Записи с меткой Таруса

Старое городское тарусское кладбище

Старое городское тарусское кладбище

Старое городское тарусское кладбище

До революции 1917 года в городе Таруса было две действующие церкви, по традиции около них располагались кладбища. Возле Воскресенской церкви находилось старое кладбище, где были похоронены почетные граждане, купцы. В годы советской власти церковь закрыли и разорили кладбище. На месте этого кладбища стоят дома.

На месте нынешнего городского сквера до революции было кладбище, относящееся к собору Петра и Павла. Храм и кладбище закрыты в ЗО-е годы. Когда перекапывали клумбы при благоустройстве сквера, то обнаружили человеческие останки и остатки памятников.

На улице Садовой также располагалось кладбище, некоторые могилы были перенесены на тарусское городское кладбище, остальные были уничтожены. После уничтожения кладбища на его территории построены дома. Неуважение к захоронениям предков и пренебрежение к традициям привели к печальным результатам. В конце 30-х годов при постройке фундаментов домов использовались надгробные плиты, и в середине 90-х при проведении ремонтных работ на улице Р. Люксембург (бывшая Кладбищенская) в фундаменте некоторых домов были обнаружены фрагменты могильных плит XIX века. (далее…)

Воспоминания

Старая Таруса

Старая Таруса

Журнал «Русская иллюстрация» 1916, №28

В этом маленьком, наивном и нелепом городке, где число чиновников превышает количество жителей, где годовой оборот местного купечества равен 26 тысячам рублей и где по праздникам на бульваре играет духовой оркестр, состоящий из семи босоногих мальчишек, а капельмейстером состоит местный парикмахер, живется тихо, безобидно и просто.

В Тарусе нет квартиронанимателей, каждый местный житель имеет свой собственный домик, корову, огород, свинью, сад, гусей и кур.

Таруса вся окутана садами. Яблони, вишни, клены, дубы, березы и липы широко и мощно разрослись здесь и образуют собой один сплошной парк. В этой кудрявой густой зелени весело и уютно стоят одноэтажные домики местных жителей.

План города незатейлив, все продольные улицы берут начало от берегов Оки и Тарусы и широким веером взбегают по трем зеленым холмам.

Весной и летом тарусские улицы, за исключением главной Калужской, покрыты мягкой зелено-бархатной травой. По этим тихим и безлюдным улицам меланхолично прогуливаются коровы, свиньи, гуси, утки, одинокие прохожие и лошади, находящие тут же у дома подножный корм. (далее…)

Без Бодрова Тарусу невозможно представить

Таруса. 9 марта 2013 года

Таруса. 9 марта 2013 года

Он был ее преданным сыном, летописцем и певцом, гидом и ангелом-хранителем. Она — его колыбелью, малой и большой родиной, музой — всем. Писатель-краевед, журнал ист-самородок, яркая неординарная Личность — он посвятил всю свою долгую жизнь родному краю. Почетный гражданин Тарусы, ветеран Великой Отечественной войны, Главный Волшебник планеты, как его многие называли.

«Тарусе, музею-усадьбе Поленово повезло: у них есть самоотверженный и влюбленный в эти места человек — литератор И. Я. Бодров», — писал Константин Георгиевич Паустовский в предисловии к, книге Бодрова «Приокские дали».

Он был первым, кто встречался каждому приезжему, вступившему на тарусскую землю. Улыбающийся, увлеченный и увлекающий, уводящий за собой в страну Тарусу с ее древней историей и великими именами, красавицей Окой и нескончаемыми просторами, живописными оврагами и пригорками.

«Бодров умел удивительно общаться на короткой ноге со всеми сословиями, со всеми поколениями — с учеными и неучеными, молодыми и старыми, — сказал отец Леонид, настоятель тарусского храма Воскресения Христова, отпевавший писателя 13 ноября 2008 года. — Он был человеком открытым и объединял вокруг себя людей, которые достаточно разобщены, и в Тарусе в том числе. Бодров — идеал в этом смысле, в отношении человека к человеку. Человеческое общение — это его особый дар, редкое свойство души». (далее…)

Таруса и ее природа глазами Ариадны Эфрон

Таруса и ее природа глазами Ариадны Эфрон

Таруса и ее природа глазами Ариадны Эфрон

В. В. Орлову. 1 июня 1961 г. Таруса очень хороша. Тут еще цел домик, где жила семья моего деда — Цветаева, мама — девочкой. Тому больше полстолетия. А Ока все та же, хоть и столько воды (и не только воды) утекло. Мб., в августе, когда будете в Москве, найдете время заехать сюда? У нас тут, правда, не ахти как комфортабельно — но зато кругом изумительно хорошо. Так мне, по крайней мере, кажется.

Э. К. Казакевичу. 12 октября 1961 г. Осень хороша здесь, зелень порыжела, облетела, стало далеко-далеко видно, и как бы я иной раз ни злилась на то или другое, а мудрый этот покой все равно лечит душу.

Е. Я. Эфрон. 24 сентября 1964 г. Какие опять вернулись чудесные дни! Мы с Адой (А. А. Шкодина. — Составители) забросили все дела и два дня подряд догоняли лето, ходили далеко в лес за грибами (грибы — предлог, а главное — прогулки!). Шли березовыми рощами, и осиновыми лесами, и оврагами, и лугами, и просеками, и полянами, и вырубками — небо было в лиловатой знойной дымке и дали дрожали и колебались в дрожащем и колеблющемся теплом воздухе; в хвойных лесах пахло апельсином, а в лиственных — ладаном. На опушках все еще попадались грибы разных возрастов и пород; сегодня объединенными усилиями нашли даже 6 белых — и собрали две корзинки подосиновиков и подберезовиков. Собирать их — весело и увлекательно, а вот чистить до того нудно, что мутить начинает и носом клюешь. (Часть сушим — и поделимся.) (далее…)

Вульф Георгий (Юрий) Викторович (1863—1925 г.г.)

Вульф Георгий (Юрий) Викторович

Вульф Георгий (Юрий) Викторович

В 1914 году усадьбу «Песочная» арендовала у города семья Вульфов. Георгий (Юрий) Викторович Вульф (1863—1925) — выдающийся ученый-кристаллограф, профессор Московского университета. В предисловии к своей книге об ученом А. С. Сонин пишет: «Среди отечественных ученых найдется совсем немного, чьи имена в истории науки увековечены в персональных законах и формулах. Фамилия же Вульфа навсегда связана с тремя такими персоналиями — принципом Кюри-Вульфа, сеткой Вульфа и формулой Вульфа-Брэгга».

Георгий Викторович был разносторонним человеком, имел литературный дар, который нашел свое воплощение в его воспоминаниях, был очень музыкален и обладал приятным баритоном, что позволяло ему участвовать в операх, которые ставили в Поленове и в Народном доме в Тарусе.

Г. В. Вульф много работает: преподает, ездит на конференции, в зарубежные научные командировки, занимается наукой и при этом находит время оказывать всемерную помощь своей очаровательной жене в ее творческих начинаниях.

Вера Васильевна Вульф родилась в 1871 году в Москве, в семье очень образованных купцов Якунчиковых. Ее отец был основателем московского отделения Русского музыкального общества.

Матъ Веры Васильевны — Зинаида Мамонтова была прекрасной пианисткой. Павел Михайлович Третьяков — также близкий родственник Якунчиковых — муж Веры Мамонтовой — сестры Зинаиды.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Обе сестры Веры Васильевны Вульф занимались живописью. Мария Васильевна (по мужу Вебер) стала известной художницей. Наталья Васильевна, тоже художница, была женой Василия Поленова. (далее…)

Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов (1870 — 1905 г.г.)

Виктор Эльпидифоровича Борисов-Мусатов (1870 — 1905)

Виктор Эльпидифоровича Борисов-Мусатов (1870 — 1905)

«Самым поэтичным и своеобразным художником» назовет искусствовед А. Русакова Виктора Эльпидифоровича Борисова-Мусатова (1870 — 1905). Борисов-Мусатов родился в Саратове в дружной и любящей семье. В 1873 году с ним произошел несчастный случай. Он упал и ушиб позвоночник, став калекой.

Еще раз обратимся к А. Русаковой: «Искусствоведы, занимавшиеся творчеством Мусатова, выводят обычно из этого несчастного случая и его последствий, как из основной причины, особенности искусства художника. …Но переоценивать это обстоятельство все же нельзя… Изучающие его творчество не принимают во внимание свидетельство о несомненном общественном темпераменте художника, об его организаторских способностях, общительности, умении преданно дружить, всегдашней способности помочь людям, да и попросту о постоянно проявлявшейся, несмотря на болезнь, жизнерадостности».

Мусатову исполняется двадцать лет, и начинаются «годы учения и странствий». Сначала Московское училище живописи, ваяния и зодчества, затем Петербург — Российская академия художеств. Но в Петербурге сырой климат оказал плохое влияние на здоровье Виктора. Опять Саратов и Москва. Путешествие на Кавказ и в Крым приносит много ярких впечатлений от природы, городов с новой архитектурой и знакомства с интересными художниками. Несколько лет в Париже — и опять обострение болезни и операция в частной клинике. Виктор Эльпидифорович живет то в Москве, то в Петербурге, то во Франции, участвует в выставках. Часто приезжает в Саратов для устройства хозяйственных дел. (далее…)

Николай Петрович Крымов (1884 – 1958 г.г.)

Николай Петрович Крымов

Николай Петрович Крымов

Таруса в творчестве Николая Петровича Крымова занимает особое место. С 1928 года каждое лето он проводит в Тарусе. Искусствовед М. Климова пишет: «Какие-то особенные — большие и круглые — кроны деревьев, быстрая смена полей и перелесков — и, наконец, маленький городок, спускающийся узкими улочками вниз к Оке, за которой далеко расстилаются леса и поля. Этот характерный для среднерусской полосы пейзаж, кажется, трудно воспринять иначе, чем Крымов. Во всяком случае, произведения этого периода представляются как бы живым олицетворением русского пейзажа».

Николай Петрович Крымов родился в 1884 году в Москве в семье живописцев. Вся его дальнейшая жизнь была предопределена.

В 1904 году Николай поступает в Училище живописи, ваяния и зодчества. В 1907 году участвует в выставке «Союза русских художников», а в 1911 году становится его членом. В работах Крымова наблюдается изучение пейзажа, а фигурки, которые он вписывает в пейзаж, «очеловечивают» его.

Таруса очень привлекает Крымова и потому, что здесь недалеко усадьба Поленова, и потому, что здесь могила его любимого художника Борисова-Мусатова. Комнаты на лето, часто и на зиму, Николай Петрович снимал у тети Поли, или, как ее называли дачники, Полиньки, И дом уже много лет иначе, как «Крымовский», не назывался. Художник Нина Николаевна Ватолина пишет уже после смерти Крымова: «Мы тоже гордимся этим соседством». (далее…)

Аркадий Акимович Штейнберг

Аркадий Акимович Штейнберг

Аркадий Акимович Штейнберг

Вот что рассказывает об Аркадии Акимовиче Штейнберге Вадим Перельмутер: «Он родился в Одессе одиннадцатого декабря 1907 г., вернее — в море, на приписанном к Одессе пароходе, где его отец служил тогда доктором. По отцу, знаменитому и преуспевающему врачу Акиму Петровичу Штейнбергу, происходил от первых одесских поселенцев. <…> Учился Штейнберг в реальном училище Святого Павла, где часть предметов преподавалась по-немецки, этим языком он владел в совершенстве. В двадцать втором семья перебралась в Москву». В Москве Аркадий учился рисованию и после нескольких лет обучения «равно уверенно владел кистью, карандашом, пером, резцом, чувствовал себя сложившимся художником…». «А главное — он писал и печатал стихи, которые начались позже живописи, но сразу и ясно увидел Штейнберг именно поэзию основным делом своей жизни».

В Тарусу Аркадий Акимович приехал в 1931 году, и он говорил, что она стала для него «не дача, а место жительства». В Тарусе им было много написано. «Но без Тарусы, — говорил Штейнберг, — я был бы не собою, таким, каков есть, а иным и не таким, каким хотелось бы быть. Я люблю Тарусу не за «природу», и вообще: разве любят за что-нибудь? И разве природа не всегда полна смысла? Люблю Тарусу ни за что, за то, что она Таруса, за то, что она половина моей жизни за то, что она дала мне язык (здесь в прежние времена удивительно говорили по-русски; сейчас речь тарусян, как и везде, сильно подпортилась) и понимание жизни и людей. <…> Здесь у меня немало друзей — тарусян, коренных и приезжих, все интересны и милы моему сердцу». (далее…)

Николай Алексеевич Заболоцкий

Николай Алексеевич Заболоцкий

Николай Алексеевич Заболоцкий

Летом 1957 года друзья поэта Николая Алексеевича Заболоцкого венгерский писатель Анатоль Гидаш и его жена сняли для него дачу в Тарусе на улиде Либкнехта в доме № 36. С этим «снятием» дачи произошел курьезный случай. Уже несколько лет ее снимали художники-супруги Фаворская и Чекмазов, и когда они приехали в этот год, то дача была занята Николаем Алексеевичем. Но все закончилось благополучно, и Чекмазовы разместились в другом домике. Но этот случай подарил Заболоцкому замечательных, добрых друзей.

Николай Алексеевич с дочерью Наташей приехал в Тарусу в июне более чем на два месяца. Сын Заболоцкого Никита Николаевич вспоминал: «Заболоцкий жил в Тарусе с дочерью и почти каждый день, закончив работу, встречался с Гидашами, Чекмазовыми, несколько раз бывал у Паустовского, виделся с другими писателями».

Однажды произошел такой случай. У Гидашей была лодка, и они пригласили Николая Алексеевича с Наташей покататься по Оке. В лодке оказалась течь, которая была совершенно не опасна, но Заболоцкий побледнел и потребовал причалить к берегу. Он не объяснил друзьям, что этот случай напомнил ему, как на Амуре тонула переполненная заключенными баржа. (далее…)

Эдуард Мазнев

Таруса. 9 марта 2013 года.

Таруса. 9 марта 2013 года.

Эдуард Мазнев. Тарусянин. Наш современник. Человек, которого природа щедро одарила талантами: поэт, художник, композитор, музыкант, певец. 15 августа 2004 года Эдика не стало. Образовалась пустота. Говорят: «Свято место пусто не бывает». Бывает, когда речь идет о таких Личностях, как Мазнев, и никто это место занять никогда не сможет. Со временем эта пустота заполняется нашей памятью о нем. Друзья вспоминают его все чаще и чаще, так как в нашей теперешней жизни не хватает его душевности, дружеской поддержки, теплоты большого сердца, открытого для всех.

Эдуард Ефимович Мазнев родился 5 марта 1946 года в городе Мичуринске. Отец — Ефим Васильевич — хирург. Мать — Лидия Александровна — медсестра. Художественные наклонности мальчика в семье поощрялись. Изобразительным искусством он начал заниматься в Доме пионеров у талантливого педагога А. В. Плати-цына. После армии Эдик поступает и оканчивает Мичуринский педагогический институт — литературный факультет, затем работает в школе, В институте встречает свою судьбу по имени Наталья. В 1960-е годы, как и все молодые люди, увлекается песнями Высоцкого, авторской песней, исполняя их красивым сильным баритоном. (далее…)

Николай Борисович Терпсихоров в Тарусе и в деревне Ладожино

Николай Борисович Терпсихоров

Николай Борисович Терпсихоров

Художник Николай Борисович Терпсихоров впервые приезжает в Тарусу в 1936 году. Здесь же работает и Александр Владимирович Григорьев. Оба художника знакомы с 1912—1913 годов, когда Н. Терпсихоров еще учился в Школе живописи, ваяния и зодчества, и затем они в 1922 году стали одними из создателей АХРРа (Ассоциации художников революционной России).

А. В. Григорьев считал, что Тарусу и ее окрестности ему открыл Н. Б. Терпсихоров.

В 50-е годы Николай Борисович каждый год ранней весной приезжает на этюды в деревню Ладыжино. Деревня находилась в 5 км от Тарусы. Это было удивительное место. Настоящая русская деревня, три улицы изб. Две спускались к Оке. Одна вела из Тарусы к центру деревни с прудом и колодцем.

Вот в центре Ладыжина и стояла изба А. Хоркина, которую снимал на полгода, с ранней весны до поздней осени, Н. Терпсихоров. Сюда он выбирался иногда и зимой. Летом к нему в Ладыжино приезжала его семья.

Ранним утром художник уходил на этюды с самодельным мольбертом-треногой, этюдником и натянутым холстом. Он работал то на дороге, спускавшейся к Оке, то в лесу, а то и на берегу Оки. В то время Ока была полноводной, чистой. В ней водились не только окуни и голавли, но и судак.

Спустившись к Оке, Николай Борисович видел прекрасный песчаный пляж, куда в полдень пастух пригонял на водопой лады-жинское стадо. Деревенские ребята любили смотреть, как на холсте у художника появляются тонкие березки, тропки и избы их родной деревни. «Много чудесных мест запечатлел Терпсихоров. Перед нами встают живописные берега Оки, — скажет о нем искусствовед С. Разумовская,— с широкими заречными далями, поля со ржавыми скирдами хлеба, зеленый шум лесов, осенние золотистые опушки, полные затаившейся тишины и грусти». (далее…)

Вера Васильевна Фаворская и Иван Иванович Чекмазов

Вера Васильевна Фаворская и Иван Иванович Чекмазов

Вера Васильевна Фаворская и Иван Иванович Чекмазов

Замечательная творческая семья, талантливые тарусские художники, хотя жили в основном в Москве, а в Тарусе работали летом в 50—70-е годы XX века. И похоронены здесь, на старом тарусском городском кладбище…

Они познакомились в мастерской Роберта Рафаиловича Фалька в 1920 году, оба — студенты ВХУТЕМАСа. Их преподаватели — художники с громкими именами: Р. Р. Фальк, А. Е. Архипов, К. А. Коровин, А. В. Куприн.

Вере Васильевне всего 24 года, а за плечами уже некоторый жизненный опыт. После окончания в 1915 году с золотой медалью женской гимназии Н. П. Щепотьевой работала хирургической сестрой в госпитале действующей армии. «Я с детства знала, что буду врачом. Так решил отец». Василий Петрович Фаворский — инженер-технолог, служил сначала в Полтавской губернии, где в местечке Жовнина Золотоношского уезда его жена Анна Михайловна и родила будущую художницу — «младше брата Петра на семь лет». Детство Петра и Веры прошло в селе Струнино Александровского уезда Владимирской губернии, там отец работал инженером, а затем директором текстильной фабрики. «Я выросла в обеспеченной интеллигентной семье с нянями и воспитательницами», — вспоминала Вера Васильевна. Но поступления во ВХУТЕМАС «родители не одобрили, считая профессию художника профессией без будущего».



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

А Ивану Ивановичу Чекмазову, когда он встретился с будущей женой, было 19 лет. Он из самой простой крестьянской семьи, 13-й, последний ребенок Ивана Филипповича и Степаниды Кирилловны Чекмазовых. Родился в слободе Луговой села Дедилова Богородецкого уезда Тульской губернии. Вся деревня была заселена одними Чекмазовыми, переселенными с Кубани еще при Екатерине II. Все они были ямщиками. (далее…)

Дом тети Поли

Дом тети Поли

Дом тети Поли

Этот нарядный ухоженный дом, окрашенный в белый цвет, с восемью окнами, взирающими с любопытством на редких прохожих, ритмично чередующимися по двум его сторонам, давно привлекал мое внимание. Замечательный вкус у хозяина: белые стены контрастируют с коричневыми резными наличниками, подзорами под самой крышей и примыкающей верандой, что придает дому особую привлекательность, некую элегантность и жизнерадостность. Мимо не пройдешь, обязательно остановишься, чтобы полюбоваться. А на трубе над железной крышей — петух, симпатичный такой, искусно вырезанный из железа. Дом воспринимается как чье-то одушевленное творение. Он выделяется не только потому, что хорош собой, что удивительно гармоничны все его пропорции, но и тем, что вокруг него, как мне кажется, обитает какая-то необычайно благотворная аура, никому не видимая тайна.

Раньше я знала лишь, что этот дом облюбовал и приезжал сюда работать в течение последних своих двенадцати лет художник Николай Петрович Крымов, выдающийся мастер пейзажной живописи, который в Тарусе нашел свою «обетованную землю» и творил здесь 30 лет, начиная с 1928 года. Жил с семьей в разных местах, в том числе и в соседнем доме № 27 — у Георгиевских в 1937— 1938 годах. А после войны снял дачу именно здесь, в доме № 29 по улице Карла Либкнехта. (далее…)

Тарусская картинная галерея

Тарусская картинная галерея

Тарусская картинная галерея

 «Картинная галерея в Тарусе — одно из редких (к сожалению) явлений в нашей культурной жизни. Она возникла на чистом энтузиазме нескольких тарусян. Они заслуживают нашей благодарности за свой бескорыстный и благородный труд», — написал К. Г. Паустовский в мае 1963 года, когда проходили только первые месяцы существования нового музейного учреждения, возникшего на общественных началах.

Были веские причины тревожиться за его судьбу. Поскольку этому событию предшествовало несколько неудачных попыток основать в городе художественный музей. Но каждый раз собранное неизвестно куда исчезало либо подлежало передаче в иные руки. Наконец судьба оказалась благосклонной к Тарусе, тем более что для картинной галереи, первоначально находившейся в трапезной Петропавловского собора, в 1970 году было построено двухэтажное здание. В начале 1968 года галерея стала филиалом Калужского областного художественного музея.

В деле организации Тарусской картинной галереи наиболее значительную роль сыграл ее первый общественный директор — Борис Прохорович Аксенов (1891 — 1972), инженер-строитель по образованию, много лет отдавший работе на сцене. Его увлеченность музейным делом, казалось, не знала пределов: он приходил к часу открытия галереи и неизменно оставался в ней до момента ее закрытия; беседуя с посетителями, внимательно присматривался к ним, выявлял каждого приехавшего в Тарусу художника и завязывал с ним знакомство; поддерживал добрые отношения с родственниками умерших мастеров, в результате чего в галерее появились их работы. (далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru