Ценности русского мира

Рязанский кремль

Русскому народу присуще не влечение к смерти, а стремление к победе над смертью, что подтверждают дерзновенные мечтания русских мыслителей, в частности, идея Николая Федорова о воскрешении всех живших на земле людей. Конец истории в “русском варианте”, насколько можно судить об этом, предполагает не завершение земного пути человечества, но появление такого мировоззрения, которое помогло бы преодолеть все основные противоречия между людьми и народами и дало бы им оптимальную форму взаимного существования.

Может быть, призвание России состоит именно в том, чтобы убедить другие народы, что мы должны спасаться сообща, и что все ответственны за всех! Ключевые слова: русская идея, правда, соборность, спасение, смысл истории, миссия России в мире Русская идея как смысл истории Русского мира должна дать ответы на вопросы: что утверждает история России? как она делает это? к какой цели она ведет? Я не буду оригинален, если отвечу на первый вопрос, что история Русского мира может быть осмыслена как утверждение Правды.

По моему мнению, правда и есть духовное начало, что объединяет “новый Иерусалим” и третий Рим, “святую Русь” и коммунизм, которые могут быть представлены в качестве смыслов известных периодов российской истории. Именно правдой, а не пользой, добром или красотой, как правило, проверяет русский человек свое отношение к себе и к миру, независимо от того, исходит ли он из первого основания или выносит конечную оценку. Хотя в России нередко бывали времена, когда каждый верил только в свою правду, в обществе всегда жила потребность в общей правде, которая придавала его бытию высший смысл.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Даже самодержавная власть была вынуждена считаться с этой правдой, которая доходила от не всегда безмолвствующего народа. Поэтому Иван Грозный скрепя сердце слушал обличения Василия Блаженного, приговор которого звучал как “божий суд”. Потеря общей правды становится предвестием раскола в обществе, знамением того, что время утратило свой смысл. Что же несет в себе эта правда, которой так дорожит Русский мир? В религиозном выражении она представляет собой искание святости, обретение чистоты духа, а в светском воплощении достижение праведности в жизни человека и правильного порядка в обществе. Русская идея, несомненно, является православной, однако не только в конфессиональном, но и в этимологическом значении данного слова. Народ российский потенциально “праведный народ”, однако не в силу своей “богоизбранности”, как это принято считать среди иудеев и протестантов, а потому, что по природе своей он стремится к правде. Русская правда есть синкретическое единство истины и справедливости, которые, будучи отделены от правды, вступают в противоречие друг с другом, а, возвращаясь к ней, обретают подлинный синтез. Важной характеристикой этой правды является ее всеобщность, обращенность ко всем людям и народам земли.

Не случайно Ф.М. Достоевский заявил, что правда “выше народа и выше России”. Н.А. Бердяев был убежден, что “миссия русского народа сознается как осуществление социальной правды в человеческом обществе, не только в России, но и во всем мире” [1]. Итак, правда это то, что должен утверждать Русский мир. Я сохраняю верность традиции и при ответе на второй вопрос, когда утверждаю, что для постижения и осуществления правды России нужна соборность. Это понятие является настолько русским, что его довольно затруднительно перевести на другие языки. Соборность нельзя трактовать как общинность, коллективизм или социальность.

Она являет собой некий высший тип отношений между людьми, проникнутыми сознанием своей глубокой духовной общности. В русской религиозно-философской традиции “соборность означает сочетание свободы и единства многих людей на основе их общей любви к одним и тем же абсолютным ценностям” [2]. Философы А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин, В.С. Соловьев и др. полагали, что такими абсолютными ценностями русского народа являются святыни православного христианства, а историческую проекцию соборности они видели в церковных соборах, древнерусском вече, крестьянской общине.

Конечно, в эмпирической истории России единство и свобода редко сочетались друг с другом, но в идеальном принципе соборности они пребывают в гармонии. В отечественной традиции соборность понимается как форма снятия всех конфликтов, способ объединения всех усилий, путь решения всех проблем. Отсутствие соборности является признаком того, что общая правда распалась на множество частных правд, обладающих житейскими значениями, но не одухотворенных высоким смыслом, на котором и была основана соборность. По сути дела, она выступает как “русская парадигма”, которая устраняет противоречие между идеальной и реальной Россией путем преобразования действительного по образцу должного. Таким образом, соборность это то, как должен вершиться Русский мир. Не столь очевидным является ответ на третий вопрос, который призван открыть нам цель истории России. Изучение отдельных периодов жизни Русского мира показывает, что в периоды подъема ему присуще, на первый взгляд, странное противоречие, состоящее в одинаково сильном стремлении к обособленности и всемирности. Между тем, имея ответы на два первых вопроса, можно получить синтез, который снимает это противоречие.

Что общего между идеями нового Иерусалима, святой Руси, третьего Рима, представлением о триаде православия, самодержавия и народности, а также учением о коммунистическом обществе? Во-первых, все эти воззрения претендуют на выражение общей правды. Во-вторых, они могут быть осознаны и реализованы только соборно, т.е. общим знанием и общим делом. И, наконец, все они объединены верой или убеждением в грядущем “царстве праведников”, или в совершенном обществе. Но наступление такого земного рая представляло бы собой конец истории.

Тайна бытия России, возможно, состоит в том, что она смиренно предложила себя человечеству в качестве площадки для построения храма. Это уничижение паче гордости, так как святой храм может быть возведен только на святом месте. Что же удивительного в том, что “Святая Русь” обособлялась для того, чтобы “светить миру великой, бескорыстной и чистой идеей, воплотить и создать в конце концов великий и мощный организм братского союза племен, создать этот организм не политическим насилием, не мечом, а убеждением, примером, любовью, бескорыстием, светом…” [3]. Чтобы выпестовать в себе всемирную идею, духовной России было необходимо не шумное общение на ярмарке национальных тщеславий, а уединенное место для тихой молитвы, “делания сердечного”, “умного хранения”. Но идея была действительно всемирной – выработать наилучшую форму человеческого общежития, подготовить приход “царства Божьего” на земле. Это ли не цель желанная, в достижении которой можно обрести высший смысл? Таким образом, конец истории это цель, которой должен следовать Русский мир.

Россия, вынужденная веками сражаться с воинственными народами Азии, а затем догонять ушедшие вперед культурные народы Европы, никогда не дорожила настоящим, но жила надеждой на будущее. В процессе непрестанной борьбы за выживание она выработала особый тип культуры, который был ориентирован не на примирение крайностей и гармоническое развитие творческих сил, а на поляризацию этих крайностей и снятие противоречия между ними в финальном акте. В русском народе всегда сильно выражены апокалиптические и эсхатологические мотивы, которые порождают характерные типы странников, нигилистов, анархистов и утопистов и проявляются в намерении во всем дойти до крайности, до пределов возможного, до самого конца. Академик Лихачев нашел поразительно верный образ России у Максима Грека: “Он пишет о России как о женщине, сидящей на пути в задумчивой позе, в черном платье. Она чувствует себя при конце времен, она думает о своем будущем” [4]. Какое же будущее готовит Россия другим народам в конце времен? Нет ничего более далекого от истины, чем допущение, и ничего более дикого, чем опасение, что в данном случае речь может идти о коллективном самоубийстве.

Русскому народу присуще не влечение к смерти, а стремление к победе над смертью, что подтверждают дерзновенные мечтания русских мыслителей, в частности, идея Николая Федорова о воскрешении всех живших на земле людей. Конец истории в “русском варианте”, насколько можно судить об этом, предполагает не завершение земного пути человечества, но появление такого мировоззрения, которое помогло бы преодолеть все основные противоречия между людьми и народами и дало бы им оптимальную форму взаимного существования. Может быть, призвание России состоит именно в том, чтобы убедить другие народы, что мы должны спасаться сообща, и что все ответственны за всех!

ЛИТЕРАТУРА

1. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 120-121.

2. Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 42.

3. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: В 30 т. М., 1972-1984. Т. 26. С. 81.

4. Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии.1990. № 4. С. 5.

С.Н. Кочеров

Высшая школа экономики, факультет гуманитарных наук, департамент социальных наук, доктор философских наук, профессор


Комментировать


− три = 3

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru