О репрезентации литературы в интернет-пространстве | Знания, мысли, новости — radnews.ru


О репрезентации литературы в интернет-пространстве

Языки, киберпространство и миграция

В настоящее время можно констатировать окончание литературоцентричной эпохи русской культуры. Она длилась два века – XIX и XX – и была связана не столько со всеохватностью, сколько со значимостью этого типа коммуникации и его составляющих – книги, письма и чтения. Как известно, в России, где поэт был «больше, чем поэт», литература выполняла различные, зачастую несвойственные ей функции (политическую, общественную, оппозиционную, исследовательскую и др.), компенсируя недостаточную деятельность слабо развитых социокультурных институтов. Сегодня о подобном статусе поэта, писателя больше говорить не приходится.

Но не потому, что социокультурные институты заработали в полную силу. Можно увидеть целый комплекс факторов, повлиявших на положение литературы в современном обществе. Во-первых, произошла коммуникационная революция, которая, согласно М. Маклюэну, привела к изменению коммуникационной основы цивилизации – от печатной к электронной [1, с. 6]. В русле последней произошел поворот к визуальной, прежде всего экранной, культуре. Книгам, в том числе электронным, приходится конкурировать за внимание публики с более аттрактивными аудиовизуальными средствами информации.

Развлекательность и коммерческая успешность «новых медиа» позволяет им одерживать верх, и литература становится лишь одним из источников знаний, не самым мобильным, не самым популярным, даже относительно замкнутым в не таком уж широком кругу «любителей чтения». Во-вторых, в крушении литературоцентризма можно усмотреть и следствие постмодернистских тенденций второй половины ХХ века. Русская литература слишком часто была дидактической, ангажированной, «путала» эстетические споры с политической борьбой. В результате этот «центризм» был тоже отвергнут, а на его место пришла свобода выбора. Все это (борьба с «центризмами» и апология свободы) тесным образом связано с ключевыми идеологическими и эстетическими принципами постмодернизма, получившими распространение в современной культуре: нон-иерархии и всеобъемлющей агональности-травестийности-ироничности [см. 2, с. 179].

В-третьих, на первый план вышли общество потребления и массовая культура. Важнейший спор, который на протяжении всей истории «великой» русской литературы велся и ведется вокруг пушкинской фразы «Не продается вдохновенье, // Но можно рукопись продать», в настоящее время решается в пользу коммерческих интересов. Безусловно, такое положение не ново (еще пушкинский Поэт прозаически соглашался с Книгопродавцем), и, несмотря на приоритет капиталистических отношений, все равно продолжают появляться «серьезные» произведения, претендующие на статус классических.

Однако нельзя не заметить, что с конца ХХ века художественный уровень всего корпуса произведений, публикуемых большими тиражами, в основном оставляет желать лучшего. Примечательно, как указанные три феномена – электронная (экранная) культура, постмодернистская идеология и эстетика, общество потребления и массовая культура – взаимодействуют друг с другом, превращаясь в краеугольные камни нашей эпохи.

Не нужно доказывать, что «новые медиа» – это пространство развлечения и коммерции, но также им свойственны мозаичность, фрагментарность, приоритет смехового, интерактивность и (в идеале) плюрализм, а иногда и многоуровневость, многослойность, рефлексивность, то есть постмодернистские черты. В свете всего вышесказанного литература оказалась перед двумя возможными векторами развития. Первый, испытанный веками, порожденный то цензурой, то безденежьем, то непониманием, – это эскапизм, бегство писателя в свой замкнутый мир, как правило, с надеждой на окончание «бездуховной» эпохи и восстановление «справедливости» относительно его «великих» произведений. Второй – взаимодействие с «новыми медиа», поиски способов самовыражения и диалога с читателями, участие в таком литературном процессе, какой он есть здесь и сейчас. Наше исследование посвящено второму вектору – проблеме взаимодействия литературы и «новых медиа».

Прежде всего, отметим, что это взаимодействие двунаправлено и культурные практики, связанные со словесностью, отнюдь не полностью позабыты. Так многие приемы, используемые масс- медиа: игровое начало, апелляция к воображению, готовность к эксперименту и новаторству, ориентация на удовольствие и развлечение, побуждение к рефлексии и др. – были изобретены и апробированы в ходе развития литературы [3]. По-прежнему ценятся риторические навыки, хорошая речь и качественная работа с текстами. Вместе с тем заметен крен в сторону инструментальности этих умений, ситуативности их применения. Процессы, происходящие в сфере словесности, вполне соотносятся с рассуждениями Г. Маркузе в «Одномерном человеке» о господстве «операциональности» в современном обществе [4, с. 31] и П. Бурдье о «fast-thinkers», «быстродумах» на телевидении [5, с. 44]. С другой стороны, очевидно, что литература активно включилась в процесс конвергенции (объединения информации на одном типе носителя), медиализации (роста количества и качества средств доставки информации широким массам населения), перевода в аудиовизуальный формат всего корпуса культуры.

Каким же образом она это делает? Несмотря на то что формы взаимодействия литературы и масс-медиа еще только возникают, динамично развиваются и меняются, в данной сфере уже образовался довольно обширный круг источников, позволяющий выявить некоторые закономерности в интересующем нас процессе. Ключевые типы «новых медиа» – телевидение и Интернет – осваиваются писателями с разной степенью успешности, что обусловлено природой этих СМИ.

Наибольшей популярностью пользуется Интернет, поскольку он практически не подвержен контролю-цензуре (в том числе в эстетическом отношении), не ограничивает публикации в размере, имеет множество интерактивных возможностей, от кратких комментариев до простых, ни к чему не обязывающих пометок («Нравится», «Класс!», «Супер» и пр.). Здесь любой обретает свой круг поклонников, в первую очередь «друзей» (родных, знакомых, одноклассников) и «друзей друзей». Здесь находит удовлетворение графомания, сквозь которую пробиваются ростки и «настоящей» литературы, – все зависит от того, как настроены «фильтры» читателя. Интернет-словесность сосредоточена преимущественно на Стихи.ру и Проза.ру, но ее можно найти в блогах (например, «Живом Журнале»), на страницах социальных сетей (например, «В Контакте»), авторских сайтах (например, http://astahova-ah.ru). Отдельным направлением, порожденным «всемирной паутиной», является фанфикшн, огромное количество текстов, создаваемых на основе уже существующих произведений (например, https://ficbook.net).

Некоторые писатели в сети достигают огромной популярности, чему, как правило, способствуют и другие способы продвижения. Правда, в то время как сайты Бориса Акунина или Захара Прилепина приобрели известность после выхода их бумажных изданий, Ах Астахова или Вера Полозкова, пусть активно выступающие с концертами, считаются феноменами именно Интернета. Если говорить о закономерностях бытования литературы в эпоху «новых медиа», то прежде всего отметим явное влияние экранной культуры на объем и, в конце концов, на родовидовую (жанровую) специфику произведений. Как известно, пользователи Интернета – преимущественно библиоскопы («просмотрщики» контента) – предпочитают тексты размером в экран, в крайнем случае в два-три, с минимумом «прокрутки».

Это привело к популярности небольших произведений различного типа. Особым жанром современной литературы стали записи («посты») в блогах. Литературный критик Е.А. Ермолин даже призывает реализовывать себя в качестве блогера на фоне кризиса крупной формы [6]. Такого рода записи позволяют использовать различные возможности Интернета – сопровождать текст фотографиями и музыкой. Эта форма хорошо подходит для создания источников личного происхождения: автобиографической и мемуарной литературы. Блог требует определенной рефлексии и очень близок к публицистике: например, известный проект «Лиterraтура» именно в таком разделе размещает «Избранные записи» поэтессы Марии Марковой [7]. В условиях «твиттеризации», приоритета коротких произведений оказалась востребованной поэзия или форма, близкая к ней, похожая на нее. Пользуются популярностью романтические или философские стихотворения, а также сделанные по ним аудиозаписи или видеозаписи. Аудиозапись, а шире – аудиокнига, все чаще становится альтернативой чтению, и любители литературы или ученики в школе все чаще говорят, что они «прослушали», а не «прочитали» то или иное произведение.

Безусловно, перед нами один из способов конвергенции и медиализации текста, его перевода в цифру и иную сенсорную форму. Аудиозапись оказывается комфортнее для восприятия, например, во время путешествия или перед сном, находится наряду с другой информацией на одном носителе – мобильном телефоне, экран которого не всегда удобен для чтения. Видеозапись, или видеоклип, – форма, требующая другого восприятия. Все чаще совершенно справедливо идет речь об особом виде искусства – видеопоэзии. Здесь, скорее, можно увидеть связь с кинематографом, музыкальной индустрией или рекламой, – не случайно в создании клипа поэту зачастую помогают режиссер, оператор и другие профессионалы в этой области. Основной сайт для подобных произведений – https://www.youtube.com. Они, безусловно, заслуживают отдельного исследования, прежде всего изучения сочетания текста с видеорядом и музыкой, монтажных приемов.

Большую известность среди интернет-поэзии завоевали малые юмористические формы. Они соответствуют постмодернистской ментальности с ее тяготением к комическому, смеховому, к всеобъемлющей иронии, они созвучны «твитерризации» интернет-коммуникации. Разумеется, в первую очередь речь идет о юмористических четверостишиях – «пирожках» и «порошках», в огромном количестве представленных на соответствующих сайтах: http://perashki.ru и http://poroshokuhodi.ru/.

Примечательно, что их происхождение возводят к постмодернистской поэзии 1990-х годов, в том числе одностишиям В.П. Вишневского и «гарикам» И.М. Губермана [8]. Другим источником вдохновения была японская поэзия (хокку и танки), переосмысленная и переработанная. В целом прецедентность, пародийность, игровое начало – отличительная черта «пирожков» и «порошков» [9]. Эти произведения хорошо подходят и для визуализации – создания фотоколлажа. На примере «пирожков» и «порошков» можно говорить о вовлечении большого количества пользователей в литературную деятельность, об открытии формы, компромиссной для литературы и «новых медиа», профессионалов и дилетантов.

Правда, художественный уровень этой продукции сомнителен: показательно, что ее изучением занимаются в основном не литературоведы, а лингвисты и фольклористы. Дилетантские и графоманские тенденции в интернет-среде привели к появлению ресурсов, нацеленных на профессионализацию литературного процесса. Свои сайты сегодня имеют практически все «толстые» журналы («Новый мир», «Знамя», «Наш современник», «Урал» и др.), большинство публикуемой периодики представлено на портале «Журнальный зал» (http://magazines.russ.ru). В условиях крушения литературоцентризма Интернет становится одним способом выживания для многих изданий, ранее определявших не только литературный процесс, но и общественную жизнь в стране. При этом рождаются и проекты, изначально позиционирующие себя как «новые медиа», например уже упомянутый электронный литературный журнал «Лиterraтура» (http://literratura.org), где используются различные возможности Интернета, в том числе имеется специальный раздел «Видеоряд». Также появляются новые ресурсы, посвященные трансляции классической литературы и литературоведческих знаний.

Одним из них стал портал «Arzamas» (http://arzamas.academy), где есть раздел «Литература». Примечательно оформление сайта, удобное и для просмотра на мобильном телефоне: гиперссылки на материалы размещаются на «плитках», сочетающих краткие анонсы и иллюстрации. На ресурсе не так много текстов, они относительно краткие, всегда сопровождаются визуальным рядом, элементами инфографики. Значительная часть материалов – это аудио- или видеолекции, читаемые известными литературоведами (Лев Соболев, Мариэтта Чудакова и др.). Примечательны заголовки статей на портале: «7 секретов ―Грозы‖», «Что надо знать о ―Хрониках Нарнии‖», «Как читать Цветаеву» и т.д. Безусловно, «Arzamas», насколько это возможно, ориентируется на присущие современной культуре операциональность, аттрактивность, чему, кстати, способствуют и разнообразные автоматизированные тесты-викторины, позволяющие пользователям в увлекательной форме проверить свой уровень знаний.

Таким образом, данный портал действительно нашел такие способы репрезентации литературы, которые адекватны вызовам «галактики Интернета». Резюмируя, отметим, что литературные практики спустя некоторое время все-таки нашли в Интернете свою нишу, выработали новые жанры и формы репрезентации. Плюсами этой трансформации можно считать вовлечение в литературную деятельность большого количества пользователей, разнообразие способов трансляции и восприятия, возможность самообразования, минусом – проблему художественного уровня произведений, распространение графомании.

Литература 1. Культурология. ХХ век. Энциклопедия. Т. 2. – Санкт-Петербург: Университетская книга, 1998. – 447 с. 2. Ильин, И.П. Постмодернизм. Словарь терминов / И.П. Ильин. – Москва: ИНИОН РАН, INTRADA, 2001. – 384 с. 3. Ишанова, А. Масс-медиа и литература / А. Ишанова. – [Электронный ресурс]. – URL: http://bezogr.ru/mass-media-i-literatura.html (дата обращения: 02.04.2017). 4. Маркузе, Г. Одномерный человек / Г. Маркузе. – Москва: ООО «Издательство АСТ»; ЗАО НПП «Ермак», 2003. – 331 с. 5. Бурдье, П. О телевидении и журналистике / П. Бурдье. – Москва: Фонд научных исследований «Прагматика культуры»; Институт экспериментальной социологии, 2002. – 160 с. 6. Шутова, Ю. Евгений Ермолин: «Придумайте и творчески реализуйте себя в качестве блогера» / Ю. Шутова. – [Электронный ресурс]. – URL: http://cultinfo.ru/news/2016/3/evgeniy-ermolin-invent-andcreatively-yourself (дата обращения: 02.04.2017). 7. Маркова, М. Избранные ЖЖ-записи 2014 года. Часть I / М. Маркова. – [Электронный ресурс]. – URL: http://literratura.org/publicism/665-mariya-markova-izbrannye-zhzh-zapisi-2014-goda-chast-i.html (дата обращения: 02.04.2017). 8. Пирожок (поэзия). – [Электронный ресурс]. – URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Пирожок_(поэзия) (дата обращения: 02.04.2017)

9. Щукина, К.А. Прецедентные феномены в пирожках и порошках – новых жанрах современной интернет-поэзии / К.А. Щукина // Мир русского слова. – 2015. – №4. – С. 49–54.

Красильников Роман Леонидович


Комментировать


пять − = 0

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru