Записи с меткой кино

Архетипическая мифология лидерства в фильме «Повелитель мух»: между игрой и террором

Левый терроризм на западном экране

Знаменитый голливудский антиутопическая экранизация «Повелитель мух» (англ: «Lord Of The Flies», реж. Г. Хук, «Castle Rock Entertainment», США, 1990 г.), созданная по одноименному роману У. Голдинга [1], повествует об ужасах группы детей, попавших на необитаемый остров и вынужденных выживать там, героически преодолевая собственные страхи и коллективные невзгоды. Мифологическая стратегия фильма предполагает отслеживание архетипических, индивидуационных сюжетов, связанных с личной героикой каждого ребенка, в составе искусственно созданного коллектива [2]. Так, кто-то из детей, осознавая всю чудовищность своего положения, пытается уподобиться старшим и быстро взрослеет.

Другие же, чтобы спастись, через некоторое время, когда состояние шока проходит, избирают принципиально противоположную, но от этого не менее мифологическую, линию поведения. Они начинают развлекаться, демонстративно не задумываясь ни о своем собственном будущем, ни о судьбе других пострадавших. В итоге дети делятся на две группы: тех, кто пытается деятельно выжить и сохранить «человеческое лицо» и тех, кто постепенно «дичает», все дальше отходя от европейских цивилизованных норм поведения, и постоянно проводит время в праздности и развлечениях. Пользуясь методологией сравнительного анализа типологии лидерства, а также диалектическим методом можно оценить мифологический характер процессов становления того или иного типа лидерства, а также его перспективы.

(далее…)

Отечественное кино: «Батальонъ»

«Со всех сторон России пришли мы воевать,
Поднялись мы стихийно за право умирать.
Нам нет домой возврата, отвергла нас семья.
Мы женщины-солдаты, пусть примет нас земля.
Мы братьям будем сменой — не побежден ведь враг.
Мы не хотим измены, стоим за свой очаг!
Мы отреклись от жизни, у нас одна мечта:
Служить своей Отчизне и победить врага».
(из гимна женского батальона)

Кадр из фильма "Батальонъ"

1-й Петроградский женский батальон в кинематографе

«Весна 1917-го года. Февральская революция изменила жизнь России и ход Великой войны. Государь уже отрёкся от престола. В окопах, где противостояние с немцами длится уже не один год, вовсю ведут свою пропаганду большевики. Они призывают к миру с неприятелем. Российское офицерство фактически ничего не может решить без одобрения так называемых солдатских комитетов. Армия находится на пороге окончательного разложения.

По приказу Временного правительства для поднятия боевого духа создаётся женский «Батальон смерти» под командованием георгиевского кавалера Марии Бочкарёвой. Своей службой «Батальон смерти» подаёт пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимает дух солдат и доказывает, что каждая из этих женщин-героев достойна звания воина русской армии…» (далее…)

«Я думала, это весна, а это… «Оттепель»!»

« Просто я хочу сказать что вы счастливая. Да-да, счастливая! Потому что рядом есть люди, которые любят вас, которым достаточно того, что вы есть. Просто есть. И вам можно вообще ничего не делать, а просто — есть, ну, в смысле, быть.»
Кадр из сериала. Виктор и Марьяна

Кадр из сериала. Виктор и Марьяна

Как известно, сейчас стало модно снимать фильмы и сериалы о советском времени. Один из таких – сериал «Оттепель», который снял талантливый режиссер Валерий Тодоровский, он также является и продюсером, и сценаристом этой яркой картины. Чтобы понять всю глубину этого сериала, необходимо полностью абстрагироваться от внешнего мира и досмотреть сериал до самого конца.

Режиссер смог перенести на экран всю атмосферу 60-ых годов, жизнь людей того времени. И это кино точно можно назвать оригинальным и по задумке, и по самому сюжету. В сериале «Оттепель» раскрывается правда о времени, о кинематографе и людях, которые творят кино. (далее…)

Левый терроризм на западном экране

Левый терроризм на западном экране

Левый терроризм на западном экране

Современная эскалация терроризма в ряде капиталистических стран явилась следствием нового обострения общего кризиса буржуазной системы в 70-е годы. Империалистические державы, для которых террористическая деятельность стала частью политической реальности, используют терроризм в своих реакционных целях. В последние годы на первый план выдвинулся ультралевый терроризм, направленный не только против буржуазно-демократических институтов, но также против рабочего движения.

«Левый» терроризм органически связан с различными формами леворадикалистских движений 60-х — начала 70-х годов, являясь продуктом их размежевания, тупикового развития и распада. Очевидно, что между первой фазой терроризма с конца 60-х годов, когда существовали разрозненные террористические группы в условиях политической изоляции, и последней, для которой характерно ужесточение средств террора н широкий выход на международную арену, лежит путь, за которым просматривается долговременный план, направленный против демократических сил, рабочего движения. Многие проблемы этой эволюции нашли свое противоречивое отражение на западных экранах, прежде всего Италии, Франции, ФРГ. В 1964 году на экранах появился фильм итальянского режиссера Б. Бертолуччи «Накануне революции», ставший своего рода точкой отсчета для других фильмов, посвященных движению леворадикального протеста на Западе.

Герой фильма Фабрицио, молодой буржуа, сначала бунтует против привычного буржуазного миропорядка, против родителей и даже против самих основ господствующей системы, а затем капитулирует, не найдя в себе сил к сопротивлению. Но фильм дает нам возможность ощутить напряженную атмосферу внутренних поисков героя, его душевных метаний, его состояния «накануне» выбора. О неустойчивости жизни, атмосфере ожидания социальных и политических бурь свидетельствует само название фильма «Накануне революции».

(далее…)

Кино и музыка после войны

Кино и музыка после войны

Кино и музыка после войны

В училище у нас работала художественная самодеятельность, а учитель был одет в форму – брюки, гимнастёрка. И я слышал, как он, возвращаясь с 9 Мая, пел песни, радостный. А в городах в основном собирались в одном месте, где можно посидеть, песни пели. Бывало так, что кто-то, у кого гармошка есть, приходит, играет, и под неё песни поют. Я работал в мореходном училище комсоргом. Сложное время было, потому что отменили военный цикл, нужно было заниматься молодёжью, а в училище училось 1200 человек курсантов. И мы сделали главное направление – это спорт, отдых после занятий. В то время нужно было устраивать вечера. Мы скинулись курсантами, купили инструмент и создали эстрадный оркестр, но людям хочется новое что-то, а тогда по радиостанции «Мелодия» в понедельник передавали новое произведение.

И мы записывали это на магнитофон. Оркестром должен был кто-то руководить, но в то время выделяли мизерные деньги на культуру, и когда обратишься к специалисту, он: «Я за такие деньги работать не буду». И мы нашли одного парня, он учился в музыкальном училище, и он взялся: он то, что мы записывали на магнитофон, перекладывал на ноты, и у нас через неделю вечером уже звучали новые песни. Весь город пытался у нас это дело заиметь, мы делились… Билеты раздавались курсантам, курсанты приводили девушек. Недовольство было какое: высказывались по поводу того, что мало товаров народного потребления, что нельзя делать уравниловку.

(далее…)

Итальянские кино на пороге 80-х годов XX века

Итальянские кино на пороге 80-х годов XX века

Итальянские кино на пороге 80-х годов XX века

В картине итальянского режиссера Этторе Скола терраса старинного римского палаццо превращена в подмостки, на которых разворачивается современная драма. Главный ее герой — поколение шестидесятилетних, вскормленное свободолюбивыми мечтами и идеалами эпохи Сопротивления. Люди, которые на этой террасе едят и пьют, говорят о серьезном и шутят, ссорятся и любят друг друга,— все эти люди в том или ином амплуа представляют современную итальянскую культуру.

В калейдоскопе лиц режиссер фильма «Терраса» (1980) выбирает пятерых — это сценарист Энрико (Ж-Л. Трентиньян), журналист Луиджи (М. Мастрояни), продюсер Амедео (У. Тоньяцци), редактор телевидения Серджо (С. Реджани), коммунист, занимающийся вопросами культуры, Марио (В. Гассман) — и рассказывает о каждом из них новеллу, выводя повествование за пределы террасы, но неизменно возвращаясь на нее за новым персонажем очередной истории. Такой неожиданный прием позволил режиссеру рассказать объемно о кризисе, который охватил сегодня разные сферы национальной культуры. Не случайно фильм начинается новеллой об Энрико, сценаристе, которого покинуло вдохновение. Потеряв чувство юмора, разучившись видеть комическое, бывший автор комедий вынужден заниматься халтурой. Заканчивается же фильм новеллой о Марио, коммунисте, который занимается вопросами культурной политики.

В такой последовательности режиссеру видится внутренняя логика, когда разговор, начавшийся с проблем кризиса профессионального, завершается разговором о кризисе мысли, об отсутствии в среде художников идеи, способной оздоровить национальную культуру. Героев, таким образом, пять, но есть еще один — главный. Это поколение, групповой портрет которого живописно и влюбленно рисует Скола.

(далее…)

Миф о правах человека на западном экране

Миф о правах человека на западном экране

Миф о правах человека на западном экране

Прогрессивный кинематограф Запада — чуткий барометр современности. Порой вопреки усилиям буржуазного реакционного пропагандистского аппарата он точно фиксирует реальное, а не вымышленное положение дел, ярко разоблачает мифы, которые реакция пытается насадить в сознании миллионов. Всем памятна антисоветская кампания по защите «прав человека», развязанная вашингтонской администрацией, в ходе которой пускались любые средства, чтобы очернить и Советский Союз, и другие страны социализма. Эта кампания продолжается и сегодня.

Но кинематограф Запада ответил на эту кампанию, сделав ряд фильмов, отразивших действительное, а не мифическое положение дел с «правами человека» в западном обществе. Своеобразной точкой отсчета в этих фильмах стал роман Джорджа Оруэлла «1981», интерес к которому вновь возрос в последнее время на Западе.

Роман «1984» английского писателя Джорджа Оруэлла получил шумную известность и оказался в эпицентре идейных споров сразу же после его публикации в 1949 году. Почти безызвестный до того времени, автор сразу же снискал себе славу «пророка» зловещего будущего, которое якобы ожидает западный мир в недалеком будущем. Правда, буржуазная пропаганда постаралась сделать все возможное для того, чтобы представить «1984» как антисоциалистическую сатиру. (далее…)

Cовременный экран и противоборство идей

Современный экран и противоборство идей

Современный экран и противоборство идей

Невиданная по масштабам и интенсивности битва идей разворачивается сегодня на мировых экранах. Участниками этого противоборства становятся фильмы самой разной, порой диаметрально противоположной политической, идейной, нравственной ориентации. Кинолентам, демократическим по своей направленности, которые создавались и продолжают создаваться прогрессивными художниками на Западе, противостоят фильмы, в которых вновь поднимает голову самый оголтелый антикоммунизм и реакция.

Фильмам режиссеров, включившихся в современное антивоенное движение и обращающих внимание зрительских аудиторий на страшную угрозу войны, ядерной катастрофы, на западных экранах противостоят милитаристские фальшивки; творчеству режиссеров-гуманистов, которые ведут в своих фильмах борьбу за идеалы добра и социального прогресса, противостоит апология аморальности, откровенный антигуманизм, стремление разрушить все челоческое в человеке, подвергнуть эрозии мораль и нравственность. На экранах стран Европы, Азии, Африки, Америки сегодня идет подлинное сражение за сохранение самобытности и национальных традиций своих культур против киноэкспансии Голливуда, стремящегося к полному господству на мировых кинорынках, против деструктивной стратегии транснациональных киномонополий. (далее…)

Идеи и образы неоконсерватизма в зеркале экрана

Идеи и образы неоконсерватизма в зеркале экрана

Идеи и образы неоконсерватизма в зеркале экрана

В 1974 году на американских экранах появилась картина режиссера Брайана де Палмы под символическим названием «Призрак в раю». Это была полуфантастическая история о том, как коварный владелец музыкального театра Свэн похитил ноты нового произведения талантливого композитора и, подстроив ложное обвинение, заключил его в тюрьму.

Несчастному удается бежать, но волею судьбы он вновь оказывается в руках хитрого дельца, который, войдя в сговор с темной силой, на ceй раз приручает музыканта с помощью дьявольской машины, в полное подчинение которой тот попадает.

Так, ради возможности творить композитор, ставший безгласным призраком и получивший красноречивое имя «Фантом», вынужден продать дьявольской машине свою душу, как некогда доктор Фауст, заключивший сделку с князем тьмы. «Вся штука в том,— с горестной откровенностью признавался де Палма, комментируя свой фильм,— что, имея дело с дьяволом, волей-неволей оказываешься причастным дьявольщине. (далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru