Записи с меткой Таруса

Музей семьи Цветаевых в Тарусе

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911г.

Сергей Эфрон и Марина Цветаева. 1911г.

9 марта 2013 года мы посетили Тарусу — маленький городок на Оке, поражающий своей красотой. На ул. Р.Люксембург (дом 30) находится музей семьи Цветаевых. В первую очередь хотелось посетить именно его.

Имя всемирно признанного поэта Марины Цветаевой неотъемлемо от Тарусы, которую ее дочь Ариадна Эфрон назвала «колыбелью творчества» мамы.

Марина Цветаева принадлежала к замечательной семье, занимающей особое место в нашей отечественной культуре. Она была дочерью основателя Музея изящных искусств (ныне Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина), всемирно известного ученого, профессора Ивана Владимировича Цветаева. Каждый из членов семьи Цветаевых в меру своего таланта, способностей и возможностей внес посильный вклад в русскую культуру. (далее…)

История семьи Перн — садовника имения Маркизы Кампанари

Дворец маркизы Кампанари. Внутренний вид. 2003г.

Дворец маркизы Кампанари. Внутренний вид. 2003г.

Мой отец Василий Захарович Власов учился в тарусской средней школе. Среди его друзей-одноклассников был Фридрих Августович Перн. Когда Фридрих Августович уже был в преклонном возрасте, я попросила его рассказать о своей семье. Начну его рассказ с копии Свидетельства о его рождении и крещении: «Выпись из списка рожденных и крещенных Ев.-Лютеранского прихода Тульской губернии в тысяча девятьсот пятом (1905) году за№ 15.

Тысяча девятьсот пятого (1905) года четвертого (4) числа ноября месяца в 12 часов дня родился от законного брака в имении Юдинке, Алексинского уезда, Тульской губернии и пятого (5) числа декабря месяца Пастором М. Цельмин окрещен в имении Сумарокова, Алексинского уезда, Тульской губернии Фридрих Перн (Friedrich Pern). Родители: Август Перн, садовник, Евангелическо-Лютеранского вероисповедания и Юлия Перн, урожденная Данц, Евангелическо-Лютеранского вероисповедания. Восприемники: Карл Гейдеманн, управляющий имением; Яков Беряинь, садовник, и Алида Бирк, девица. Сие удостоверяет своею подписью и приложением церковной печати Пастор Ев.-Лютер. Приходов Тульской и Калужской губерний. Подпись». (далее…)

И берег милый для меня

И берег милый для меня...

И берег милый для меня…

И берег милый для меня…

1954 год. Я впервые в Тарусе. Электричка до Серпухова, а от Серпухова — не по дороге, а по безусловному бездорожью на автобусе. Он бренчит всеми железными частями и вот-вот развалится. Однако пассажиры спокойны, принимают это как должное. Мне дорога показалась бесконечной. Подумалось: что может быть хорошего в конце такой дороги?

Вот и снятый для нас дом на улице Розы Люксембург. Большая, чистая комната, светлая терраса.

Не улицы, а тропинки вдоль дощатых заборов. За заборами сады, цветники, тихий, уютный городок.

От нашего дома переулком совсем близко речка Таруска — быстрая, холодная, веселая, вся из ключей.

На Таруску я бегаю стирать пеленки, там, у развалившейся мельницы — небольшая запруда. Я приехала с трехмесячным сыном Колей. Муж в длительной командировке, и привез нас сюда старинный друг мужа, поэт и переводчик, рыбак и тарусянин со стажем — Аркадий Штейнберг. Вернувшись после двух ссылок, он наконец сможет поближе узнать выросших без него своих двух сыновей — Эдика и Бориса. С ним еще привезенный из ссылки, спасенный им от лагерного ада, замкнутый юноша Боря Свешников. (далее…)

Воскресенская церковь в роще

Воскресенская церковь в роще

Воскресенская церковь в роще

Сельские храмы… Не счесть, сколько их, приходских и усадебных, стояло по российским всхолмиям. И не встречалось среди этих храмов двух одинаковых. Это были долгие и вполне индивидуальные рассказы в камне об их создателях и владельцах, о пастырях и прихожанах, о людях и времени. В одном Тарусском уезде теплились лампады в 46 таких храмах, сегодня же более или менее сохранились единицы. Тем дороже они для нас, а Воскресенская церковь в Роще — особенно. Сейчас это единственный в Тарусском районе памятник архитектуры федерального значения.

«Вменяю в обязанность сыну моему князю Владимиру Александровичу Голицыну и прошу его, в первые шесть месяцев со дня кончины моей внести на вечное время четырехпроцентною рентою на имя Московского Донского монастыря одну тысячу рублей и Воскресенской села Рощи церкви одну тысячу рублей с тем, чтобы проценты с этих сумм поступали в пользу монастырской братии и церковного причта за поминовение родителей моих и меня при богослужениях», — это строки из завещания последнего фактического владельца Рощи князя Александра Николаевича Голицына. Они написаны в Париже, где больной и престарелый князь жил в последнее время и где он в 1911 году скончался. Он никогда не забывал Рощу, и сын выполнил его волю, но они упустили из виду, что «вечных времен» не бывает. (далее…)

Горсад нашего сердца

Горсад нашего сердца

Горсад нашего сердца

Двадцатые годы двадцатого столетия

Тарусянин Александр Иванович Андреев (р. 1912) помнит, что горсад был огорожен и центральный вход в него находился между почтой (в 1969 году на ее месте было построено здание Тарусского райкома партии, где сейчас размещаются администрации района и города) и Петропавловским собором. На колокольне собора он, пятнадцатилетний парнишка, помогал приводить в движение 210-пудовый колокол звонарям Николаю Ивановичу Чемисову и Токареву (имя и отчество он не помнит). На звоннице собора было семь колоколов.

Собор от горсада отделял красивый забор из кирпича метровой высоты, отделанный ажурной металлической решеткой. Внутри ограды находились захоронения священнослужителей в окружении плодовых деревьев, кустов сирени.

Предположительно в 1925 году в центре городского сада был построен летний театр, где тарусские самодеятельные артисты ставили спектакли с помощью Поленовых и Вульфов. Внизу у сцены были сделаны приспособления для струнного и духового оркестра, а лавочки для зрителей установлены в форме амфитеатра. Духовым оркестром профессионально руководил Иван Петрович Назаров, находившийся в штате городского клуба им. Володарского. Духовой оркестр состоял из двух десятков молодых людей и был очень сыгранным. Два раза в неделю Иван Петрович проводил репетиции. Исполняли марши, вальсы, русские народные песни. А на месте, где сейчас стоит памятник Цветаевой, находилась игровая площадка для игры в кегли, городки, крокет… Спортинвентарь брали в клубе им. Володарского.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

В конце дорожки, что шла от центральных ворот к Оке, находилась навесная терраска под железной крышей, откуда можно было любоваться рекой и красотами окских далей. Сторож горсада, глухонемой Позняков, внимательно следил за порядком. Ухаживал за деревьями, кустарниками, сажал цветы, привозил с Оки песок и посыпал им дорожки — ровным слоем каждую неделю перед выходными. Гулянья в саду проходили еженедельно по субботам и воскресеньям. Гулявшие горожане, степенным шагом проходили по этим дорожкам. Старожилы не помнят здесь случаев озорства со стороны молодежи. Стояли скамеечки для отдыха в виде диванов. И молодежь тех лет (в отличие от нынешней) не имела дикой привычки сидеть на их спинках, оставляя на сиденьях грязные следы от подошв.. 

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru