История

Мужчины и женщины в годы Первой мировой войны: демокрафический кризис и потери населения

Первая мировая: война, которую проиграли все

Первая мировая: война, которую проиграли все

В годы Первой мировой войны, революции и последовавших за ними Гражданской войны и интервенции социально де мографическая ситуация в стране резко изменилась. Ее изучени е связано с опре деленными трудностями. В частности, по срав не нию с предыдущими годами качество демографической информации заметно ухудшилось. Прежде всего, была расстроена система т еку щего учета населения в условиях военного времени и в результате рефо рм новых органов государственной власти, включавших отде ление цер кви от г осударства и создание новой системы учета естественного движения населения.

Так, 18 декабря 1917 г. был утвержден Декрет о гражданском браке, о детях и о введении книг актов граждан ского состояния, ко торый предусматривал обяз ательную регистрацию рождений, бра ков, смер тей в специальных книгах отд елов записей браков и рождений. Но, несмотря ни на какие обстоятельства, от тех лет осталось немалое статистическое наслед ие. Например, Л. И. Лубны Герцык, изу чая движение населения в 1916 — 1922 гг., использовал данные по 28 губерниям; В. З. Дробижев для периода 1917 — 1920 гг. приводил иную информацию по 16 губерниям, не считая городов. Начавшаяся мировая война не позволила провести намечав шуюся на 1915 г. Вторую всеобщую перепись населения. Однако в указан ный период в стране провели фактически две пере писи населения, результаты которых были необходимы для решения про доволь ствен ной проблемы, пр ов едения аграрной рефор мы, по сле во енно го государ ственного строительства

(далее…)

Холокост и «холокосты»: использование термина применительно к геноцидам и этническим травмам ХХ века. Сравнительный анализ

1

Всемирная и еврейская истории богаты трагедиями и количеством жертв, но ХХ век занимает особое место. И это связано не только с масштабом трагедий, количеством жертв в ходе тотального уничтожения, как по ставившимся целям, так и по результатам их реализации. Важны качественные параметры изменений, определившие конвейер антропологических катастроф, их репрезентацию, рефлексию и последующую мемориализацию и стремление извлечь уроки. Итак, что уже было. Постоянные естественно-природные катастрофы, войны, конфликты и жестокости повседневности. Естественно, они имели непосредственный итог и более отдаленные последствия, вплетались в коллективную память, ритуалы, мемориалы, мифы, практики. Жертвы формировали пантеон святых и героев. Память демонизировала чужих врагов и палачей.

Свои — это герои, антигерои, но не жертвы. Герои, даже если в глазах других народов они — преступники, способствовали формированию этнической и национальной самоидентификации и государственной идеологии. При относительном разнообразии практик родовой и коллективной памяти о трагедиях и их жертвах, общим была память только о своих жертвах, чей пепел стучал в сердца и требовал отмщения. Типичная ситуация — героизация своих участников национальных катастроф. Жертвы, тем более чужие, не могут быть предметом национального сплочения и героизации. Это позиция жены Лота, а не самого Лота — смотреть назад и не уметь забывать. До ХХ века это было возможно, ибо тонкая красная линия отделяла чужое преступление от своей трагедии. Вот когда эта линия стала легко смещаться или исчезала совсем, тогда и стала востребованной модель восприятия универсальной катастрофы, лишенной этнической, религиозной, социальной и героической основы. И здесь мы подходим к качественным изменениям в нашей пробле

(далее…)

Место Холокоста в кругу других геноцидов: аспекты мемориализации

1

Сравнительный анализ Холокоста и геноцидов — одно из перспективных направлений исторической и философской мысли Запада. В России и на постсоветском пространстве ему уделялось гораздо меньше внимания. Мне хотелось бы в связи с этим остановиться на философском наследии первого президента Центра «Холокост», выдающегося российского историка и философа М.Я. Гефтера (1918– 1995). В этом году исполнилось 20 лет со дня его смерти. К сожалению, статьи и книга Михаила Яковлевича «Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос», положившая в 1995 г. начало «Российской библиотеке Холокоста», все еще не переведены на иностранные языки. Не часто их анализируют и в России. Наш Форум позволяет по-новому взглянуть на его подходы к обсуждаемым темам. Именно М.Я. Гефтер первым из постсоветских исследователей перевел проблему Холокоста в сравнительную плоскость изучения геноцидов и их последствий. Он предложил теоретические основы и перспективы обусловленного российской спецификой взгляда на саму проблему места Холокоста в кругу других геноцидов ХХ века. Важно подчеркнуть, что эти выводы были сделаны отечественным исследователем практически независимо от недоступной ему в этот период Западной литературы по теме. Обычно, в историографии (как геноцидов, так и Холокоста) подчеркивается, что недостаточное внимание международной общественности к геноциду армян, политика невмешательства в преследования этого этноса во время Первой Мировой войны вдохновила Гитлера и других лидеров и идеологов нацистской Германии на уничтожение евреев, став, по словам известного израильского историка и философа Йегуды Бауэра, «предвестником Холокоста ». Бауэр одним из первых провел сопоставление этих двух трагедий ХХ века, сделав вывод, что «резня армянского народа в турецкой Анатолии аналогична Холокосту», поскольку «в пропорциональном отношении это число жертв превышало или, по крайней мере, равнялось численности евреев, погибших во Второй мировой войне ». В своих более поздних работах, он сосредоточился на показе беспрецедентности Холокоста как исторического феномена в сравнении с другими трагедиями народов. По его мнению, во всех геноцидах ХХ века больше особенностей, чем общих черт. Но только в Холокосте отразились все этапы этих геноцидов: замысел, хода, реализации4. Эту же идею мы находим в работах Гефтера начала 90х годов.

(далее…)

Больше стихов, меньше фраз

Семнадцатилетняя ученица высшей школы из Кельна поделилась недавно в Cети своим отчаянием: в школе никто не учил её таким необходимым элементам, как налоговая декларация, и такие темы, как аренда или страхование были ей незнакомы. Тем не менее, она умеет делать анализ стихов на четырех языках. После этого заявления высоко вырос интернет рейтинг согласий и разногласий. Сама сатира начинается следующим: “Политики с глубокой серьезностью обсуждали пробел практических знаний в школах”. После такой постановки девушка потеряла терпение и покинула сообщество. В данном случае обеспокоенный ученик опубликовал свою проблему в открытом для всех средстве массовой информации, чтобы избавиться от ненужного балласта и опуститься к простой необходимости, а именно к выживанию муравьев в экономическом обществе постмодерна. Это просто один из примеров косвенных доказательств, не более того.

(далее…)

Пушкин не прикрашивал русскую действительность

 Стиль Пушкина

Стиль Пушкина

Каждое произведение Пушкина с той или иной стороны кидает свет на русскую жизнь в целом и именно поэтому соединяется со всеми другими в единый организм. Пушкин не прикрашивал русскую действительность, он ненавидел и заклеймил самодержавие. Но Отечественная война 1812 года, мощь народного характера, героизм дворянских революционеров, расцвет русской литературы и культуры — все это давало ему историческое право воплотить гармоническое развитие не утопически, а как естественное достояние России и русского человека.

Своеобразие пушкинского стиля покоится на уверенности и способности найти соответствующие ритмы, язык, жанры для всех сторон и явлений действительности и внутреннего мира человека и притом так, чтобы все эти художественные пути сливались вместе в едином гармоническом и классическом индивидуальном стиле. «В гармонии соперник мой был шум лесов иль вихорь буйный…» — говорится у Пушкина.

Именно к Пушкину можно отнести его собственные слова о другом поэте: «…в его произведениях узнают собственные чувства и мысли, выраженные ясно, живо и гармонически». После Пушнина усилия русской литературы и идут в двух выше охарактеризованных направлениях, нередко переплетающихся, но и в этом случае выступающих нередко в остро противоречивых соотношениях. С одной стороны, литература глубоко исследует и детально изображает различные из тех сфер русской жизни, на которые указал еще Пушкин, а также те сферы, которые впервые были выдвинуты вперед на новых этапах исторического движения, а с другой стороны, литература стремится создать по-пушкински всеохватывающую картину русской действительности и тоже вслед за Пушкиным найти гармонию русской жизни, стремясь внести эту гармонию в современность.

(далее…)

В течение XX века Прибалтика дважды побывала пол германской оккупацией

В течение XX века Прибалтика дважды побывала пол германской оккупацией

В течение XX века Прибалтика дважды побывала пол германской оккупацией

Впервые большая часть Прибалтики была оккупирована кайзеровскими войсками в годы Первой мировой войны. В ходе немецкого наступления летом — осенью 1915 года немецкая армия вторглась на территорию нынешней Латвии. Одновременно, к августу 1915 года, немцы заняли большую часть Польши и таким образом открыли себе путь на Литву. 18августа 1915 года немцы овладели Каунасом (Ковно) и продолжили наступление на Вильнюс (Вильно).

В результате очень скоро вся юго-западная, западная и северная части Литвы (включая город Каунас) оказалась под немецкой оккупацией. На всей оккупированной территории Белоруссии, Литвы и Курляндии в июне 1915 года по приказу фельдмаршала Гинденбурга была создана так называемая «Область восточного управления». Армейское командование сосредоточило в своих руках практически всю власть, а гражданское управление было частично возложено на органы самоуправления, создававшиеся из местных прибалтийских немцев (в основном помещиков, или «баронов»). Их пресса объявила Прибалтику территорией будущей германской колонизации и потребовала, чтобы земли латышских крестьян были переданы немецким колонистам. Так, в одной только Курляндии предполагалось поселить около 60 тысяч семей немецких поселенисв.

(далее…)

Что такое фашизм?

Что такое фашизм?

Что такое фашизм?

К началу XXI века мир, кажется, стал забывать о том, что такое фашизм. Вторая мировая война уже более 60 лет как стала историей. Прилавки книжных магазинов заполонили книги об истории Третьего рейха и его лидеров, истории вермахта, войск СС, спецслужб нацистской Германии. Возрос интерес к «той стороне» фронта, к истории тех, кто воевал против Советского Союза. И это естественно: людям требуется заполнить пробелы в истории, которых много накопилось в советское время, когда официальная историография старалась «не загружать» читателей биографиями нацистских преступников… Но помогло ли это нам лучше понять, что такое фашизм? Или в нас просто проснулся нездоровый интерес к «запретной теме»?

(далее…)

Поэтическая стилевая традиция Пушкина

А.С. Пушкин

А.С. Пушкин

Для уяснения большей исторической плавности, беспрерывности в освоении собственно поэтической стилевой традиции Пушкина можно обратиться не только к лирике, но и к более крупным формам. Здесь, конечно, особенно интересно рассмотреть наиболее совершенную и последнюю поэму, тематически перекликающуюся с оставленным прозаическим замыслом. В «Медном Всаднике» законченно воссоздан тот важнейший исходный замысел, который, как мы хотели показать, не мог найти себя должным образом в «Арапе Петра Великого».

Здесь успех полный, адекватность идеи исполнению абсолютная. Контрастность судьбы этих двух пушкинских «петриад» очень выразительно открывает, как различие между особыми задачами в прозаическом и поэтическом начинании причинно обусловливает и резкое различие следствий, т. е. незавершение в одном случае и завершение в другом.

Как установило советское пушкиноведение, существует теснейшая связь между наиболее совершенной поэмой Пушкина и непосредственно вплотную ей предшествующим замыслом нового стихотворного романа с выдержанной «онегинской строфой». От него остался лишь начальный отрывок, условно названный позднее «Езерский», с несколькими черновыми вариациями (часть этого материала в более обработанном виде была затем напечатана Пушкиным в «‘Современнике» под названием «Родословная моего героя»). Были споры о том, что именно в работе над романом предшествовало написанию поэмы, так как черновые элементы того и другого, перекрещиваясь, не поддаются скрупулезно точной датировке, которая обязательна для бесспорного ответа на этот вопрос.

(далее…)

Роман в письмах

 Стиль Пушкина

Стиль Пушкина

Очень красноречив «Роман в письмах». Он как бы прямо напрашивается на упрек: «где ж тут поэзия? Одна публицистика!». Тут уже почти стерта и без того весьма туманная грань между пушкинским художеством и пушкинским «нехудожеством» и обнаруживается во многом единая целевая направленность прозы. Особенно 8-й отрывок примечателен: в письмо Владимира прямо с незначительными сокращениями инкрустирована заметка Пушкина о памятнике Минину и Пожарскому, а также вставлены рассуждения об упадке «древних фамилий» и о подлинной «аристокрации». Их находим мы также и в отрывке «Несмотря на великие преимущества…». Несправедливо видеть в этом лишь сословную суетность.

(далее…)

Истинный и ложный патриотизм в романе Л.Н. Толстого «Война и мир»

Лев Николаевич Толстой

Лев Николаевич Толстой

Роман “Война и мир” является исторической эпопеей доблести и мужества русского народа — победителя в войне 1812 года. Как и в “Севастопольских рассказах”, так и в этом романе Толстой реалистически рисует войну в “крови, в страданиях, в смерти”. Толстой говорит нам о тяжести войны, о ее ужасах, горе (уход населения из Смоленска и Москвы, голод), смерти (умирает после ранения Андрей Болконский, погибает Петя Ростов). Война от каждого требует предельного напряжения моральных и физических сил. Россия в период Отечественной войны, в период грабежа, насилия и зверств, учиненных захватчиками, несет огромные материальные жертвы. Это сожжение и опустошение городов.

Большое значение в ходе военных событий имеет общее настроение солдат, партизан и других защитников Родины. Война 1805-1807 гг. велась за пределами России и была чужда русскому народу. Когда же французы вторглись на территорию России, то весь русский народ от мала до велика поднялся на защиту своего Отечества. (далее…)

Напряженность поиска литературного стиля

О критике

О критике

Напряженность поиска литературного стиля, выдвигаемого как объективная неотложная потребность эпохи, в творчестве наиболее талантливого, наиболее народного представителя эпохи еще усиливается стечением личных причин. Пушкин — человек и литератор — постоянно сталкивается в жизни с жестокой неизбежностью нарушения своего жизненного идеала: тут и унизительные в его понимании приемы журнальной перестрелки с официозной и иной реакционной печатью, и торговля с книгоиздателями, и даже необходимость закладывать в ломбард болдинских крестьян и пр.

В одном из писем 30-х годов сквозь полушутливый тон извинения (поэт не прислал стихов, на которые надеялся издатель альманаха) прорывается и невеселое признание: «Ради бога, не сердитесь, а лучше пожалейте меня за то, что мне никогда не удается поступать так, как мне следовало бы или хотелось бы» (15, 39 и 316). Жизнь в целом складывалась дисгармонично, не так, как «хотелось бы», идеальный стиль (не узко сословного значения, а по-пушкински высшего, человеческого, и потому народного20) не выдерживался,— и тоска по идеалу гармонии устремлялась в одну по преимуществу форму жизненной активности — в художество, в словесность. Прочувствуем с этой стороны знаменитые стихи:

(далее…)

Жизненный облик Пушкина

Обращаясь к жизненному облику Пушкина, воссозданному им самим во многих произведениях и письмах, дополненному свидетельствами современников, мы оказываемся перед фактом удивительно упорно проводимого единства понятий и поведения — того, что определяет, так сказать, стиль личности.

См. также: Русская словесность — это Александр Сергеевич Пушкин

Поверхностный взгляд мог замечать в этом только некую суетно«светскую» сторону: подчеркнутую изысканность костюма, непременную «крупную соль» злоречия или, по злопамятному и неглубокому наблюдению графа Соллогуба, «его (Пушкина) пристрастие к светской молве, к светским отличиям, толкам и условиям».

Но даже и на этой поверхности, доступной ординарному наблюдению на бале или в гостиной, проступала заметная тогда лишь немногим не «слабость», а сила великого человека, ярко выраженной личности. «Нам приятно,— писал Пушкин в конце жизни,— видеть поэта во всех состояниях, изменениях его живой и творческой души: и в печали, и в радости (…) и в Ювенальном негодовании, и в маленькой досаде на скучного соседа». Сам осознавая это лишь как свою значимость литератора-гуманиста (см. «Памятник»), Пушкин своими многообразными поисками совершенного и выдержанного стиля в мысли и жизненном поведении как бы выносил важное поручение истории. Борьба за тон «хорошего общества» (именно пе «высшего»!) во всех сферах жизни, за соблюдение известного этикета в пределах этого тона, за «вкус» в повседневном обиходе и т. п.— все это в индивидуально неповторимом сочетании в конце концов отвечало на определенную более общую потребность. (далее…)

Пушкинское творчество

А.С. Пушкин

А.С. Пушкин

Пушкинское творчество обнаруживает особенность, которая на исторических этапах литературы XIX века уже не играет столь заметной роли: Пушкин утверждает свой идеал гармонического человека и гармонически слаженной жизни, свое устремление к этому идеалу не только содержанием (тема, проблематика и т. п.), но и непосредственно самим стилем.

См. также: Русская словесность — это Александр Сергеевич Пушкин

Позднее — для Гоголя, Достоевского, Толстого — стиль не был уже столь ответственной сферой воплощения гуманистического идеала; на первый план выдвигается психологическое раскрытие характера или социально заостренное описание быта. Стиль выступает посредником, часто внешней формой, более нейтрально «облекающей» содержание. А пушкинский метод во многом как бы доверяет именно стилю раскрытие больших содержательных задач. Пушкинская эпоха еще не обнаружила кричащей нестерпимости тех запутанных жизненных противоречий, которые с особенной силой сказались в русской действительности второй половины XIX в. Эти противоречия тогда еще не определились как особый предмет художественного исследования. «Время строгого разбора еще не наступало, и Пушкин не мог вызвать его ранее срока». (далее…)

Стиль А.С.Пушкина

 Стиль Пушкина


Стиль Пушкина

Обращаясь к развитию стилей русской литературы, мы не стремимся дать историю стилей. Поэтому анализ развития естественно начать с пушкинского этапа, точнее,— с творчества Пушкина 30-х годов, когда поэт-стихотворец становится вместе с тем и основоположником русской классической прозы. Творчество Пушкина этого времени не только обнаруживает индивидуальный характер гения, но и, как принято говорить, выступает «узловым моментом» в развитии всего стилевого многообразия новой русской литературы.

То, что сделал Пушкин в этом направлении, не только еще не было возможно до него, но и уже не стало возможным после. Исторические задачи меняются. В разные эпохи разные стороны литературной проблематики выходят в сознании современников на первый план,— выходят не вдруг, а в большем или меньшем соответствии с тем, какие особенные художественные задачи выдвигает современная литературная действительность. Для пушкинского двадцатилетия, особенно во второй его половине, такой стороной выступает именно стиль в его ответственной содержательной функции.

Дело в том, что стиль, всегда являясь средством воплощения мысли (а не самоцелью), в пределах одной литературы в разные эпохи может иметь большее или меньшее содержательное, определяющее значение. Когда закладывался фундамент новой русской литературы, от Ломоносова до Пушкина включительно, это его значение было очень велико.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru