Записи с меткой мысль

Конфликт правил и реалий жизни

Правила жизни

Правила жизни

Вечные вопросы всех времен и народов: что будет завтра, что со мной произойдет, как мне выжить в бесконечной борьбе и перманентном кризисе, конфликтах и решении повседневных проблем? Как прожить жизнь счастливо и с пользой? Современные реалии эти вопросы еще более конкретизируют до примерно таких: как распознать ложь, и защититься от ее последствий? Как вести себя, что говорить и что делать в разных опасных случаях для физического и морального здоровья?

Д. Темплтон в своем сочинении [5] »Discovering the Laws of Life» (Всемирные законы жизни-англ.)  предлагает ряд определенных ответов и правил для тех, кто желает искренне учиться и сделать свою жизнь богаче в нравственном и духовном планах. Речь идет о любви. Тем, кто хочет ее испытать необходимо научиться ее дарить искренне, без лести и сантиментов. Мысли слова и поступки человека ставят его в центр силового поля любви. Естественное проявление расположенности, доброты и снисходительности к окружающим это дар исходящий и в тоже время возвращающийся обратно. При чем нет необходимости поиска меры эквивалентности обратного к отданному. А то, что вернулось, следует воспринимать с благодарностью.

Человечество имеет громадное количество источников толкования правил жизни, созданных творцами науки и искусства, но так ли много людей обращается к этим источникам в своей реальной жизни?  (далее…)

Новый год будет лучше, чем предыдущий

Новый год будет лучше, чем предыдущий

Новый год будет лучше, чем предыдущий

Как быстро идут года. Об этом много уже написано и сказано. Чем старше мы становимся, тем быстрее идет время. И очень важно замечать в нем не только все особенное и важное для нас, но и обычные, простые дни.

Cм. также: Время + жизнь = часы + календарь?

В них проходят мгновения, которых мы не замечаем, но ведь именно из них большей частью состоит жизнь. Настойчивое желание увидеть все обычное другим, новым взглядом, подарит способность восприятия всего окружающего нас с любовью, благодарностью и сделает повседневность непременно ярче!

Встречая очередной новый год думаю стоит подумать о том, что он будет лучше других, решить для себя, что отныне даже самые обычные дни будут еще более красивыми и запоминающимися, что именно так они будут восприниматься и готовиться к каким-то особенным, радостным событиям. Несмотря и вопреки любому негативу, творящемуся вокруг. (далее…)

3 января на Медвежьих Озерах

3 января

3 января

Сегодня 3 января, вдруг вспомнилась эта праздничная новогодняя дата, но только трехлетней давности.


2011 год должен был быть необычным, и это стало реальностью, благодаря тому, что практически каждый месяц этого года так или иначе был связан с путешествиями: маленькими и большими. Все они были очень активные, с жаждой максимального количества перемещений по земле, познания природных красот и исторических достопримечательностей. О каждом из них хочется рассказать отдельно и особенно — о самом первом из них.

Череда новогодних праздников с которой начинается каждый год обычно связана с традиционными зимними событиями-развлечениями, однако и их можно разнообразить и сделать праздничные дни весьма насыщенными и запоминающимися.

Ошибочно считать что природные прелести сокрыты далеко от нас и для того чтобы получить впечатления и запоминающиеся в жизни события надо держать путь в далекие страны. (далее…)

Почему нам нравится все далекое

Почему нам нравится все далекое

Почему нам нравится все далекое

Далекое нравится нам прежде всего потому, что вызывает представление о пространстве и величине. К тому же, из-за того что оно не мозолит нам глаза, мы рисуем его расплывчатыми, прозрачными красками нашей фантазии. Глядя на окутанные туманом горные вершины на горизонте, мы словно сознаем, как много интересного лежит на пути к ним; мы представляем себе всевозможные приключения, страстно хотим и надеемся достичь начертанной в воздухе гряды или же «различить материки, потоки и хребты», простирающиеся далеко за ее пределами; наши чувства, вышедшие из обычных рамок, теряют грубость, сухую оболочку; они очищаются, ширятся, смягчаются, озаряются красотой, обретая неземные очертания и цвет небесной синевы.

Мы впитываем в себя окружающий воздух и возвышаемся до более духовного существования, ибо окружены предметами, витающими на грани бытия. Там, где пейзаж исчезает из поля нашего слабого зрения, мы наполняем пустое пространство видениями непостижимого добра и окрашиваем зыбкую перспективу упованиями, желаниями и чарующими страхами: (далее…)

Об изнеженности характера

Без чтения нет настоящего образования

Об изнеженности характера

Изнеженность характера вырастает из преобладания чувствительности над волей и проявляется у тех, кому даже в серьезнейшем положении недостает стойкости переносить страдание и усталость. Нам встречаются люди, которые и пальцем не пошевельнут, чтобы спастись от гибели, и не откажутся ради ближнего даже от ничтожнейшей прихоти.

Они ни за что на свете не могут перестать думать о себе. Никто не поднимает большего шума, когда наступает пора подводить итоги; никто так громко не сожалеет о причиненных ими бедствиях; но покуда время не подошло, они ничего не чувствуют, им ни до чего нет дела. Они живут в настоящем, ими движут сиюминутные побуждения (каковы бы они ни были) — и за этими пределами вселенная для них ничего не значит. Самая незамысловатая игрушка для них важнее, чем владычество над целым миром; они не откажутся ни от одного своего желания — не откажутся, что бы им ни предлагали, какие бы причины ни выдвигали. Просить таких людей хотя бы на минутку отложить свои развлечения и приготовиться к важному и серьезному труду так же бесполезно, как просить паутину не резвиться в ленивом летнем воздухе или мотылька не играть с обжигающим его пламенем.

Они так привыкли к продуманной смене приятных впечатлений, что и самый короткий перерыв оказывается для них нестерпимым лишением, как если бы их оторвали от привычного образа жизни; они настолько приучены к довольству и безделью, что малейшее усилие превращается для них в один из подвигов Геракла, во что-то совершенно немыслимое и вызывающее содрогание. Они почивают на ложе из розовых лепестков и устремляют свои прозрачные крылышки к солнцу и летнему ливню; им противна сама мысль о том, чтобы опустить нежные ножки на землю или, еще того хуже, встретиться лицом к лицу с колючками и цепкими зарослями реального мира. Жизнь для них — «волны амбры среди полей Элизия»; им неохота ловить рыбу в мутной воде повседневности.

(далее…)

О путешествиях

О путешествиях

О путешествиях

Путешествие — одно из приятнейших занятий на свете, однако путешествовать я люблю в одиночестве. В четырех стенах общество доставляет мне удовольствие; на открытом воздухе с меня довольно того, что со мной природа. Там, оставаясь один, я менее всего одинок. Природы книга перед ним открыта. Я не нахожу смысла в беседах на ходу. В деревне мне хочется вести растительное существование. Живые изгороди и рогатый скот не вызывают во мне неприязни. Город я покидаю с тем, чтобы забыть о нем и обо всем, что он в себе заключает. Иные с этой целью едут на воды, но везут столицу с собой. Я предпочитаю простор и не признаю стеснений. Я люблю одиночество—и предаюсь ему именно ради совершенного уединения; я не нуждаюсь в том, чтобы

В убежище моем кому-нибудь

«Прекрасно одиночество!» шепнуть. (далее…)

Индийские жонглеры

Индийские жонглеры

Индийские жонглеры

Человек в белой одежде и тугой чалме выходит вперед, садится на подмостки, скрестив ноги, и принимается подбрасывать вверх два медных шарика. Так начинают представление индийские жонглеры. Кому из зрителей, казалось бы, это не под силу? Вскоре количество шариков в воздухе возрастает до четырех. Такого изощренного мастерства мы никогда не смогли бы добиться, даже для спасения жизни. Что же это: незамысловатое развлечение или нечто близкое к чуду? Чтобы обучиться даже простейшим элементам этого виртуозного искусства, необходимы постоянные напряженные тренировки чуть ли не с младенчества. Человек! Воистину ты удивительное создание, и твои пути неисповедимы!

Ты творишь чудеса, но цели не оправдывают средства их достижения. Мысль о том, каких усилий требует столь необыкновенная сноровка, поражает воображение, от нее захватывает дух. Но для профессионала жонглирование шариками не составляет ни малейшего труда, словно он участвует в трюке с механическим устройством, в котором ему только и остается, что наблюдать за изумленными зрителями и посмеиваться над ними. Но одна ничтожнейшая оплошность, малейшая нерасторопность могут стать роковыми: движение медных шариков должно быть математически точным, а в скорости не уступать молнии. С какой легкостью и грациозностью жонглер подбрасывает четыре шарика менее чем за секунду и ловит их в определенной последовательности через определенные промежутки времени! Они словно бы осознанно летят по кругу один за другим, как планеты на орбитах, весело гоняются друг за другом, словно огненные искры, выстреливают вверх, будто распускающиеся цветы или метеоры, обвивают шею жонглера, подобно лентам или змеям. (далее…)

Портрет Коббета

Портрет Коббета

Портрет Коббета

О Коббете сложилось столь же устойчивое мнение, как и о Криббе. Его удары так же тяжеловесны, а сам он так же несокрушим. Его орудие — не тонкое перо, но мощный кулак. Читатели поражены, когда автор «долбит им по ушам трехпудовой колотушкой»’. В одиночку с ним не совладать никакому оппоненту-газетчику, он «сведет на нет» любого городского глашатая, не даст спуску члену парламента и обрушивается даже на правительство. В отечественной политике он что-то вроде четвертого сословия.

Он, вне сомнения, не только самый влиятельный из нынешних политических писателей, но и один из лучших английских писателей вообще. Он выражает свои мысли простым, прямым, раскованным языком. Можно было бы сказать, что ему присуща ясность Свифта, естественность Дефо и сатирическая живописность Мандевиля, если бы все эти уподобления не грешили дерзостью: истинно великий и самобытный писатель не похож ни на кого другого. В какомто смысле Стерн не был острословом, а Шекспир — поэтом. Второразрядные таланты описать легко: они вполне укладываются в заданную классификацию, подпадают под стандарт. Иное дело личности незаурядные: эти не поддаются ни объяснению, ни сравнению, судить о них следует только исходя из них же самих. Каждая такая личность — sui generis — и представляет собой отдельный разряд. Я не раз пытался определить стиль Бёрка: его суровую безудержность, педантичную смелость; склонность к суховатым преувеличениям; его увлеченность темой и одновременный уход в сторону от нее — но все мои старания были безуспешны: постичь этот стиль невозможно, поскольку ничего подобного нигде более не существует. Бёрк никому не подражает, оттого и нет привычных мерок, которые можно было бы приложить к его творчеству. Даже собственные его свойства вступают в противоречие сами с собой. (далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru