Искоренить, нельзя приручить или искоренить нельзя, приручить

Осознание вездесущности коррупции способно породить следующие мысли: «Является ли она несомненным и однозначно толкуемым злом? Можно ли с ней, как с особым антисоциальным явлением, успешно бороться? Или принять коррупцию как существенный системный факт и взамен её искоренения разработать технику её «приручения».

Степень потенциального зла, которую несёт в себе коррупция, подметили очень давно. Так, Аристотель в своей «Политике» отмечал, что коррупция, как важнейший фактор, способна привести государство если не к гибели, то к вырождению. Губительность коррупции также выражается в её способности менять философию жизни человека и пути достижения желаемого качества жизни. Она становится инструментом эффективности процесса решения своих проблем, реализации желания получить «должное». К. Маркс писал: «То, что за всё отдаётся и за что отдаётся всё, выступает как всеобщее средство коррупции». Коррупция проявляется в социальной среде как достаточно распространённое объективное явление, так как она укоренена в государственном аппарате, в системе государственной и муниципальной службы.

Можно сказать, что коррупция является особой социальной патологией. Она затрагивает все сферы общественной жизни и проявляется в различных формах. Коррупция представляет собой отношения, складывающиеся между должностными лицами или отдельными членами общества по поводу использования возможностей занимаемой должности с целью получения личной выгоды в ущерб третьей стороне (обществу, государству, предприятию). Французский просветитель XVIII века Ш. Монтескье отмечал, что «… известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идёт в этом направлении, пока не достигнет положенного ему предела».



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Злоупотребление со стороны чиновников вызывает к жизни государственную коррупцию, которая даёт возможность бесконтрольно и безнаказанно извлекать выгоду из должности, властных полномочий. В этом отношении проявляется особая коррупционная связь, характеризующаяся слаженностью действий её участников (у взяткодателя – уверенность в успешном разрешении проблемы; у коррупционера – обязательность и аккуратность). Здесь сама власть подпитывает коррупцию. «Власть, – отмечал известный французский юрист XIX века П. Валерии, – теряет всё своё очарование, если ею не злоупотреблять».

Кроме того, под коррупцией понимают поведение, нарушающее и подрывающее те нормы политической системы, которые считаются необходимыми для её сохранения. Данное определение охватывает многообразные формы проявления коррупции, в том числе подкуп, незаконное должностное обогащение, должностное протежирование, кумовство и семейственность. Так есть ли панацея против проявлений государственной коррупции? Ещё Аристотель рекомендовал: самое главное при всяком государственном строе – это посредством законов и остального распорядка устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться. Борьба с коррупцией, целью которой является сам коррупционер, а не коррупция, будет носить характер борьбы Геракла с гидрой, у которой постоянно вырастают головы.

Антикоррупционные меры должны бить не по следствиям, а по причинам с целью предупреждения и минимизации коррупции. Первостепенной задачей, которую стоит решать постоянно, является преодоление неразвитости самосознания, правового нигилизма. Взятка развращает нравственно не только берущих, но и дающих, ибо, подтолкнув прогрессивное дело через взятку, дающий её человек перестаёт уважать закон, ставит под сомнение легитимность общественных институтов власти.

Кроме того, создаётся благоприятный социально-психологический фон для других вариантов коррупционного поведения («все так делают», «у нас так принято»). Это также чревато тем, что может сложиться ситуация, о которой можно будет сказать следующим образом: «Коррупция «устраивает» каждого, потому что к ней причастны «все остальные». Особую роль в минимизации последствий коррупции играет усиление связи между законом и его исполнением. Бессилие законов порождает неверие в реальную их значимость, в их способность изменить ситуацию.

Но следует понимать, что право не всесильно, на него нельзя возлагать завышенные, несбыточные надежды. Нужно исходить из его реальных возможностей. У многих сложилось убеждение, что достаточно принять пакет антикоррупционных законов, как одна из сложнейших проблем общества будет решена. В современных условиях необходимы экономические, политические, социальные, организационные меры наряду с законами. В этом отношении знаменательно восклицание древнеримского поэта Горация: «Какая польза в напрасных законах там, где нет нравов?»

Касенова Г. С., преподаватель юридических дисциплин БПОУ ОО «Торгово- экономический колледж им. Г. Д. Зуйковой»


Комментировать


семь × 1 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru