Искусство

Играем Булата Окуджаву

Булат Окуджава с гитарой

Булат Окуджава с гитарой

«— А все же — почему именно гитара? — спросили как-то Булата Шалвовича. — Ведь после войны, помнится, был в чести аккордеон…

— Ну, тут тоже есть какая-то традиция — цыганского и русского романса, песен в этой традиции Александра Полежаева и Аполлона Григорьева. Не говоря уж о мировой традиции… А у меня так случилось — кто его знает почему. Аккордеона я не любил, любил музыку, но играть ни на чем не умел. У моей тети, у которой я жил, было пианино, и я одним пальцем иногда наигрывал какие-то там штучки — вот и все, что было… Кстати, я до сих пор мотивы моих песенок подбираю не на гитаре, а так — одним пальцем на пианино. А потом у меня в руках появилась гитара. И она как-то пришлась по мне: легкая, удобная, звук удивительный…

— А при каких это было обстоятельствах, не помните? Это ведь всем будет очень интересно узнать… (далее…)

«Я думала, это весна, а это… «Оттепель»!»

« Просто я хочу сказать что вы счастливая. Да-да, счастливая! Потому что рядом есть люди, которые любят вас, которым достаточно того, что вы есть. Просто есть. И вам можно вообще ничего не делать, а просто — есть, ну, в смысле, быть.»
Кадр из сериала. Виктор и Марьяна

Кадр из сериала. Виктор и Марьяна

Как известно, сейчас стало модно снимать фильмы и сериалы о советском времени. Один из таких – сериал «Оттепель», который снял талантливый режиссер Валерий Тодоровский, он также является и продюсером, и сценаристом этой яркой картины. Чтобы понять всю глубину этого сериала, необходимо полностью абстрагироваться от внешнего мира и досмотреть сериал до самого конца.

Режиссер смог перенести на экран всю атмосферу 60-ых годов, жизнь людей того времени. И это кино точно можно назвать оригинальным и по задумке, и по самому сюжету. В сериале «Оттепель» раскрывается правда о времени, о кинематографе и людях, которые творят кино. (далее…)

Русские иконописцы: Алипий

Преподобный Алипий иконописец Печерский

Преподобный Алипий иконописец Печерский

Алипий был первым русским иконописцем. Этот художник работал в основном в Киево-Печерском монастыре.

Преподобный Алипий учился у греческих мастеров, которые приехали украшать росписью храмы Лавры в конце XI-го века. После украшения этих храмов преподобный Алипий остался в монастыре и начал опять работать над иконами. Его иконы очень добродетельные, потому что он не писал их для денег, но просто для восхищения и почтения к Богу и другим святым.

Деньги, которые он заработал, разделил на три части. Первая часть — для материалов для иконописания. Вторую часть раздал бедным, и последнюю часть подарил монастырю.

Его иконы были расположены повсюду. Например, икона Божией Матери была отправлена в Ростов, где она стала известной благодаря чудесам, которые там случились и люди верили, что эти чудеса вызваны именно иконой Божией Матери. (далее…)

Зачем утке номер?

В лучших домах Парижа бережно хранятся дипломы, свидетельст­вующие о том, что их обладатель… съел утку. Правда, не простую, а приготовленную в знаменитом ресторане «Серебряная башня».

Приготовленная утка

Приготовленная утка

Уже больше ста лет ресторан, расположившийся прямо напротив собора Парижской Богоматери, потчует клиентов уткой «Серебряная башня». Каждая птица имеет «личный» порядковый номер, и счет им недавно пошел на второй миллион. Стоимость уникального блюда доходит до 300 евро, но желающих отведать его столько, что столик в ресторане заказывают за полгода. Впрочем, те, кому некогда ждать или жалко денег, могут приготовить знаменитую утку (или хотя бы ее подобие) сами.

Птица должна быть молодой (шесть-восемь недель), упитанной и невыпотрошенной. Во Франции ее не режут, а душат, чтобы сохранить всю кровь внутри. Требуется и вторая утка — ее варят накануне, чтобы получить крепкий бульон. (далее…)

Чем богат тайский суп?

Кухня Таиланда — одна из самых необычных и изысканных в мире, хотя европейцу не так легко привыкнуть к ее обжигающей остроте. Король тайской трапезы — том-ям-гун, суп из морепродуктов.

Том-ям-гун

Том-ям-гун

Название «том-ям-гун» переводится как «острый суп с креветками». Чтобы он получился именно таким, нужно для начала взять по ложке куркумы, кориандра и имбиря и растолочь все это в порошок. Потом необходимо очистить 10-12 королевских креветок. Панцири и головы не выбрасывают — их несколько минут обжаривают в пальмовом масле, потом варят. Получившийся бульон процеживают и заливают в самовар. Теперь нужно нарезать стебли растения та-край (его еще называют «лимонное сорго») и листья кинкана — цитрусового дерева с мелкими оранжевыми плодами. Их тоже кладут в самовар и только потом помещают туда же очищенные креветки. Иногда к ним добавляют крабов, мидий в раковинах и древесные грибы. (далее…)

Из истории иконы

Тихвинская икона Божией Матери

Тихвинская икона Божией Матери

Начало древнерусского искусства датируется около 988 года. В этом году Владимир крестил Русь и на Русь пришло христианство. Концом древнерусского искусства считается XVII век. В то время правителем Руси был Петр Великий, который восхищался западным искусством и хотел, чтобы Русь стала западной страной. Это представляло конец «золотой эры» написания икон на Руси.

Для русских икона — самое почитаемое священное искусство. Это даже не ремесло. При продаже считалось невежливым использовать такие слова как купить или продать. Люди только меняли икону на деньги. Неуважительным считалось также вешать иконы, иконы положено было только ставить на полку. Если икона по каким-то причинам сгорела, то говорили о ее вознесении на небо.

Икона тесно связана с византийской культурой, потому что с конца Х-ого века византийское искусство стало проникать на Русь. В то время русские иконы были подражанием византийской иконописи. Уже начался процесс эмансипации икон. Это был очень длительный и неравномерный процесс, поэтому очень сложно определить точные хронологические границы его развития. Из-за большой отдаленности от Византии русские иконы сначала развивались больше всего на Севере, где сохранились прочные традиции. (далее…)

Тарусские дети и искусство

Тарусские дети и искусство

Тарусские дети и искусство

Знакомые звуки, чудесные звуки! О, сколько вам силы дано. Прошедшее счастье, прошедшие муки И радость свиданья, и слезы разлуки — Вам все воскресить суждено.

Таруса — это имя воскрешает в памяти что-то женственное, светло-печальное и наивное. Первозданная тишина и красота природы, отьединенность ото всего и вся наполняли душу лиризмом, созерцательностью и воплощались в полотнах и музыкальном творчестве Василия Дмитриевича Поленова. Его опера «Призраки Эллады» (1915) и «музыкальные субботники» Веры Васильевны Вульф открывают пласт музыкальной культуры нашего города.

С 30—40-х годов прошлого столетия Таруса стала излюбленным местом отдыха и работы известных советских пианистов Константина Николаевича Игумнова и Надежды Иосифовны Голубовской. Их концерты завораживали тарусян одухотворенной искренностью музыкальной речи. Игумнов писал: «Я хочу, чтоб музыка была прежде всего живой речью. Я думаю, что всякое исполнительство есть рассказ доверительный, живой, трепетный». Кажется, все очень просто. Но простота эта мудрая. Игра пианиста была проникнута безупречным вкусом, чувством меры и человечности. «Путь тишины и уединения в Тарусе, книги и природа — это самое лучшее и самое радостное. Игумнов и музыка это уже совершенный идеал, который может только сниться», — читаем мы в воспоминаниях его современника. (далее…)

Соляной амбар. Народный дом

Русский художник Василий Поленов Московский дворик

Русский художник Василий Поленов
Московский дворик

Василий Дмитриевич Поленов еще в начале XX века организовал в Тарусе Народный дом, для которого по прошению Георгия Викторовича Вульфа выделили большое кирпичное, тогда очень популярное здание бывшего соляного амбара (нынешний адрес; улица Каляева, 3. Сейчас здесь контора «Электросети»). Ведь усадьба Борок, где долгие годы (1892—1927) жил и творил художник, переименованная в Поленово после его смерти, была тесно связана с Тарусой не только территориально, но и родственными, дружественными и творческими узами, а письма Поленовым шли по адресу. Таруса, Борок.

Связь с Тарусой, где проходили и многолюдные ярмарки, и уездные собрания, и торжества, осуществлялась благодаря плашкоутному мосту через Оку, парому и лодкам, а зимой Поленовы приезжали в Тарусу на санях или переходили на лыжах по крепкому льду.

Василий Дмитриевич неустанно нес культуру в народ. Идеи просветительства он видел как «свет истинный» и всю свою долгую жизнь (он прожил 83 года) был верен этим идеям. А задумка — повсеместно, не только в Тарусе, — прививать народу вкус к настоящему искусству была у Василия Дмитриевича давно. 16 мая 1913 года он писал Коровину: «Я все более и более втягиваюсь в это глубоко интересное дело». И оно поглотило его, подняло на своих волнах и скрасило последние годы. Дело это — народный и детский театры, Поленов считал театр одной «из самых широких просветительных школ для народа». (далее…)

Тарусская артель вышивальщиц

Тарусская вышивка

Тарусская вышивка

Таруса… Тихого очарования полон этот уголок России: березовые рощи, сады, деревенские улочки, красивые овраги, широкие заливные луга за Окой и белый пушистый снег зимой. Скромная красота Тарусы издавна манила творческих людей.

В 1923 году в Тарусе поселились две замечательные женщины любители и знатоки народного творчества, — Мария Федоровна Якунчикова и Наталья Яковлевна Давыдова. Таруса и прилегающие к ней деревеньки с давних времен были центром народного художественного промысла — калужской цветной перевити, в старину называли такую вышивку «вырезы». Калужской она называется потому, что так вышивали во всех приокских селах и деревнях вокруг Калуги.

Изучив калужскую вышивку, Якунчикова и Давыдова решили в Тарусе организовать артель вышивальщиц, чтобы возродить местный шов и «жизнерадостный орнамент народной вышивки». Официальной датой основания артели считается 4 декабря 1924 года.

В этот же город — на родину своей матери — несколько ранее, в 1917 году, приезжает жить Маргарита Николаевна Гумилевская. Проработав несколько лет учительницей (ее специальность иностранные языки), она вынуждена по состоянию здоровья оставить учеников. (далее…)

Левый терроризм на западном экране

Левый терроризм на западном экране

Левый терроризм на западном экране

Современная эскалация терроризма в ряде капиталистических стран явилась следствием нового обострения общего кризиса буржуазной системы в 70-е годы. Империалистические державы, для которых террористическая деятельность стала частью политической реальности, используют терроризм в своих реакционных целях. В последние годы на первый план выдвинулся ультралевый терроризм, направленный не только против буржуазно-демократических институтов, но также против рабочего движения.

«Левый» терроризм органически связан с различными формами леворадикалистских движений 60-х — начала 70-х годов, являясь продуктом их размежевания, тупикового развития и распада. Очевидно, что между первой фазой терроризма с конца 60-х годов, когда существовали разрозненные террористические группы в условиях политической изоляции, и последней, для которой характерно ужесточение средств террора н широкий выход на международную арену, лежит путь, за которым просматривается долговременный план, направленный против демократических сил, рабочего движения. Многие проблемы этой эволюции нашли свое противоречивое отражение на западных экранах, прежде всего Италии, Франции, ФРГ. В 1964 году на экранах появился фильм итальянского режиссера Б. Бертолуччи «Накануне революции», ставший своего рода точкой отсчета для других фильмов, посвященных движению леворадикального протеста на Западе.

Герой фильма Фабрицио, молодой буржуа, сначала бунтует против привычного буржуазного миропорядка, против родителей и даже против самих основ господствующей системы, а затем капитулирует, не найдя в себе сил к сопротивлению. Но фильм дает нам возможность ощутить напряженную атмосферу внутренних поисков героя, его душевных метаний, его состояния «накануне» выбора. О неустойчивости жизни, атмосфере ожидания социальных и политических бурь свидетельствует само название фильма «Накануне революции».

(далее…)

Царь и его слуги

Царь и его слуги

Царь и его слуги

В одном царстве-государстве
Простоявшем сто веков
Пострадавшем от оков
Множества его врагов

Пережившем сто царей
Вынесшим гнет их идей
Жил был царь — по духу реформатор
В аккурат — идейный генератор

В общем, тайный прохиндей
Так настраивал людей
Что морально было тесно
Словно в бочке стерлядей

Вроде бы и широки просторы
Но кругом — сплошные контролеры
Для народа — точно живодеры
Ловко делают заборы

Там где царский интерес
Выдают сей за прогресс
Что ни праздник — то конгресс
Царь на них — как антистресс

Хмурит брови, мол у нас
Власть показывает класс
Все заботы для народа!
Такова царя природа

Всем дарована свобода
Жизнь по вкусу слаще меда
На хорошие манеры мода
Что ни гений, что ни мысль

Царских взглядов виден смысл
Вездесущи его слуги
В их учете все округи
Там они среди людей

Проливают свет идей
Царских замыслов-путей
Тонко нити извивая
Тайный скреп преподнося!

© Radnews.ru

 

Портрет Гете

Гёте, Иоганн Вольфганг фон

Гёте, Иоганн Вольфганг фон

Первое русское изображение Гете связано с Жуковским. Оно не его работы, но он был тем, кто впервые выбрал, оттиснул и распространил гетевский облик среди российских читателей. Он сделал это в качестве нового редактора «Вестника Европы»: в 1808 г. он возглавил издание. Портрет появился в ноябрьской—декабрьской книжке на титульном листе.

После уединенного, четырехгодичного сидения в «Мценском» Жуковский входил признанным, почти уже знаменитым поэтом в большой свет словесности. Начинались годы его расцвета. Редактирование «Вестника Европы», числившего своим первым водителем Карамзина, знаменовало, что певец «Светланы» поднимает свой флаг над русской поэзией. Немецкие цвета, в противоположность традиционным французским, стали занимать в нем преобладающее место. Портрет Гете был в этом смысле отнюдь не случайностью. Мало ли модных имен, любимцев публики, могли украсить заглавную страницу журнала? Гетевский профиль был символом новых тяготений. Заветы недавно умершего друга, Андрея Тургенева, получили здесь своего рода общественное проявление. В этом же году Жуковский впервые сделал опыт стихотворного подражания Гете в «Моей богине». (далее…)

О наслаждении живописью

О наслаждении живописью

О наслаждении живописью

«Есть в живописи наслаждение, доступное только самим художникам». Пишущий вступает в противоборство с миром людей, удел художника — дружественное соревнование с природой. Стоит вам приступить к работе — и вы уже счастливы. Взяв карандаш, вы вглядываетесь в лицо природы, и сердцем вашим овладевает умиротворенность. Гнев и волнение не препятствуют размеренному ходу занятий: рука тверда, взор не омрачен; вам не досаждает необходимость оспаривать нелепые мнения, идти на вынужденные уступки, сокрушать противника, отделываться от глупца — никто вас не пугает и ни перед кем не нужно заискивать. Ни «дрязг», ни мудрствования, ни козней, ни лжесвидетельств, ни попыток выдать черное за белое и наоборот; вы всецело отдались во власть могущественной природы, дабы с простодушием ребенка и рвением энтузиаста …с радостью вкусить Ее манеру, стиль познать с восторгом.

Вы погружены в раздумье, но оно безмятежно. Дело находится и для руки, и для глаз. Наблюдение над зауряднейшими предметами, будь то куст или простой пень, поминутно доставляет вам новое. Вы вдруг подмечаете неожиданные различия и открываете сходство там, где и не подозревали ничего подобного. Вы пытаетесь запечатлеть увиденное, но обнаруживаете ошибку и беретесь ее исправлять. Не надо ловчить или намеренно себя обманывать: сколько ни старайтесь, а до цели всегда будет далеко. Упорные поиски идеала порождают терпеливость — источник подлинного, неиссякаемого наслаждения. Лепесток цветка, прожилки листа, оттенок облака, неотчетливые пятна на старинной стене или поседевшей от времени руине — все это жадно присваивается восприятием как spolia opima* такого рода душевной борьбы и заполняет трудами остаток дня. (далее…)

Живописец восторгается не только природой

Живописец восторгается не только природой

Живописец восторгается не только природой

Живописец восторгается не только природой: новый, изысканный источник удовольствия открыт ему в изучении и созерцании произведений искусства — там, где

Лоррен холста касался кистью нежно, Буянил Роза иль Пуссен вникал прилежно.

Художник обращает жадный взор к загородным имениям знатных особ, полагая найти там настоящие сокровища. Особая аура витает вокруг поместья лорда Рэднора, таящего в себе два полотна Клода — «Утро» и «Вечер Римской империи»; вокруг Уилтон-хауса, где находится фамильный портрет Пембруков кисти Ван Дейка; вокруг Бленхейма — там хранится выполненный им же портрет детей герцога Бэкингема, а также богатейшее в мире собрание картин Рубенса; вокруг Ноусли, где на стене есть надпись, начертанная рукой самого Рембрандта; и вокруг Берли6 — там имеется несколько головных изображений ангелов, сотворенных Гвидо.

Молодой художник совершает паломничества к этим местам, с томящимся сердцем взирает издали на усадьбу, «что прячется в зарослях по грудь», и испытывает жгучий интерес, который владельцу едва ли ведом. Пришелец ступает по превосходно выметенным дорожкам парка, минует гулкие сводчатые арки и входит в дом, где его ведут по анфиладам комнат, обшитых дубовыми панелями, ему показывают мебель, дорогие драпировки, гобелены, массивное столовое серебро и наконец вводят в помещение, где обретается его сокровище, его кумир — какой-нибудь выразительный портрет или дивный пейзаж. (далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru