Объяснение особенностей исторического процесса в России: размышления над книгой Л.В. Милова «По следам ушедших эпох» (М.: Наука, 2006)

История

История

Современная практика историописания отмечена чрезмерной специализацией, вызванной фрагментацией исторического сообщества, угрозой потери единой профессиональной идентичности. Именно этим обстоятельством объясняется особая роль научных школ и направлений для осознания историками своей профессиональной идентичности через причастность, принадлежность и приверженность определенной стилистики исторического сочинения, содержанию концепции, объясняющей национальную или всеобщую историю.

В заявленном контексте Леонид Васильевич Милов является ученым, разработавшим собственную концепцию объяснения особенностей российской истории, внесшим свой вклад в развитие современного источниковедения и методологии исторического исследования. Отличительными чертами историографии периода рубежа ХХ– ХХI вв., является хронологическая и региональная ограниченность работ большинства историков, пишущих в рамках узкой предметной области. Эти обстоятельства затрудняют появление обобщенных оценок и выводов относительно российского исторического процесса, традиционно рассматриваемого в контексте сравнения России и Запада, доказательно обоснованных историками на конкретно-историческом документальном материале. Как правило, функции объяснения национальной истории, оценки общего и особенного как итог компаративного анализа берут на себя социологи, политологи. В этой связи представляется, что отечественная историографии остро нении национальной истории. Энциклопедичность исторического знания – редкое явление в науке новейшего времени.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Научное творчество академика Леонида Васильевича Милова является счастливым исключением, о чем красноречиво свидетельствует издание его избранных трудов на завершающем этапе творческого пути ученого под названием «По следам ушедших эпох». Широта и разнообразие интересов Л.В. Милова проступает даже в представленных здесь очерках, связанных с проблематикой разных исторических дисциплин и областей исторической науки: источниковедением, социальной и экономической историей, клиометрией, теорией и методологией изучения российской истории в целом. Учитывая принятые сегодня критерии измерения рейтинга и оценки творчества ученых, в том числе, различными индексами цитирования, заметим, что в недавно вышедшем под редакцией академика А.О. Чубарьяна терминологическом словаре «Теория и методология исторической науки» имя Л.В. Милова упоминается неоднократно и по различным научным поводам: как специалиста в области аграрной истории, источниковедения, специальных исторических дисциплин, квантитативной истории, клиометрики, применения количественных методов в исторических исследованиях [2, c. 11, 202, 211, 215, 218, 281].

При этом предмет исследований Л.В. Милова, отличающийся необычайно широким хронологическим диапазоном, – от начала Руси до дней сегодняшних – постоянно связан с российской историей, прежде всего, с особенностями исторического процесса в России. Именно этот устойчивый исследовательский интерес придает творчеству ученого целостность и глубину познания этой традиционно значимой и дискуссионной в отечественной и мировой историографии проблемы особенностей российского исторического процесса в масштабной хронологической ретроспективе. Л.В. Милов являлся тем уникальным специалистом среди отечественных историков, творивших и в последнее тридцатилетие советской эпохи, и в первое двадцатилетие постсоветской России, который успешно совмещал изучение истории Древней Руси и переходных эпох – от феодализма к капитализму, от средневековья к новому времени, продвигаясь в своих исследованиях «по следам ушедших эпох» вплоть до конца ХVIII – начала ХIХ в.

При этом он одинаково уверенно владел стилистикой описания, нарратива, микроанализа и точными измерительными методиками, методологией квантификации, работая с различными текстовыми и статистическими источниками. Содержание авторской концепции Л.В. Милова особенностей исторического процесса в России связано с объяснением специфики исторического развития России на основе выявления механизма влияния природно-климатического фактора на развитие общества. Автор указывает на глубокие корни своей концепции, хранящиеся в мировой и отечественной философской и исторической мысли.

Эти теоретико-методологические основания объяснения особенностей российской истории связаны с разработкой проблемы роли природноклиматического фактора в трудах представителей школы французского Просвещения, энциклопедистов, а также в исследованиях отечественных историков, прежде всего, в работах крупнейшего российского историка С.М. Соловьева [1, с. 670]. Анализируя структуру природно-климатического фактора и механизмы его воздействия на историческое развитие России, Л.В. Милов указывал на особую роль климата как основу различий исторического пути России и Запада.

Он подчеркивал, что «главным и весьма неблагоприятным следствием нашего климата является короткий рабочий сезон земледельческого производства» по той причине, что «беспашенный» период длится в средней полосе России шестьсемь месяцев. Это обстоятельство обуславливало, по мнению автора, кардинальные различия России и Запада не только в характере России. Так, своеобразное позитивное действие этого фактора на условия исторического развития, по мнению автора, определило в странах Западной Европы интенсивный процесс трансформации общины в институт социальной организации мелких земельных собственников, а также ее функционирование как формы производственного сотрудничества коллектива производителей.

Кроме того, действие природно-климатического фактора на Западе способствовало раннему упрочению индивидуального крестьянского хозяйства, которое и стимулировало появление частной собственности на землю, возможности концентрации земельной собственности и формирования слоя крупных феодальных землевладельцев. Благоприятное влияние природно-климатического фактора привело в этих странах и к созданию особого типа государственности, своеобразие которого состояло в том, что этому типу государственности практически не были свойственны хозяйственно-экономические функции по созданию и поддержанию всеобщих условий производства, или же они были сведены к минимуму [1, с. 700]. Особенности западного варианта развития, по мнению Л.В. Милова, состояли в том, что при его реализации «центр тяжести» всегда был «внизу», в крестьянском хозяйстве, хозяйстве горожанина-ремесленника и купца. Кроме того, этот вариант развития характеризуется максимальной активностью административных, социальных и социо-культурных функций, присущих феодальной сеньории и городской коммуне, богатством и разнообразием форм индивидуальной деятельности, бурным развитием культуры, искусства, ранним развитием науки. Россия же представляет «иной уклад жизни» и тип государственности.

В соответствии с концепцией Л.В. Милова, Россия на протяжении всей своей истории была социумом с минимальным совокупным прибавочным продуктом. Производственная деятельность российского социума, вследствие действия природно-климатического фактора, отличалась высокими затратами труда. Как объективную закономерность автор формулирует постоянное различие между Россией и Западом, связанное с неравномерными затратами труда и естественными потребностями индивида. По его мнению, количество этих потребностей в силу природно-климатических условий в странах Восточной Европы, в России, в особенности, всегда больше, чем в странах Западной Европы, а условия их удовлетворения сложнее и хуже. Эта ситуация усугубляется тем обстоятельством, что объем совокупного продукта в Восточной Европе всегда меньше, чем на Западе, а условия его создания труднее.

Влияние природно-климатического фактора на российский исторический процесс проявилось и в том, что в России индивидуальное хозяйство не смогло порвать с общиной. Его крайняя слабость была компенсирована громадной ролью крестьянской общины в течение всей тысячелетней истории российской государственности. Л.В. Милов отмечает господство общинной традиции в земледелии и землепользовании, что тормозило развитие частнособственнических тенденций в феодальном землевладении.

Кроме того, он связывает с влиянием природно-климатического фактора господство в российском земледелии полурабского труда – крепостничества. Анализу института крепостничества Л.В. Милов уделял особое внимание. Рассматривая богатую и разнообразную по подходам и оценкам историографическую традицию изучения крепостничества, Л.В. Милов отмечал, что собственно «крепостничество», возникшее на заре феодализма, тем не менее, не входит в число понятий, составляющих системообразующие признаки феодальных производственных отношений, ибо большинство специалистов трактуют крепостничество как специфическую форму феодализма, признавая при этом европейскую систему классической, эталонной [1, с. 593].

Причины, породившие этот институт, автор видит в комплексном действии «внутренних» факторов, а также в особой роли природно-географического фактора [1, с. 596]. Отмечая ту простую логику, что чем меньше максимально возможного прибавочного продукта, тем труднее его изъять, автор утверждает, что «изъятие прибавочного продукта в качественном и количественном отношениях, отвечающего дальнейшему развитию феодального общества, в конечном счете потребовало наиболее жесткого механизма внеэкономического принуждения», и что фундаментальной основой этого явления служит географический фактор, роль которого на ранних ступенях развития общества особая [1, с. 596]. Действие природно-климатического фактора определило, в соответствии с авторской концепцией Л.В. Милова и особую роль государства в России и даже русский национальный характер. Однако в центре внимания авторского объяснения особенностей российской истории находятся экономические и социальные процессы, протекавшие в российской деревне и составлявшие основу национальной специфики российского социума.

Разнообразие ракурсов и аспектов исследований академика Л.В. Милова позволило автору представить многогранное, многомерное и многоцветное видение этого сложнейшего процесса на разных этапах его развития. Созданная автором коллекция его исследований, названная им «По следам ушедших эпох», приобрела концептуальный характер и открыла возможность целостного прочтения различных аспектов изучения автором исторического процесса в России в контексте общих закономерностей и национальных особенностей. Тематика и содержательная наполненность подобранных в книге статей отличается высокой степенью представительности для реконструкции концепции ученого особенностей исторического процесса в России, авторской методологии «познания ушедших эпох» в целом. Концепция Л.В. Милова о роли природно-климатического фактора и его влиянии на характер и особенности исторического процесса в России отличается целостностью обобщенных оценок и детальностью видения конкретно-исторических процессов и явлений российской исторической действительности.

В своих конкретно-исторических исследованиях автор доказал убедительность и правомерность объяснения того, что «специфика исторического процесса России, не только ее социума, но и истории российской государственности обусловлена особой ролью природно-климатического фактора» [1, с. 699].

1. Милов Л.В. По следам ушедших эпох… М., 2006.

2. Теория и методология исторической науки. Терминологический словарь / Под ред. А.О. Чубарьяна. М., 2014.

Н.Б. Селунская


Комментировать


− два = 5

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru