«Надену – ободом сведет…»: из истории коллекции поясов Коми-Пермяцкого краеведческого музея им. П. И. Субботина-Пермяка

Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П. И. Субботина-Пермяка является хранителем уникальной коллекции поясов, отображающих материальную культуру, мировоззрение, художественный вкус коми-пермяков XIX–XX вв. Ее формирование под руководством художника-авангардиста П. И. Субботина-Пермяка (1886–1923) восходит к началу ХХ в. Петр Иванович вместе с женой Евстолией Ивановной обходили близлежащие к Кудымкару деревни и села, где собирали предметы коми-пермяцкого быта, одежду, набойку и пояса. За первые годы было собрано более двух десятков поясов, которые и заложили основу коллекции. Среди первых сборов были в основном широкие пояса – кушаки, изготовленные из овечьей шерсти и льна домашнего прядения, датируемые концом XIX в. Наибольший вклад в сбор и изучение поясов внесла В. В. Кривощёкова, главный хранитель музея с 1975-го по 1995 г., при которой была сформирована и описана большая часть коллекции. На сегодняшний день она насчитывает 477 ед. хр. основного и научно-вспомогательного фонда.

читать полностью »

Мемориальный музей и культурное пространство города

По мнению автора, определение культурного пространства города, преКаждый город обладает своим культурным пространством, самобытным, уникальным культурным климатом, историко-культурной основой, за которой просматривается городская среда, формирующаяся благодаря деятельности многих поколений городских жителей, запечатлевшая в себе опыт жизни обычных горожан, разнообразных общин, организаций, объединений, социальных групп. Необходимо отметить, что усилиями отечественной и зарубежной науки понятие «культурное пространство» рассматривалось достаточно широко. Исследованием культурного пространства занимались историки, искусствоведы, философы, представители других наук.

Однако до сих пор словосочетание «культурное пространство», «культурное пространство города» принадлежит к числу недостаточно изученных. В этой связи заслуживают внимания, например, работы Л. В. Кошман, А. Н. Быстровой и других российских и зарубежных авторов. Так, в исследовании доктора исторических наук Л. В. Кошман культурное пространство города определяется как «совокупность архитектурного облика, инфраструктуры муниципального хозяйства, общественно-культурной среды – социального пространства функционирования культуры». Подчеркивается, что «культурное пространство города определяет общественно-культурная среда, поскольку она характеризует наполненность и многообразие духовно-интеллектуальной жизни, функционирование культуры в обществе, объективные и субъективные возможности бытования ее в различных социальных слоях» [1].

читать полностью »

Историко-культурное наследие России в музейных коллекциях США

Военная сила и паритет

Полиэтничность населения Соединенных Штатов Америки определяет и многообразие представленности народов и культур, живущих на этой территории, истории их быта и искусства в музейно-выставочном пространстве (Музей иммиграции, музей культуры и быта индейцев, алеутов, музей «Старый мир Висконсина» и др.). Русской культуре принадлежит здесь особое место, хотя основные коллекции историко-культурного наследия представлены на территории США эмигрантскими политическими и частными архивами, произведениями искусства и личными вещами (больше 40 больших и малых русских музеев и архивов сосредоточено на территории США).

читать полностью »

Мобилизация телеаудитории и наступление на интернет

Языки, киберпространство и миграция

Телевизионные холдинги стали организационной и коммерческой основой политической медиамашины. Россия остается нацией телезрителей: российские телезрители являются одними из самых активных в мире, а три главных телевизионных канала — основным источником новостей для большинства жителей (см. «Медиамашина зрелого авторитаризма: корпоративная консолидация и технологии политической мобилизации»). Телевидение практически единственное окно в мир для старших возрастных групп, географической и социальной периферии, являющихся наиболее благодарным потребителем консервативных доктрин и идеологии изоляционизма.

Консолидированные и реструктурированные активы телеиндустрии стали важнейшим ресурсом политического доминирования в медиапространстве — политической мобилизации и «программирования» лояльного большинства. Ключевая роль медиа, и в частности телевидения, в механизмах доминирования современных авторитарных режимов хорошо видна на примере российской политической истории последних 10 лет. Снижение уровня популярности режима и постепенное формирование альтернативных политических повесток в начале 2010-х гг. коррелирует со снижением внимания граждан к телевизионному информационному мейнстриму. Данные TNS показывают, что аудитория двух основных официозных новостных программ — «Время» и «Вести»  — сократилась в 2011–2013 гг. на треть по сравнению с уровнем середины 2000-х.

читать полностью »

Медиамашина зрелого авторитаризма: консолидация и модернизация телевизионной олигополии

1

Наряду с усилившимся контролем за политической и гражданской сферами, с функциональной перестройкой исполнительной власти и расширением репрессивных практик качественное изменение масштабов и характера контроля за медиасферой является отнюдь не последним по значимости элементом транзита от мягкого, конкурентного авторитаризма к консолидированному авторитарному режиму.

В отличие от конкурентного авторитаризма, легитимность которого опирается на экономические успехи и поддержку населения, а авторитарные институты призваны блокировать механизмы демократической смены власти, репрессивный авторитаризм использует медиа не только для цензурирования нежелательной информации и нежелательных повесток, но и для легитимации своих репрессивных практик и ужесточающихся форм контроля. Этим обусловлен переход от модели контролируемых медиа к пропаганде, т.е. продвижению определенной «правильной» системы ценностей и однозначной идентификации противостоящей ей системы «неправильной».

читать полностью »

Наступление на гражданское общество и идеологизация режима

1

Конкурентный (мягкий) авторитаризм, в частности российский авторитаризм образца 2000-х гг., обычно характеризуется контролем политической сферы, прежде всего электоральной конкуренции, политических партий, центральных СМИ, при достаточно толерантном отношении к гражданской активности, свободе мнений, свободе совести и пр.

Одной из важнейших черт как первой, так и второй фазы политической реакции в России стало массированное наступление на гражданскую сферу — гражданский активизм, некоммерческие организации и свободу мнения. Во второй фазе реакции формы этого наступления существенно ужесточались (подробнее см. в разделе «Гражданское общество в условиях политической реакции»). Наступление государства на гражданское общество начинается с середины 2012 г., проявлением чего стали, в частности, закон об «иностранных агентах» и законодательные новации, ограничивающие свободу собраний, наступление на нишевые оппозиционные СМИ, первые попытки экспансии государства в идейно-символическое пространство (см. об этом в предыдущем докладе29). Во второй фазе реакции, когда внешнеполитическая конфронтация стала принципиальной рамкой внутриполитической повестки, наступление на неполитическую сферу получило обоснование в контексте перехода к «чрезвычайной легитимности»: публичная критика власти и проявления нелояльности могут теперь трактоваться как содействие врагу и в силу этого как покушение на политический строй.

читать полностью »

Некоторые подробности истории первых лет существования Центрального чувашского музея (1921–1925 гг.)

В 2016 г. Чувашский национальный музей отметил свое 95-летие. Несмотря на выход некоторых статей, освещающих вопросы создания музея [1], в истории первых лет его существования имеются многочисленные «белые пятна»: недостаточно изучена деятельность первых сотрудников музея, история создания первых экспозиций и их посещаемость. В данной статье представлена попытка осветить эти неизученные вопросы. Согласно одному из первых отчетов музея, идея о его создания возникла в 1918 г. у некоторых преподавателей Народного Университета г. Чебоксары. Тогда начался сбор «редкостных вещей» и «предметов, характеризовавших местный край» [2].

читать полностью »

Создание Дворянского музея в Казани в начале ХХ в.

После крестьянской реформы 1861 г. дворянское сословие все быстрее стало утрачивать влияние на экономику страны. Многие дворяне разорялись, будучи не в состоянии приспособиться к новым условиям, продавали свои родовые поместья со всем имуществом, которое копили предыдущие поколения иногда на протяжении нескольких веков. В итоге дворянство теряло не только экономическую опору, но и свои корни, традиционную связь с землей и культурное наследие. Чтобы хоть как-то замедлить этот процесс, дворянство и государство стало предпринимать определенные меры. Так на рубеже веков в составе Министерства внутренних дел создается Канцелярия по делам дворянства, проводятся общедворянские съезды для консолидации высшего сословия и роста его самосознания. В провинции местные дворяне, сохранившие крупные земельные участки, также предпринимали попытки возродить сословный дух.

читать полностью »

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru