Политика как художественный проект: участие деятелей культуры в НБП в 1990-е гг.

Национал-большевистская партия известна, прежде всего, своими скандальными акциями и радикальными лозунгами. Часто она привлекает внимание исследователей молодежных движений и субкультур. В историографии участие радикальных деятелей искусства в НБП рассматривалось, в основном, в качестве фактора складывания особой молодежной среды внутри партии.

Однако недостаточно внимания уделялось мотивации вступления художников, писателей и музыкантов в НБП, их деятельности внутри партии. Годы Перестройки были временем особой политизации всего общества и подъема общественной активности. К обсуждению актуальных социально-политических проблем присоединялись не только известные писатели, режиссеры и музыканты, но и деятели андеграундной культуры. Например, русский рок конца Перестройки был полон различных политических гимнов и манифестов, которые звучат на митингах и по сей день. В условиях формирования новой, постсоветской реальности в первой половине 1990-х гг. у большинства деятелей культуры пропадает интерес к сфере политики. Музыканты и художники уходят в коммерческое искусство, возвращаясь в политику на непродолжительное время лишь для формальной поддержки одного из кандидатов1 .

В это же время наблюдается другая тенденция: приход в политику радикальных деятелей искусства, для которых политика, творчество и повседневная жизнь неразделимы. Центром притяжения для таких деятелей становится Национал-большевистская партия. Один из основателей партии – писатель Эдуард Лимонов – придерживался таких же принципов: его книги содержат пространные описания политической и повседневной жизни, участия в военных конфликтах. Национал-большевистская партия была основана писателем Эдуардом Лимоновым и философом Александром Дугиным в 1993–1994 гг. Уже партбилет № 4 получил известный музыкант, лидер группы Гражданская Оборона Егор Летов. В течение 1990-х к партии присоединились композитор Сергей Курехин, художник Тимур Новиков, музыкант Константин Ревякин («Калинов Мост»), бард Александр Непомнящий, поэтесса Анна Витухновская, певица Наталия Медведева, писатель Захар Прилепин. Отдельным стимулом для вступления в партию для некоторых деятелей стало издание ни на что не похожей партийной газеты «Лимонка». В первых номерах газеты писали статьи и стихи Эдуард Лимонов, Егор Летов, Сергей Паук (группа «Коррозия Металла»), группа «Че Данс» (позднее переименованная в «Запрещенные Барабанщики»), Наталия Медведева, писатель Алексей Цветков. Оформлением газеты занимался художник Александр Лебедев-Фронтов. Отдельно стоит отметить, что гимн НБП написан Дмитрием Шостаковичем, внуком знаменитого композитора. В целом партия в начале своего существования являлась постмодернистским проектом1 . Это проявлялось как в идеологии (соединение радикальных правых и левых идей), так и во взглядах на будущее устройство. Заявив о своей радикальности, о желании установить «железный порядок» и «тотальное государство», партия в то же время декларировала своей целью не просто свержение «античеловеческой СИСТЕМЫ троицы: либерализма/демократии/ капитализма», но преобразование мира в целом, воспитание нового человека, поэтому ставка была сделана на привлечение молодежи. «НБП твердо уверена, что культура должна расти как дикое дерево. Подстригать ее мы не собираемся.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Полная свобода. "Делай, что хочешь" будет твоим единственным законом»2 . Тотальная свобода индивидуума в тотальном государстве – такой виделась членам партии Россия будущего. Единственное ограничение накладывалось на пропаганду «западных ценностей», в которых нацболы видели угрозу существованию и развитию России. Отдельно культурная программа не была прописана, этого и не требовалось. По словам писателя Алексея Цветкова, занимавшего должность ответственного редактора газеты «Лимонка», «партии не нужна была никакая культурная политика… потому что, собственно, кроме культурной политики, ничего и не было… Изначально НБП строилась на эстетических образах, а не на политических идеях. Если группа, художник, поэт, просто человек подходил под это требование, то моментально становился частью "Лимонки", бункера и вообще частью национал-большевизма постсоветской богемы»3 . Деятелей искусства привлекал романтизм, царивший в партии, ориентация на бунт и героизм. Для них вступление в партию не являлось этапом построения политической карьеры. Это было логическим продолжением их радикального творчества. Так, Сергей Курехин организовывал выступления Поп-механики, но уже в поддержку кандидата Александра Дугина на выборах. Егор Летов занялся организацией фестиваля «Русский прорыв», благодаря которому удалось привлечь группы «Гражданская оборона», «Инструкция по выживанию», «Красные звезды» (Беларусь), «Родина», члены которых симпатизировали национал-большевизму.

Для будущих писателей Алексея Цветкова и Захара Прилепина членство в партии и общение с контркультурной средой стало отправной точкой в творческой карьере. «Вождь» партии Эдуард Лимонов неоднозначно относился к такому сотрудничеству. С одной стороны, участие в партии таких деятелей культуры привлекало любителей андеграундного искусства, повышало ее известность среди молодежи. С другой – он не слишком высоко оценивал организаторские способности известных нацболов: «Все же прежде всего человек искусства, Егор [Летов] не понимал важность партийного строительства. Революционный романтик, анарх, он, очевидно, предполагал, что все будет делаться само. А то, что для осуществления революции нужно будет много и круто пахать, ему в голову, может, не приходило» .

Атмосфера, скорее, творческого союза, нежели серьезной политической организации приводила к тому, что связи довольно легко распадались. Самым ярким примером является ссора основателей НБП Эдуарда Лимонова и Александра Дугина, которая была результатом не политических разногласий, но неспособности двух ярких «вождей» ужиться в рамках одной партии. Раскол в партии повлек за собой уход Александра Дугина. Вместе с ним партию покинули и некоторые его творческие последователи – например, Алексей Цветков.

Таким образом, НБП изначально создавалась в качестве радикальной альтернативы господствующей либеральной парадигме в политике и культуре. Радикальная антисистемная организация привлекала маргинальных деятелей искусства как идеальная площадка для реализации своих творческих замыслов и проектов. Но их отношение к политике как к искусству и неспособность участвовать в полноценной организаторской работе партии приводило к ослаблению связей и разрыву с политической организацией.

Дюпина Евгения Александровна


Комментировать


9 − = один

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru