Cтертый характер памяти о Первой мировой войне

Проект памятника «Героям Первой мировой войны»

Проект памятника «Героям Первой мировой войны»

Периферийный, стертый характер памяти о Первой мировой войне проявляется прежде всего в почти полном отсутствии связанных с нею публичных мест памяти: кладбищ, памятников, музеев, мемориальных комплексов, расположенных на полях сражений. В силу отсутствия интереса, а порой и враждебного отношения со стороны советских властей, такие места памяти либо не были созданы (например, музеи), либо оказались заброшенными, а нередко и полностью разрушенными (кладбища). Эта ситуация объясняет, почему в обсуждении проблем коммеморации Первой мировой войны такое место занимает риторика «долга памяти», заставляя провозглашать в качестве приоритета поиск захоронений и сооружение памятников павшим. Эти усилия, однако, сталкиваются с дополнительной трудностью – почти полным отсутствием на территории Российской Федерации мест сражений. В результате распада имперского государства, царского, а потом советского, и потери «национальных окраин», регионы (прибалтийские, украинские, белорусские), являвшиеся театром боевых действий в 1914-1918 гг., больше не входят в состав России.

Помимо фантомных болей, которые грозит разбудить напоминание о недавней травме, вызванной распадом Советского Союза, это ставит перед организаторами коммемораций проблему практического толка: как материализовать и укоренить память в пространстве, где не происходило боев и других форм насилия, которые обычно составляют фундамент мест памяти о войне (достаточно вспомнить, например, кладбища и военные мемориалы, которым усеяны восточные области Франции)?

В этой ситуации было опробовано несколько решений. Первое применяется в единственном регионе, составляющем исключение – в Калининградской области, которая в 1914 г. была театром важных сражений с германской армией. Заметим, что в ту эпоху и вплоть до 1945 г. эти земли, будучи частью Восточной Пруссии, принадлежали Германии. Сегодня Калининградская область, на территории которой находится несколько десятков, а то и сотен мест захоронений солдат, павших в годы Первой мировой, является одним из ключевых пространств российской коммеморации предстоящей годовщины. В 2014 г. должно состояться открытие федерального музея и большого памятника павшим (скульптор С. Щербаков) в Калининграде, а также военно-исторического мемориала в Гусеве (ранее Гумбиннен), где в августе 1914 г. произошло одно из первых крупных сражений на восточном фронте, закончившееся победой российской армии.

Кроме того, в местах крупных захоронений (в том числе вблизи нескольких не сохранившихся до наших дней военных кладбищ) будут установлены памятные знаки и мемориальные доски. Эти меры являются, однако, недостаточными, учитывая большое число и нередко катастрофическое состояние захоронений, расположенных в области. Общее их количество неизвестно, при этом в силу особенностей российского законодательства нередко даже установленные места захоронений не имеют статуса кладбища или исторического памятника12. За исключением Калининградской области большинство могил воинов, павших в Первой мировой войне, находится вне пределов Российской Федерации, вблизи полей сражений, расположенных на территории Восточной Европы или – в случае солдат экспедиционных корпусов и военнопленных – в Южной и Западной Европе.

Именно поэтому принятый правительством «План основных мероприятий, связанных со 100-летием начала Первой мировой войны», предусматривает, к примеру, восстановление православной часовни на кладбище военнопленных в Больцано (Северная Италия) и русского некрополя в Белграде, а также поиск и восстановление мемориалов в Западной Украине. Разумеется, эта часть коммеморативной программы в особой степени зависит от текущих политических событий. Так, в апреле 2014 г., по выражению газеты Ле Монд, «столкновение между прошлым и настоящим» привело к отмене визита В. Путина в Курси (департамент Марн), где он должен был участвовать в церемонии открытия памятника российским воинам, павшим в ходе Наступления Нивеля 1917 г.13 Наконец, следует упомянуть, что материальные следы памяти о павших теоретически можно найти и в других уголках России – прежде всего там, где в годы войны возникли военные кладбища, на которых хоронили солдат, скончавшихся от ранений в тыловых госпиталях.

Одним из первых в годы войны было создано Московское Братское кладбище, расположенное в районе Сокола. После революции воздвигнутые там часовня и памятники были разрушены, территория кладбища превращена в парк, а затем частично застроена. В годы перестройки по инициативе частных лиц и общественных организаций было начато восстановление памятников, и спустя некоторое время мэрия Москвы дала согласие на воссоздание здесь мемориала.

Он был открыт в 2004 г. и стал главным местом памяти о Первой мировой войне в Москве. Сегодня, однако, другое место претендует на то, чтобы стать центром юбилейных церемоний. Речь идет о площадке, где осуществляется ключевой правительственный проект, посвященный столетней годовщине – сооружение большого памятника павшим. С самого начала все было сделано для того, чтобы придать этой инициативе максимально широкий и символичный характер. По утверждению РВИО, с идеей сооружения в столице памятника россиянам, павшим на полях Первой мировой, выступили потомки участников войны; это предложение было поддержано правительством и лично президентом. Несмотря на наличие государственного финансирования, был объявлен сбор пожертвований на постройку памятника, а также организовано интернет-голосование, призванное определить лучший проект памятника14; 15 проектов были выставлены в Музее Отечественной войны 1812 года, а затем в Центральном Музее Великой Отечественной войны в Москве. Выбор места для сооружения памятника говорит сам за себя – Парк Победы на Поклонной горе. Таким образом, память о Первой мировой войне включается в нарратив великих «отечественных» войн (заметим, кстати, что это определение использовалось когда-то и по поводу 1914-1918 гг.).

Проект скульптора А. Ковальчука, одержавший победу в конкурсе, развивает ключевые для создаваемого сегодня в России национального исторического нарратива темы: великая страна с тысячелетней историей, опирающейся на традиционные ценности (во главе с православием), героизм и самопожертвование. Памятник состоит из гигантского триколора, который служит фоном для горельефов с батальными сценами, сестрой милосердия, поддерживающей раненого, и сценой проводов на фронт с участием женщин, детей и священника, благословляющего новобранцев. Использование триколора подчеркивает идею преемственности в российской государственности, независимо от смены эпох и политических режимов; вид этого ставшего привычным символом позволяет сократить дистанцию, отделяющую современных россиян от опыта этой малоизвестной войны, и облегчить идентификацию с памятью о ней. Благодаря изображению кавалерийской и штыковой атак, а также генерала Брусилова, одного из немногих достаточно широко известных военачальников, чье имя связано с этой войной, в будущем памятнике на Поклонной горе находит также отражение тема героизма и воинской славы, неотделимая от официальных российских репрезентаций войны. Трактовка этой темы, однако, отличается здесь некоторыми особенностями: катастрофические для России результаты и последствия войны заставляют немного отступить от традиционного монументально-героического канона и попытаться затронуть тему поражения, не отказавшись при этом от идеи патриотического воспитания.

Как и в ряде других коммеморативных проектов, связанных с историей этой войны, автор памятника на Поклонной горе обратился к понятиям самопожертвования и долга перед родиной – долга, выполненного воинами несмотря на политические потрясения. Эта идея нашла отражение в сцене проводов на фронт, а главное – во втором элементе памятника – стоящей вблизи триколора фигуре солдата. Символ верности воинской клятве, этот солдат, как и множество других рядовых и офицеров, по словам автора, «не виноват в тех катаклизмах, к которым эта война привела. Он не проиграл войну. Ему просто приказали из нее выйти». В том же интервью скульптор почеркнул, что стремится сделать фигуру солдата «не таким «парадным»», чтобы подчеркнуть «ощущение тягот, через которые он прошел»

Следуя, вероятно, той же логике и стремясь сделать образ солдата, несмотря на его большие размеры (около 5 м. высотой) более человечным, приблизить его к зрителям, в первоначальном проекте предусматривалось установить скульптуру почти на уровне земли. Однако в окончательном варианте она стоит на пьедестале высотой 6-7 м. Памятник претерпел, кстати, еще одно изменение: если вначале он посвящался «Героям и солдатам, павшим в Первой мировой войне», то окончательный вариант включает надпись «Героям Первой мировой войны».

Эмилия Кустова


Комментировать


5 × = двадцать пять

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru