Гендерное равенство: каковы пути и перспективы его достижения в обозримом будущем?

Будьте счастливы, дорогие женщины!

Аннотация. Гендерное равенство является одной из важных целей устойчивого развития, провозглашенных Организацией Объединенных Наций. В глобальном масштабе реализация гендерного равенства рассматривается как стимул для большего экономического процветания. Но при современных темпах, согласно данным «Глобального доклада о гендерном разрыве – 2018», для ликвидации гендерного разрыва потребуется 108 лет.

С использованием Глобального индекса гендерного разрыва страны ранжируются по их способности сократить гендерный разрыв в четырех ключевых областях: экономическое участие и возможности, расширение политических прав, доступ к услугам здравоохранения и образования, политическое участие и экономическое равенство. Североевропейские страны Исландия, Финляндия, Швеция и Норвегия, благодаря действующему законодательству и проводимой гендерно-чувствительной политике, являются самыми передовыми в мире с точки зрения реализации гендерного равенства.

Российская Федерация (75-е место в рейтинге в 2018 году) демонстрирует успехи по сокращению разрыва в заработной плате и увеличению числа женщин на управленческих должностях; в то же время, в силу прогресса других стран в сфере расширения политических прав женщин, наша страна сместилась по этому критерию на несколько позиций ниже по сравнению с прошлым годом. Ключевые слова. Гендерное равенство, гендерный разрыв, Россия, североевропейские страны, гендерно-чувствительная политика. Abstract. Gender equality is one of important sustainable development goals of the United Nations. On a global scale, promoting gender equality is considered as an encouragement to greater economic prosperity. At the current rate of change («The Global Gender Gap Report – 2018») the data suggest that it will take 108 years to close the overall gender gap. The report ranks countries (The Global Gender Gap Index) on their ability to close the gender gap in four key areas: economic participation and opportunity, political empowerment, health and survival, educational attainment, political participation and economic equality. North European countries Iceland, Norway, Sweden and Finland (thanks to their legislation and affirmative action policies) are the most advanced countries in the world in terms of gender equality. The Russian Federation (the 75th in the 2018 rating) sees improvements in wage equality and women in leadership, yet other countries’ accelerated progress in the political empowerment dimension see the country moving down a few ranks from last year. Keywords. Gender equality, gender gap, Russia, North European countries, affirmative action policies. В XX-XXI столетиях национальными государствами и международным сообществом было немало сделано для осознания важности повышения роли женщин в экономике, социальной сфере, в политике, для претворения в жизнь принципа гендерного равноправия. Интеллектуальный потенциал, профессиональная подготовка, инициативность и энергия женщин стали важными факторами общественного развития.

Слом традиционных «гендерных логик» в политике приходился на периоды подъемов социальных движений или революционных потрясений: период Великой французской революции, конец XIX – первые десятилетия XX века, окончание Второй мировой войны. («История мужского сопротивления женской эмансипации едва ли не интереснее, чем история самой эмансипации», В.Вульф). Организация Объединенных Наций (ООН), определяя пути мирного и устойчивого развития человечества, рассматривает обеспечение гендерного равноправия как один из эффективных механизмов его реализации [3, c 195]. Более того, это одна из провозглашенных ООН ключевых Целей развития третьего тысячелетия. Однако между принципиальным признанием гендерного равноправия и его реализацией на практике существует большой разрыв. Особенно затянулся процесс выравнивания диспозиций мужчин и женщин в политической сфере, и он еще далек от завершения. Впрочем, для многих женщин по всему миру проблема выживания и безопасности стоит куда острее, чем трудоустройство, продвижение в разных сферах общественно-политической жизни, вхождение в эшелоны власти. В десятках государств женщины подвергаются дискриминации, унижениям и насилию. Так, четырнадцать стран Латинской Америки входят в список государств с самым высоким уровнем убийств женщин (в английском языке даже есть специальный термин — femicide).

Ежедневно в латиноамериканском регионе 12 женщин погибает от жестокого обращения мужчин [5]. Наметившийся в последние годы в мире прогресс в достижении гендерного равенства, с учетом индекса гендерного разрыва (Global Gender Gap Index), в 2017 году прекратился. Этот рейтинг составляется на основе оценки по четырем критериям: положение мужчин и женщин в экономике, их участие в политической жизни страны, доступ к услугам здравоохранения и к образованию. Наибольший гендерный разрыв наблюдается по двум первым аспектам [7]. Глобальное значение индекса гендерного неравенства свидетельствует о диспаритете полов и серьезных препятствиях на пути развития человечества. По мнению экспертов, при таких темпах подлинное равноправие между мужчинами и женщинами наступит лишь через 100 лет. Такой неутешительный вывод был сделан в 2017 году в ежегодном (с 2006 года) докладе Всемирного экономического форума (ВЭФ) «Глобальный доклад о гендерном разрыве» («Global Gender Gap Report-2017») [9]. В «Глобальном докладе о гендерном разрыве» («Global Gender Gap Report-2018») говорится уже о 108 годах! [10]. Как отмечалось на Втором Евразийском женском форуме (он проходил в сентябре 2018 года в Санкт-Петербурге), возникающие на рынке труда проблемы касаются прежде всего, женщин. У них намного меньше (на 30%) шансов найти работу по сравнению с мужчинами. Женщины гораздо чаще находятся на самой низкой ступени «экономической лестницы», трудятся в неформальном секторе. Отсюда и разница в зарплатах — гендерный разрыв в оплате труда в настоящее время составляет в мире в среднем 20% [1].

Между тем, как показывают подсчеты специалистов, при сокращении этого разрыва всего на четверть общий мировой экономический эффект к 2025 году был бы более чем $5 трлн [2], что, безусловно, не только сказалось бы на экономическом благополучии семей, но и содействовало устойчивому развитию общества в целом. В России предпринимаются определенные шаги по преодолению гендерное неравенства в сфере труда и занятости, однако ситуация улучшается медленно. В 2017 году российские женщины зарабатывали в среднем на 28,3% меньше мужчин. (В самом начале XXI века гендерный разрыв в оплате труда составлял 36,8%). Соответствующий средний показатель стран Европейского союза – около 16% [6]. Если обратиться к общему рейтингу стран, то Россия в 2018 году по гендерному разрыву заняла (из 149 стран) 75-е место [10]. Для сравнения: в 2017 году (из 144 стран) – 71-е место [9]. У нашей страны лидирующие позиции по медицинским показателям равенства и в такой категории как доступ к высшему образованию: 37% российских женщин имеют высшее образование, среди мужчин – 29%. [9]. Заметно «отстает» представительство женщин в политике. По критерию в этой сфере Российская Федерация занимает лишь 123-е место (в 2017 году – 121-е, в 2009 году – 99-е место) [9; 10].

Между тем, как показывает мировая практика, общество более социально ориентировано и стабильно там, где женщины составляют во властных структурах 30-40%. Не случайно представленность женщин в законодательных собраниях считается важным показателем развитости демократии. Невозможно построить демократическое общество, которое будет демократией «без женщин и не для женщин». Каковы наиболее эффективные способы преодоления гендерного разрыва? В последней четверти XX столетия в тех странах, где произошло повышение уровня представительства женщин в органах власти, были предприняты стратегии и специальные меры, направленные на установление фактического равноправия. Данные стратегии применялись для достижения определенной процентной доли женщин в политических партиях, парламентах, органах исполнительной власти и т.д. Эффективность таких мер различна в разных странах и попрежнему является предметом дискуссий (в том числе и в России). «Политика равных возможностей» осуществляется путем пересмотра традиционных гендерных ролей через реформу образования, введение принципа гендерной-нейтральной регламентации при предоставлении социальных пособий, а также с помощью политики т.н. «позитивной дискриминации». Механизмом позитивной дискриминации является гердерное нормирование, т.е. количественные нормы участия в структурах власти, применяемые к обоим полам в различных пропорциях. Это вынужденная, временная мера, нацеленная на ускоренное устранение «исторической несправедливости» в отношении женщин. Несомненно, «прорыв» женщин в сферу политического представительства в странах «старой» демократии означал принципиальное согласие общества на освоение ими новых для себя ролей в сфере политики. Сходные процессы происходят и в тех странах, где демократические процедуры только утверждаются или пока только имитируются.

Вместе с тем нельзя не отметить, что «физическое присутствие особ женского пола в поле политики не всегда точный знак того, что «женщины» являются отдельной политической категорией и что они мобилизованы как женщины», т.е. как субъекты, четко осознающие свою дискриминацию [8, с. 957]. В то же время женщины довольно успешно конкурируют с мужчинами в борьбе за должности глав государств. Так, во второй половине ХХ столетия в разные годы 76 женщин занимали в 56 государствах посты президентов или премьерминистров [4, c. 328]. Если обратиться к истории России, то наша страна на путь «гендерного передела» («нарушения» традиционной мужской монополии на власть) вступила одной из первых. Советское государство претендовало на мировое лидерство в решении проблемы политического участия женщин, и реализация политики государства в этой сфере оказала немалое воздействие на весь политический процесс. Однако в советский период женщины вовлекались в политику в немалой степени с использованием технологии квотирования. Действовавший «льготный советский протекционизм» создавал для женщин систему ограниченной символической репрезентации во власти. Нельзя не обратить внимание на то, что в настоящее время слабая представленность российских женщин в сфере политики порождает повышенную склонность к конформизму, нежелание задумываться над тем, что происходит вне пространства их повседневной жизни. А учитывая, что женщины – важнейшие агенты социализации, то в процессе воспитания подрастающего поколения они «содействуют» воспроизводству подданнического типа политической культуры.

Поэтому существующее гендерное неравенство – одно из препятствий на пути политической модернизации России, поскольку влияние норм и образцов традиционной политической культуры «перевешивает» силу права как основного и необходимого атрибута модернизации [4, с. 332-333]. Нельзя сказать, что в Российской Федерации не предпринимаются усилия по ликвидации гендерного разрыва в сфере политики. В 2017 году была принята «Национальная стратегия действий в интересах женщин на 2017–2022 годы». Планируется до 2022 года увеличить долю женщин в законодательных органах власти до 30% [2]. Решению проблем преодоления гендерного разрыва может содействовать использование положительного опыта таких североевропейских стран, как Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия. В этих странах на основе законодательства и деятельности специальных государственных институтов последовательно проводится гендерно-чувствительная политика. (Классический пример – Норвегия, входящая, по версии ВЭФ, в тройку лучших в Индексе гендерного разрыва. Премьер-министр Норвегии – женщина, так же, как и глава министерства финансов, а также лидеры трех парламентских партий. Впрочем, поводы для недовольства у норвежских женщин всё равно есть).

На развитие политики гендерного равенства влияют такие факторы, как социал-демократическая ориентация проводимой государственной политики; реализация доступа женщин к трудовой деятельности и профессиональному росту; обеспечение представительства женщин в органах власти; создание антидискриминационной законодательной базы; разработка механизмов по обеспечению гендерного равенства. Так, при назначении на должности учитывается гендерный аспект. Действуют гендерные комиссии и советы, на государственном и местном уровне реализуются программы по защите интересов граждан по принципу пола. Кроме того, введены должности министра по делам равноправия и омбудсмена по равным возможностям (например, в Швеции институт омбудсмена по вопросам равноправия полов появился в 1980 году). Общество регулярно информируется о результатах исследований по женской и гендерной проблематике. Полного гендерного равенства нет пока ни в одной стране мира. Представляется, что только последовательное осуществление на государственном уровне политики равных возможностей позволит преодолевать дискриминацию женщин и снизить уровень гендерного неравенства. «Мы все как человечество не можем добиться успеха, если половину из нас сдерживают» (Малала Юсуфзай, пакистанская правозащитница, лауреат Нобелевской премии мира 2014 года).

Литература 1. Большинство женщин в мире получают более низкую зарплату, чем мужчины – МОТ. URL: http://www.finmarket.ru/news/4855172 (дата обращения: 18.09.2018). 2. Еремина, Н. ВЭФ: подлинное равноправие женщин и мужчин наступит через 100 лет. URL: https://www.gazeta.ru/business/2017/11/02/ 10967918.shtml(дата обращения: 8.07.2018). 3. Конструирование современной политики в России: институциональные проблемы / отв. ред. С.В. Патрушев, Л.Е. Филиппова. М.: Политическая энциклопедия, 2018 – 262 с. 4. Модернизация и политика в XXI веке / отв. ред. Ю.С. Оганисьян. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. – 336 с. 5. Нелегкая доля: в каких странах лучше не рождаться девочкой. URL: https://deti.mail.ru/news/nelegkaya-dolya-v-kakih-stranah-luchshene/ (дата обращения: 26.01.2019). 6. Николаев, И. Российскую экономику будут поднимать женщины.

Власти озаботились тем, что их экономическая активность недостаточно высока // МК. 28 сентября 2018 года. 7. Самсонова, Т.Н. Гендерное неравенство в современном мире: состояние и перспективы преодоления // Социальная несправедливость в социологическом измерении: вызовы современного мира: XII Международная научная конференция «Сорокинские чтения – 2018»: Сборник материалов. М.: МАКС Пресс, 2018. С. 362-364. 8. Скотт, Дж. Некоторые размышления по поводу гендера и политики // Введение в гендерные исследования. Ч. II: Хрестоматия / под ред. С.В.Жеребкина. Харьков: ХЦГИ; СПб.: Алетейя, 2001. С. 946-962. 9. The Global Gender Gap Report 2017. URL:http://www3.weforum.org/docs/WEF_GGGR_2017.pdf(дата обращения: 23.09.2018). 10. The Global Gender Gap Report 2018. URL: http://reports.weforum.org/ global-gender-gap-report-2018/(дата обращения: 1.02.2019).

Самсонова Татьяна Николаевна


Комментировать


− 2 = пять

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru