизни, способны легче различить допустимые шалости и проступки, ведущие за собой тяжелые последствия; меньше совершают роковых ошибок в воспитании; не пытаются реализовывать собственные амбиции в детях.

(далее…)

Традиционные семейные ценности и проблемы их актуализации в современной семье. Опыт психологического консультирования

Семейные ценности являются практическим идеалом, образцом, который позволяет человеку формировать себя как семьянина и, сообразуясь с которым, он строит свою семейную жизнь. Ценностное отношение всегда предполагает выбор, который у каждого конкретного человека может в большей или меньшей степени отражать традиционные представления об устройстве семейной жизни. Вызовы современности таковы, что, несмотря на то, что российское общество декларирует свою приверженность традиционным семейным ценностям, все меньшая доля молодых людей им следует. Так, например, статистика, которая ведется в органах государственной регистрации России, оказывается неутешительной: с каждым годом соотношение количества разводов к числу браков оказывается все выше и выше.

В 2014 году процент разводов в России составил уже 52,5 процента. Можно согласиться с Газманом, что традиционные ценности только тогда имеют шанс на выживание в условиях модернизации, когда технология их трансляции также является объектом постоянной модернизации (1). Опыт психологического консультирования, основанный на пространственном моделировании решений психологических проблем, с удивительной яркостью показывает связь между отказом современного человека от следования традиционным семейным ценностям и его неудовлетворенностью собственной жизнью. Ядро традиционных семейных ценностей – представление о гармоничной любящей многопоколенной семье: все члены, в том числе усопшие, включены в её образ, никто не отторгнут, не забыт, всем отдается должное. «Венец стариков – сыновья сыновей, и слава детей – родители их» (Притч. 17:6).

(далее…)

Становление педагогической этики на Руси, духовное наследие

Мнози к добротам иных увещают, Сами же онех ни мало творяют. Сии подобни суть звонам звонящим, В церковь зовущим, самым не входящим… Иже желает прав учитель бытии, Чему же учит, достоит творити. Ибо на дела паче возглядают Слушатели, и та подражают. Симеон Полоцкий В современном, быстро меняющемся мире, в мире социальных, политических, культурных изменений, как никогда, встала острая необходимость вернуть в систему образования воспитание морали, нравственности, духовной культуры. Вопросы морали изучает этика. Этика, как наука, очень древняя, возникла в 5-4 веках до нашей эры.

Родоначальником этики считается Аристотель. Он стал автором понятия «Этический», что означает – добродетельный. У слова этика древнегреческое происхождение: этос – дом, очаг (7 в. до н.э.), позже – нрав, обычай, характер. Таким образом, этика – это наука о поведении людей, нравах и обычаях в поведении. С 1 в. до н.э. явление, которое изучает этика получило название мораль. Гай Юлий Цезарь образовал этот термин от латинского слова moss, которое тоже обозначало дом, очаг, обычай. Таким образом, у многих народов понятия этика и мораль объединились в единую формулу «этика – наука о морали»

(далее…)

Святые источники в современном культурном пространстве

Территория Вологодской области богата пресными подземными водами, которые нередко выходят на дневную поверхность в виде родников и ключей. Испокон веков ключевая вода была особенно хранима от загрязнения, а прилегающие к источнику земли – от захламления. При доминировании сельского расселения этот опыт народной экологической культуры бытовал в многочисленных деревнях, число которых стало резко сокращаться в 60-70-е годы XX века (1).

Виной тому были и сооружение промышленного комплекса Череповца, и создание системы лесопромышленных поселков, и реализация мероприятий по ликвидации неперспективных деревень. Продолжается этот процесс и в настоящее время, что является следствием оптимизации системы здравоохранения, образования и управления современной России. Вместе с исчезновением сельского населенного пункта уходит и географическая память народа.

В обыденном обороте потерян мощнейший пласт микротопонимии, хранивший имена всякой дороги и тропы, каждого поля и лесного урочища, приметных валунов и деревьев, родников, ключей и святых источников. Вместе с наименованием уходит и представление о местоположении объектов. Источники чистой пресной воды в этом ряду являются приятным исключением, хотя связано оно с ухудшением качества питьевой воды, подаваемой через систему централизованного водоснабжения, и высоким загрязнением открытых источников. Употребление бутилированной воды воспринимается как дополнительная нагрузка на семейный бюджет, поэтому в последние годы увеличилось употребление родниковой воды, а, соответственно, и внимание к ее источникам.

(далее…)

Православная педагогическая культура России: история и современность

Основополагающей задачей каждого поколения является воспитание следующих за ним. В чем состоит цель воспитания и как воспитывать – на эти вопросы, к сожалению, нет единого ответа в современном обществе. И если в методах и средствах воспитания допустимо, исходя из возрастных или личностных особенностей детей, разнообразие, то цель и идеалы должны быть, на наш взгляд, культуросообразны традициям семьи ребенка, его страны и народа. В этой связи довольно интересной нам показалась мысль итальянского богослова, миссионера и педагога Луиджи Джуссани о том, что для реализации процесса воспитания ребенку «необходимо сообразно предложить прошлое», поскольку без такого предложения, без осознания прошлого, традиции молодой человек становится фантазером или скептиком.

Традиция, считает названный автор, предлагает рабочую «гипотезу смысла» («образ судьбы»), с помощью которой человек может сопоставить свою жизнь и решить, принимать ее или нет. Важно и то, что прошлое может быть предложено только в том случае, если оно представлено «внутри проживаемого настоящего». Значимую роль здесь, несомненно, должна играть свобода личности, поскольку навязывание традиции может вызвать негативную реакцию у развивающейся личности. Существенным моментом в воспитании должна стать постановка проблемы, сравнение и сопоставление, но, однако не превращение в проблему всего, что сказано ребенку (т.е. отождествление проблемы и сомнения). Такого рода проверка предложенной гипотезы является единственным условием для формирования убеждений личности, в соответствии с которыми человек и будет действовать на протяжении своей жизни (3).

(далее…)

Методы распространения опасных идеологий и возможности противодействия им

1

Для начала стоит договориться о терминах, которые будут далее использоваться в докладе. Говоря о коммуникативном воздействии, мы зачастую не вполне корректно оперируем терминами. Например, воздействие как таковое, — это система действий, имеющих целью повлиять на что-нибудь или кого-нибудь. При этом мы упускаем из виду главную составляющую — «систему действий», которые могут быть самыми разнообразными и реализовываться различным образом: посредством уговоров или гипноза, за счет авторитета, с помощью подавления воли или возбуждения каких-либо чувств.

В эти рамки попадает целый набор явлений: «воздействие», «влияние», «убеждение», «суггестия», «внушение», «манипулирование» и т.д. Все эти категории существенным образом отличаются друг от друга, но используемые приемы имеют общие основания. Следующим важным моментом является то, как подается информация: выражена ли она в явном виде или является подразумеваемой и скрытой. В первом случае мы говорим о так называемом «эксплицитном уровне», во втором — об «имплицитном уровне». Последнее, о чем мы должны вспомнить, — это фундаментальные категории риторики: логос, пафос и этос.

(далее…)

Этологический вызов этике

Этологические исследования приматов Франса де Вааля завораживающе интересны. Выводы, которые он делает относительно морали, откровенно вызывающи для философской этики. Отмахиваться от данных и результатов такого рода исследований только потому, что они не укладываются в привычные и уютные этические модели кантианского или историко-материалистического толка, было бы банально. Речь не о том, чтобы принять новое видение морали, но о том, чтобы разобраться в нем.

Вааль может быть для кого-то неубедительным. Но в любом случае данные его исследований вкупе с новейшими нейропсихологическими данными – неотвратимый повод для философов критически посмотреть на себя. По меркам типологий этических учений, известных по учебникам и справочникам, теория морали Вааля подпадает под рубрику натурализма (стоит уточнить: биологицистского натурализма, чтобы не путать с натурализмом как проявлением натуралистической ошибки, по Дж. Э. Муру). В этих же типологиях посредством биологицистского натурализма рубрицирована эволюционистская этика и ее совремнная форма – социобиология. Вааль выступает как критик эволюционистской этики, в какой бы концептуальной версии она ни выступала – взаимного альтруизма (Р. Триверс), родственного отбора (У. Гамильтон) или эгоистического гена (Р. Докинз). Все эти концепции Вааль обвиняет в том, что мораль в них предстает своего рода камуфляжем генетически предопределенных эгоистических наклонностей человека. Теории такого рода восходят к эволюционизму Ч. Дарвина, однако Дарвин, по мнению Вааля, в понимании морали был гораздо проницательнее последующих теоретиков эволюционизма, поскольку мораль выводил из социальных инстинктов и не связывал последние с эгоизмом.

(далее…)

Современное медиапространство как среда деформации аксиологических основ национальной культурной ментальности

Одним из значимых факторов социокультурной динамики современного общества является интенсивное развитие медиакоммуникаций, которые становятся важнейшим институтом социализации подрастающего поколения. По статистике молодежь проводит у экрана два часа в день, отдавая при этом предпочтение просмотру различных ток-шоу, сериалов, TV-проектов и т. п. Сегодня массовые коммуникации представляют собой серьезный вызов культуре как ценностно-нормативной системе: создаваемый ими виртуальный мир блокирует нормативную функцию культуры, которая всегда осуществлялась в рамках «контактных», коммуникационных социальных институтов.

Деструктивный характер массмедиа определяется прежде всего манипулятивной природой порождаемого ими виртуального мира, возможностью создавать любые формы псевдодействительности. По сути массмедиа «заведуют» массовым производством «эффекта реальности»: они превращают реальность в информационный конструкт, результат производства и объект массового потребления.

(далее…)

Визуальный образ Китая в русском общественном сознании первой половины XIX века

Европейцы узнали Китай несколько раньше, чем русские. Одним из первых путешественников, описавших Китай, был Марко Поло («Книга о разнообразии мира» 1275). В дальнейшем Китай описывался европейскими путешественниками неоднократно. Особенно популярной была книга сэра Джона Мандевиля (1357-1371 «Приключения Сэра Джона Мандевиля»). «Эта книга создавала представления о мире, в котором все принимало ослепительный, сказочный облик и казалось идеальной рамкой для совершенного общественного устройства. До XVI в. в сознании европейцев складывался фантастический образ сказочной страны» [5, с.37].

В начале XVI века в Китае появились первые европейские мореплаватели португальцы. Отношения продолжались с некоторым перерывом до середины XVI века. Со II половины XVI в. Португалия начала терять свои господствующие позиции в торговле с Китаем. Лидирующее положение начала занимать Голландия. В 1602 г. была основана голландская Ост-Индская Компания. К середине XVII в. в Европе уже имеются довольно обширные сведения о Китае. В 1654 г. вышел «Новейший китайский атлас» Мартина Мартина, в 1664 г. в Риме опубликована книга Атанаса Кирхера «Китайские иллюстрации». В целом иллюстрации были довольно удалены от натуры, хотя некоторые детали отличались поразительной точностью. Вопрос о том, когда в России появились первые представления о Китае, занимал историков уже в XIX в. [13; 9, с.148-150].

(далее…)

Мудрость простоты: о самобытном искусстве Новгородской земли

Мудрость простоты: о самобытном искусстве  Новгородской земли

Мудрость простоты: о самобытном искусстве
Новгородской земли

О вы! счастливые народы,
Где случай вольность даровал!
Блюдите дар благой природы,
В сердцах что вечный начертал.
А. Н. Радищев

Брал Садке гуселышки яровчаты,
Яровчаты гуселки, звончаты:
Струночку ко струночке налаживал,
Стал он в гуселышки поигрывать,
Играет-то Садке в Нове-городе
А выигрыш ведет от Царя-града.
Новгородская былина

Могущественный Киев летописец Нестор назвал «матерью городов русских». Но к ХIII в. характерная для средневековых государств болезнь междоусобиц не миновала и Киевскую Русь. В 30-е гг. этого века процветающая некогда держава стала распадаться на мелкие уделы. По мнению ученых, к концу XIV столетия на ее территории теснилось свыше 250 удельных княжеств. Как говорилось в известной поговорке: «В Ростовской земле — князь в каждом селе».

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru