Миграция и национальная безопасность: внутрироссийский аспект

Ключевые слова: миграционные процессы, национальная безопасность, миграция населения. Keywords: migration processes, national security, migration.

Миграционные процессы традиционно находятся в центре внимания представителей государственной власти и в России, и в других странах мира. И это естественно, поскольку миграция имеет особую значимость для национальной безопасности любого государства.

Для национальной безопасности очень важны различные критерии оценки масштабов и направлений различных типов миграции населения. Традиционно, в центре внимания исследователей (с позиций анализа национальной безопасности), находится межгосударственная постоянная миграция населения (иными словами – межгосударственная миграция населения в узком смысле слова, как официально принято трактовать понятие «миграции населения» в отчетности Государственного Комитета по статистике РФ). Однако и временную, в том числе – не только межгосударственную, в основном – трудовую, но и внутрироссийскую миграцию населения не следует сбрасывать со счетов с позиций анализа национальной безопасности. Межгосударственная миграция является единственным типом миграции, который непосредственно влияет на численность населения конкретной страны, в том числе и России.

В частности, за постсоветский период численность российского населения за счет постоянно положительного сальдо межгосударственной миграции возросла более чем на 7 млн. человек. На основе анализа вклада различных типов миграции населения в динамику численности населения субъектов РФ нами предложена следующая типология территорий: Первый тип – субъекты с наиболее благоприятной миграционной ситуацией, к которым, как нам представляется, следует относить только те территории, где наблюдается миграционный прирост за счет как внутригосударственной, так и межгосударственной миграции, но при этом внутригосударственное сальдо доминирует.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Таких территорий за период 2006–2010 гг. оказалось 7: Московская область, г. Москва, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Краснодарский край, Республика Ингушетия, Новосибирская область. За период 2011–2015 гг. данный тип не потерял ни одного из своих представителей – субъектов РФ по итогам предшествующего пятилетия, и более того, пополнился еще двумя: Ярославской областью из Центрального федерального округа, и Тюменской областью (без автономных округов) – из Уральского федерального округа.

Как и в предыдущее пятилетие, в тип территорий с наиболее благоприятной миграционной ситуацией вошли субъекты РФ, которые представляют собой (если их ранжировать по важнейшим, на наш взгляд, 15 социально-экономическим показателям1 ), либо наиболее высокоразвитые в социальноэкономическом отношении, либо наименее развитые (Республика Ингушетия и Агинский Бурятский автономный округ). Второй тип: – субъекты РФ с благоприятной миграционной ситуацией. Здесь совокупное положительное сальдо складывается из положительного межгосударственного и положительного внутригосударственного сальдо миграции населения, но при доминировании сальдо межгосударственного.

Таких субъектов РФ в 2006–2010 гг. было 11, а в 2010–2015 гг. – 9. Из территорий Центрального федерального округа Ярославская область перешла из второго в первый тип – субъектов не просто с благоприятной, но в тип с наиболее благоприятной миграционной ситуацией. Число территорий второго типа пополнила одна территория из третьего типа – Челябинская область. Ставропольский край перешел из второго типа в третий тип – территорий с относительно благоприятной (он будет подробнее рассмотрен ниже), миграционной ситуацией. Этот третий тип характеризуется, в том числе, тем, что миграционный прирост осуществляется только за счет положительного сальдо межгосударственного типа миграции.

Вторая такая территория – Самарская область. Она перешла из второго в третий тип, который, как сказано выше, имеет отрицательное сальдо внутрироссийской миграции. Во второй тип вошли по итогам 2011–2015 гг. 8 территорий, которые сохранили свой тип неизменным по сравнению с периодом 2006–2010 гг. Помимо Белгородской и Воронежской областей из Центрального федерального округа к данному типу по-прежнему относились Калининградская область, Свердловская, Нижегородская и Томская области, Республика Татарстан и Республика Адыгея. В Сибирском федеральном округе – Томская область. Во второй тип вошла Челябинская область. Все вышеназванные субъекты относятся к субъектам с максимально высокими, высокими или средними параметрами значений соответствующих показателей социально-экономического развития.

Третий тип – субъекты с относительно благоприятной миграционной ситуацией, где положительное совокупное миграционное сальдо формировалось за счет превышения положительного сальдо межгосударственной миграции над абсолютной величиной отрицательного сальдо за счет внутригосударственного обмена. Таких субъектов по итогам за 2006–2010 гг. было 24, то есть более четверти всех субъектов РФ. По итогам 2010–2015 гг. – их стало, к сожалению, значительно меньше – только 18.

При общем уменьшении численности данной группы на 6 единиц ее пополнили 2 территории а, следовательно, из нее ушли 8 территорий, причем из них только для 2-х территорий такое уменьшение было связано с позитивными изменениями в миграционных параметрах. Первой из этих двух территорий назовем Челябинскую область, поскольку в этом случае это было связано с позитивной ситуацией – то есть переходом из третьего во второй тип, что свидетельствует о переходе из относительно благоприятной ситуации к благоприятной ситуации. Второй следует назвать Тюменскую область, где по сравнению с предшествующим пятилетием, миграционная ситуация кардинально улучшилась.

Произошел переход данного субъекта из третьего типа территорий в первый – с наиболее благоприятными параметрами и тенденциями. В Тюменской области произошло позитивное изменение в характере миграционных процессов и для межгосударственных, и для внутригосударственных миграций. С таким позитивным изменением характера процессов миграции на данной территории, представляется, следует связать с относительно более благоприятной региональной социально-экономической ситуацией, обусловленной размещением на территории Тюменской области производств по добыче и, в меньшей степени – обработке нефти и газа. Это обеспечило его миграционную привлекательность не только для межгосударственных, но и для внутрироссийских потоков. Другие субъекты, которые покинули третий тип, перешли в тип территорий с негативным течением миграционных процессов.

По итогам 2011–2015 гг. третий тип покинули 2 субъекта: Владимирская и Орловская области, которые ухудшили свои миграционные параметры и перешли в следующий, четвертый тип – территорий с негативным течением миграционных процессов, где совокупное сальдо миграции населения – отрицательное, причем оно формируется за счет того, что при этом отрицательное внутрироссийское сальдо доминирует над положительным межгосударственным сальдо. В третьем типе из территорий Центрального федерального округа остались Ивановская, Калужская, Курская, Липецкая, Рязанская Тверская и Тульская области. При этом в третий тип в этом федеральном округе в 2010– 2015 гг. вошли из четвертого типа две территории – Смоленская и Тамбовская области. В Северо-Западном федеральном округе его покинуло еще два субъекта: Республика Карелия и Вологодская область, которые перешли из третьего типа в четвертый, в нем осталась, по-прежнему, Новгородская область, из четвертого типа в третий перешел Ненецкий АО. В Южном федеральном округе все осталось без изменений: Астраханская, Ростовская области.

В Северо-Кавказском федеральном округе в период 2011–2015 гг. произошли позитивные изменения. В 2006–2010 гг. в него входили только территории четвертого типа – с отрицательным совокупным сальдо миграции, формируемым за счет преобладания отрицательного внутрироссийского сальдо по сравнению с положительным межгосударственным. Ставропольский край перешел из второго типа в третий, то есть ухудшил миграционные параметры. Из Приволжского федерального округа покинули третий тип 2 территории: Республика Башкортостан, Пензенская, а осталась – Саратовская область, в то время как Самарская область вошла в него из второго типа. В Уральском федеральном округе перешла в первый тип Тюменская область, во второй тип – Челябинская область; а Ханты-Мансийский АО, остался по-прежнему в третьем типе. В Сибирском федеральном округе выбыло из третьего типа 3 территории: Республика Алтай выбыла в четвертый тип, а также Республика Хакасия, Кемеровская область.

Остался – Красноярский край. Это территории, социально-экономическое развитие которых характеризуется высокими или наиболее высокими значениями соответствующих социально-экономических показателей. Четвертый тип – субъекты с неблагоприятной миграционной ситуацией, для которых характерна миграционная убыль населения, то есть имеет место отрицательное совокупное сальдо миграции, которое формировалось за счет превышения отрицательного сальдо внутригосударственной миграции над положительным сальдо межгосударственной миграции. В период 2006–2010 гг. к ним относились 46 территорий. В ЦФО Брянская, Костромская, Смоленская, Тамбовская области; в СЗФО Республика Коми, Архангельская область, Ненецкий АО, Мурманская, Псковская области; в ЮФО Республика Калмыкия, Волгоградская область; в СКФО Республика Дагестан, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Северная Осетия-Алания; в ПФО: Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Удмуртская Республика, Чувашская Республика, Пермский край, Кировская, Оренбургская, Ульяновская области; в УФО Курганская область, Ямало-Ненецкий АО; в СФО Республика Бурятия, Республика Тыва, Алтайский, Забайкальский края Таймырский (Долгано-Ненецкий), Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский АО, Омская область; в ДФО Республика Саха (Якутия), Камчатский край, Приморский край, Хабаровский край, Корякский АО, Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская автономная область, Чукотский АО. В 2011–2015 гг. из вышеназванных субъектов четвертого типа РФ перешли в более благоприятный третий тип только две территории – Смоленская и Тамбовская области. В четвертый тип из третьего перешли следующие территории: Владимирская, Орловская области, Республика Карелия, Вологодская область, Кемеровская область, Республика Алтай, Республика Хакассия, Республика Башкортостан, Пензенская область.

Таким образом, в период 2011-2015 гг. к четвертому типу относились в ЦФО Брянская, Костромская, Владимирская, Орловская, в СЗФО Республика Коми, Архангельская область, Мурманская, Псковская области, Республика Карелия, Вологодская области, в ЮФО Республика Калмыкия, Волгоградская область; в СКФО Республика Дагестан, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Ставропольский край; в ПФО Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Удмуртская Республика, Чувашская Республика, Пермский край, Кировская, Оренбургская, Ульяновская области, Республика Башкортостан; в УФО: Курганская область, Ямало-Ненецкий АО; в СФО Республика Бурятия, Республика Тыва, Алтайский, Забайкальский края Таймырский (Долгано-Ненецкий), Эвенкийский, Усть-Ордынский Бурятский АО, Омская область, Республика Алтай, Республика Хакассия, Кемеровская область; в ДФО Республика Саха (Якутия), Камчатский, Приморский и Хабаровский края, Корякский АО, Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская автономная область, Чукотский АО.

Большинство вышеназванных субъектов РФ, представленных областями и краями, характеризуется средними значениями основных социально-экономических показателей, в то время как субъекты, представленные национальными республиками – либо средними, но чаще – минимальными значениями. Исключение – Республика Удмуртия, Республика Саха (Якутия). Пятый тип – особо неблагоприятной миграционной ситуации, где отрицательное совокупное сальдо складывается из отрицательного сальдо и внутригосударственной, и межгосударственной миграции, но при этом внутригосударственное сальдо доминирует. К таким субъектам в 2006–2010 гг. и 2011–2015 гг. относилась только Чеченская Республика. Шестой тип – специфически неблагоприятной миграционной ситуации, где отрицательное совокупное сальдо складывается из отрицательного сальдо и внутригосударственной, и межгосударственной миграции, но межгосударственное отрицательное сальдо доминирует.

По итогам 2006–2010 гг. и 2010–2015 гг. таких субъектов не было. Как видно из вышеприведенного анализа, фактически только 3 субъекта РФ, имеющих положительное совокупное сальдо миграции, продолжали улучшать свою миграционную ситуацию. Причем только один субъект улучшил свою миграционную ситуацию кардинально – Тюменская область, которая «перескочила» из третьего типа – относительно благоприятной миграционной ситуации в первый тип, с наиболее благоприятным течением миграционных процессов, к которому мы отнесли территории, в которых положительное сальдо имеет место и для межгосударственных, и для внутригосударственных процессов, но при доминировании именно внутригосударственных процессов.

Тип территорий, где также наблюдается положительное сальдо и межгосударственной, и внутригосударственной миграции, но при доминировании межгосударственного сальдо, на наш взгляд, следует считать типом благоприятной миграционной ситуации. Мы этим подчеркиваем, что именно внутрироссийские миграции должны рассматриваться как наиболее важные в формировании численности населения того или иного субъекта РФ, и для национальной безопасности, на современный период, именно они должны ставиться во главу угла.

То, что за последние два пятилетия особо увеличилось число субъектов с негативными параметрами миграционных процессов (относящихся по нашей классификации к четвертому типу) свидетельствует о негативной динамике миграционных процессов с позиций национальной безопасности нашей страны.

Фадеева Т.А.


Комментировать


− девять = 0

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru