Права человека в Африке

На протяжении всего 2014 года, через 20 лет после геноцида в Руанде, по всему континенту продолжали полыхать вооружённые конфликты, одни только разгорались или перерастали в кровопролитные столкновения, как в Центральноафриканской республике (ЦАР), Южном Судане и Нигерии, а другие продолжались уже долгие годы, как, например, в Демократической республике Конго (ДРК), Судане и Сомали.

Эти конфликты были связаны с систематическими и постоянно повторяющимися грубыми нарушениями международных стандартов в области прав человека и гуманитарного права. Вооружённые конфликты приводили к самым страшным преступлениям, которые только можно себе представить, несправедливости и репрессиям. Маргинализация, дискриминация и постоянный отказ от других фундаментальных свобод и основных социально-экономических прав, в свою очередь создавали плодотворную почву для продолжения конфликтов и нестабильности. Во многих отношениях Африка продолжала восприниматься как регион, находящийся на подъёме. Контексты развития и перспективы изменялись во многих странах.

На протяжении всего 2014 года на континенте происходили стремительные социальные, экологические и экономические изменения. Быстрый рост населения, стремительный экономический рост и урбанизация изменяли жизнь людей и способы получения средств к существованию с поразительной скоростью. Несмотря на огромные трудности, стоявшие перед ними, многие африканские государства достигли заметного прогресса в достижении Целей развития на пороге тысячелетия ООН (ЦРТ). Доклад по ЦПТ об Африке показал, что в Африке находятся восемь из десяти стран мира, наиболее быстро движущихся к достижению ЦРТ. Тем не менее, многие показатели стали горьким напоминанием о том, что стремительный экономический рост не улучшил условия жизни для многих людей. Несмотря на то, что общий уровень бедности в Африке за последнее десятилетие существенно снизился, общее число африканцев, живущих ниже уровня бедности, (1,25 доллара США в день) увеличилось. На два государства, где продолжались конфликты, Нигерию (25,89%) и ДРК (13,6%), приходилось почти 40% бедных на континенте.

У Африки был один из самых высоких уровней безработицы среди молодёжи в мире; она остаётся вторым регионом в мире (после Латинской Америки), наиболее страдающим от неравенства. Всё это указывает на взаимосвязь между конфликтами и нестабильностью с одной стороны и отрицанием основных социо-экономических прав, социальной изоляцией, неравенством и ростом нищеты с другой. Нарастание репрессий и сокращение пространства для политической борьбы

продолжалось во многих африканских странах на протяжении всего года. В некоторых странах силовые структуры реагировали на мирные демонстрации и протесты применением чрезмерной силы. В очень многих местах свобода выражения мнений, объединений и мирных собраний по-прежнему были серьёзно ограничены. Эта тенденция была заметна не только в странах с авторитарными режимами, но также и в тех, которые находились в процессе политических преобразований или готовились к ним. Эффект от репрессий и постоянного отрицания основных прав человека способствовали проявлению нестабильности и насильственным конфликтам, которые начались в 2014 году, как это было в Буркина Фасо, ЦАР, Южном Судане и Судане.

Многие африканские страны, включая Кению, Сомали, Нигерию, Мали и регион Сахель, в 2014 году сталкивались с серьёзными трудностями по обеспечению безопасности в результате эскалации насилия со стороны радикальных вооружённых группировок, таких как «Аль-Шабаб» и «Боко Харам», а также распространения стрелкового оружия в регионе. Десятки тысяч мирных жителей погибли, сотни были похищены, а многие продолжают жить в постоянном страхе и с чувством незащищённости. Но и ответные меры многих правительств были настолько же жестокими и неизбирательными, и приводили к массовым произвольным арестам, задержаниям и внесудебным казням. В конце года в Кении был принят Законопроект о внесении поправок в закон о государственной безопасности, 2014, репрессивный по своей сути закон об обеспечении безопасности, применение которого может вылиться в повсеместное ограничение свобод выражения мнений и передвижения. Другой общей составляющей в конфликтах по всей Африке была безнаказанность за преступления в соответствии с международным правом, совершённые силовиками и вооружёнными группировками.

В 2014 году количество случаев безнаказанности отнюдь не уменьшилось, в том числе в ЦАР, ДРК, Нигерии, Южном Судане и Судане; этот год был также отмечен серьёзной волной политического недовольства Международным уголовным судом (МУС). Также в Африке были предприняты беспрецедентные политические усилия с требованием иммунитета от уголовного преследования для действующих глав государств и высших должностных лиц за преступления против человечности и другие международные преступления. Это привело к принятию регрессивной поправки к Протоколу Статута Африканского суда по правам человека, предоставляющей действующим главам государств и другим высокопоставленным должностным лицам иммунитет в этом Суде. В 2014 году отмечался десятилетний юбилей создания Совета мира и безопасности Африканского союза (СМБ), «постоянного директивного органа АС по предупреждению, урегулированию и разрешению конфликтов» в Африке. АС и СМБ предприняли несколько важных шагов в ответ на вспыхнувшие в Африке конфликты, включая развёртывание Международной миротворческой миссии в Центральноафриканской республике (ММЦА), создание Комиссии по расследованию событий в Южном Судане, создание поста Специального посланника по участию женщин в миростроительстве и несколько политических заявлений, осуждающих насилие и нападения на мирных жителей. Но во многих случаях эти меры были либо недостаточными, либо они были приняты слишком поздно. В некоторых случаях появлялись сообщения о возможной причастности миротворческих миссий АС к грубым нарушениям прав человека, а именно ММЦА и конкретно её контингента из Чада, который, после того как прозвучали эти обвинения, вышел из состава миссии. Тем не менее, ошибки при разрешении конфликтов в Африке совершались и на уровне выше АС. В случае ЦАР, например, ООН долго медлила, прежде чем, наконец, послать туда миротворческий контингент, что конечно спасло множество жизней, но при этом миссия не обладала достаточными ресурсами, необходимыми для того, чтобы остановить волну нарушений прав человека.

В других случаях не было вообще никакой реакции. Совет ООН по правам человека, например, фактически не отреагировал на конфликты в Судане, несмотря на критическую необходимость в независимом мониторинге, предоставлении докладов и ведении отчётности в области прав человека. В Дарфуре обзор результатов расследований по деятельности Миссии ООН в Дарфуре был анонсирован Генеральным секретарём ООН в июле, в ответ на заявления о том, что сотрудники Миссии ООН покрывали нарушения прав человека. Существует очевидная необходимость в срочных и фундаментальных изменениях в том, что касается политической воли, необходимой для решения обострившихся проблем с конфликтами в Африке; необходимы также согласованные усилия на национальном, региональном и международном уровнях для того, чтобы положить конец безнаказанности и ликвидировать глубинные причины нестабильности и конфликтов. Без этого концепция развития региона, где «к 2020 году перестанут звучать выстрелы», так и останется лицемерной и недостижимой мечтой. Конфликт – цена и уязвимость Конфликты и нестабильность омрачают жизни несметного числа людей в Африке и в разной степени затрагивают практически все страны. Этим конфликтам свойственны постоянные нарушения прав человека и чудовищные преступления, совершаемые как правительственными войсками, так и вооружёнными группировками. В ЦАР продолжались межконфессиональные столкновения и совершались массовые зверства, такие как убийства, пытки, изнасилования, глумление над телами погибших, похищения, насильственные перемещения, а также вербовка и использование детей-солдат.

Несмотря на то, что в июле было подписано соглашение о прекращении огня, а в сентябре была развёрнута миротворческая миссия ООН, последние месяцы 2014 года были омрачены новой волной нападений в центральных регионах страны. Мирные жители страдали от целого ряда нарушений прав человека во время эскалации конфликта между различными вооружёнными группировками. Последняя вспышка насилия потрясла столицу страны Банги в октябре. Все стороны конфликта — «Селека», «Анти- Балака» и вооружённые члены этнической группы пеулов — систематически, пользуясь полной безнаказанностью, совершали нападения на мирных жителей. Развёртывание Многоаспектной комплексной миссии ООН по стабилизации (MINUSCA) в сентябре вызвало надежду на изменение ситуации, но всего лишь спустя месяц произошёл значительный всплеск насилия по всей стране. Это свидетельствует о явной необходимости наращивания потенциала и скорости реагирования международных сил.

В соседнем Южном Судане десятки тысяч людей, многие из которых были мирными жителями, были убиты, а 1,8 миллиона вынуждены были покинуть свои дома из-за конфликта, разразившегося в декабре 2013 года. Вооружённые силы правительства и оппозиции демонстрировали полное пренебрежение нормами международного гуманитарного права и стандартами в области прав человека, совершая военные преступления и преступления против человечности. Все стороны конфликта умышленно убивали мирных жителей на основании их национальности, в том числе тех, кто пытался найти убежище в церквях и больницах. Сексуальное насилие, массовые грабежи и уничтожение собственности носили повсеместный характер. Несмотря на такой уровень насилия и угрозу голода и эпидемий для миллионов людей, обе стороны игнорировали несколько заключённых договорённостей о прекращении огня. После того как в 2013 году исламистская группировка «Боко Харам» провела интенсивную кампанию насилия, вооружённый конфликт на северо- востоке Нигерии расширился и привёл к росту числа погибших.

Страшные видеоматериалы, снимки и свидетельства очевидцев, собранные Amnesty International, предоставляют новые свидетельства вероятных военных преступлений, преступлений против человечности и других серьёзных нарушений прав человека и произвола, которые совершаются всеми сторонами конфликта. Общины, уже многие годы терроризируемые «Боко Харам», стали ещё более уязвимы для нарушений со стороны государственных силовых структур, которые регулярно проводят жестокие и неизбирательные нападения, массовые неизбирательные аресты, избиения и пытки. Конфликт усилился в небольших городах и деревнях; более 4000 мирных жителей были убиты во время вооружённых нападений; похищение 276 школьниц, совершённое «Боко Харам» в апреле, наглядно демонстрирует уровень угроз для стабильности самого густонаселённого государства в Африке, а также угрозы миру и безопасности в регионе. Нигерийские силовые структуры регулярно и систематически применяли пытки и другие виды жесткого обращения по всей стране, в том числе и в связи с конфликтом на северо-востоке.

Сотрудники силовых структур очень редко привлекались к ответственности. Массовые неизбирательные аресты и задержания, проводимые военными на северо-востоке страны, заметно усилились после объявления в стране чрезвычайного положения в мае 2013 года, и оттуда до конца этого года продолжали поступать сообщения о внесудебных казнях, проводимых военными и полицией. В то же время не было никаких явных признаков разрешения давно тянущихся конфликтов. Конфликт в суданских провинциях Дарфур, Южный Кордофан и Синий Нил продолжался с прежней силой и распространился на Северный Кордофан. Нарушения международных стандартов в области прав человека и норм гуманитарного права совершались всеми участниками конфликта.

В Дарфуре повсеместные нарушения и насилие, совершаемые воюющими общинами, и нападения проправительственного ополчения и групп вооружённой оппозиции привели к резкому росту перемещений и гибели мирного населения. Стремительный рост насилия со стороны вооружённых группировок в восточной ДРК в рамках Операции «Сокола 1» привёл к гибели тысяч людей и вынудил более миллиона людей покинуть свои дома. Эскалация насилия была также отмечена убийствами и массовыми изнасилованиями со стороны как правительственных войск, так и вооружённых группировок. В южном и центральном Сомали было убито, ранено и выселено более 100 000 мирных жителей в ходе продолжающегося вооружённого конфликта между проправительственными силами, Миссией Африканского Союза в Сомали (AMISOM) и исламистской группировкой «Аль-Шабаб». Все участники конфликта нарушали стандарты международного права в области прав человека и нормы гуманитарного права. Вооружённые группировки принудительно вербовали одних, в том числе детей, и похищали, пытали и незаконно убивали других. Были широко распространены изнасилования и другие формы сексуального насилия. Гуманитарная ситуация стремительно ухудшалась из- за конфликта, а также засухи и снижения доступа к гуманитарной помощи, что в совокупности привело к тому, что более одного миллиона человек оказались в критической ситуации, а ещё 2,1 миллиону человек на конец 2014 года требовалась помощь. Также проявлялись тревожные признаки грядущих потрясений.

Политическая нестабильность, резкое увеличение активности радикальных вооружённых группировок и организованной преступности, а также экологические и демографические изменения привели к тому, что ситуация в регионе Сахель стала взрывоопасной. Это было особенно очевидно на примере Мали, где внутренний вооружённый конфликт привёл страну в состояние постоянной нестабильности; в частности, на севере некоторые районы оставались неподконтрольны властям, несмотря на мирные соглашения, подписанные правительством и вооружёнными группировками в 2013 году. Вооружённые группировки третировали местное население, в том числе занимались похищениями и убийствами, а вспышки насилия не прекращались даже во время мирных переговоров между правительством и вооружёнными группировками. Насилие и нестабильность усиливались волной террористических актов в Сомали, Нигерии и в Сахеле, которые часто сопровождались серьёзными нарушениями прав человека со стороны правительства. Нарушения со стороны вооружённых группировок включали в себя убийства, похищения, пытки и неизбирательные нападения. В Сомали группировки, входящие в «Аль-Шабаб», пытали и незаконно убивали людей, которых они обвиняли в шпионаже и несоблюдении исламского права в их суровой трактовке.

Они убивали людей публично, в том числе через побивание камнями, а также проводили ампутации и порки. В Камеруне нигерийские исламистские группировки, включая «Боко Харам», убивали мирных жителей, захватывали заложников и похищали людей, а также нападали на правозащитников. Сокращение политического пространства Тенденция к проведению репрессий и сокращению политического пространства на протяжении этого года наблюдалась во многих странах Африки В Эритрее была запрещена деятельность оппозиционных политических партий, независимых СМИ и организаций гражданского общества; тысячи узников совести и политических заключённых по-прежнему незаконно оставались под стражей. В Эфиопии вновь начались преследования независимых СМИ, в том числе блогеров и журналистов, проходили аресты членов оппозиционных партий и мирных демонстрантов.

У гражданского общества в Руанде практически не было возможности критиковать нарушения прав человека в стране. В Бурунди критика правительства со стороны членов оппозиционных партий, активистов гражданского общества, юристов и журналистов была ограничена в связи с приближающимися выборами в 2015 году. Ограничение свободы собраний и объединений выражалось в запрещении демонстраций и маршей. В Гамбии президент Яйя Джамме отпраздновал 20-летнюю годовщину своего правления. Эти два десятилетия были отмечены жёсткой нетерпимостью к инакомыслию: журналистов, политических противников и правозащитников запугивали и подвергали пыткам. В Буркина-Фасо в ноябре было сформировано переходное правительство, которое должно подготовить страну к парламентским и президентским выборам в 2015 году. Это произошло после массовых протестов против подготовки поправок к конституции, что привело к свержению бывшего президента Блэза Компаоре. В Анголе, Буркина-Фасо, Чаде, Гвинее, Сенегале, Того и других странах сотрудники органов правопорядка применяли чрезмерную силу против участников демонстраций и протестов. В большинстве случаев власти не расследовали применение чрезмерной силы, и никто не был привлечён к ответственности. Во многих странах журналисты, правозащитники и политические оппоненты подвергались широкомасштабным и систематическим угрозам, произвольным арестам и задержаниям, избиениям, пыткам, насильственным исчезновениям и даже смерти от рук сотрудников правительственных агентств и вооружённых группировок.

Подавление и ограничения прав на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний имели место в Анголе, Буркина-Фасо, Камеруне, Чаде, Эритрее, Эфиопии, Гамбии, Гвинее, Мавритании, Руанде, Сомали, Свазиленде, Того, Уганде, Замбии и Зимбабве. В Анголе, Бурунди и Гамбии новые законы и другие формы нормативно- правовых актов ещё больше ограничивали работу СМИ и гражданского общества. В Судане права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний по-прежнему были жёстко ограничены, несмотря на то что правительство выразило готовность начать общенациональный диалог с целью достичь мира в Судане и защитить конституционные права. Национальная служба разведки и безопасности и другие силовые структуры продолжали произвольно задерживать предполагаемых противников правящей Партии национального конгресса для того, чтобы усилить цензуру в СМИ, закрыть общественные форумы и прекратить акции протестов.

Национальная служба безопасности Южного Судана захватывала и закрывала газеты, преследовала, запугивала и незаконно задерживала журналистов в ходе репрессий, которые ограничили свободу выражения мнений и свернули общественные дебаты по вопросу о том, как прекратить вооружённый конфликт. Закон о Национальной службе безопасности, дающий этой службе широкие полномочия, в том числе на арест и задержание без соблюдения соответствующих положений по независимому надзору или гарантий против злоупотреблений, был принят парламентом и ждёт одобрения президента. Безнаказанность Безнаказанность — это то, что было общим во всех вооружённых конфликтах в Африке, поскольку подозреваемые в совершении уголовных преступлений согласно международному праву редко привлекались к ответственности. В ЦАР было проведено несколько арестов рядовых членов вооружённых группировок, несмотря на то что Прокурор МУС объявил о начале нового предварительного расследования случаев применения насилия.

Такие признаки надежды в условиях вооружённых конфликтов были исключением, а в целом царила полная безнаказанность. Почти всех лидеров вооружённых группировок, подозреваемых в совершении преступлений в соответствии с международным правом в ЦАР, по- прежнему не тревожили расследованиями, а подобная безнаказанность только продолжала подпитывать конфликт. В ДРК попытки привлечь к ответственности виновных в преступлениях согласно международному законодательству, совершённых армией Конго и вооружёнными группировками, не принесли значительных результатов. Суд в военном трибунале над конголезскими солдатами, обвинёнными в массовом изнасиловании в Минове более 130 женщин и девочек, а также в убийствах и грабежах, завершился тем, что только двое из 39 солдат, представших перед судом, были признаны виновными в изнасилованиях. Другие подсудимые были признаны виновными в убийствах, грабежах и военных преступлениях. Неспособность привлечь к ответственности виновных оставалась систематической проблемой и вне районов вооружённых конфликтов, а преступники чаще всего могли свободно действовать. Пытки и другие виды жестокого обращения сохранялись в таких странах, как Экваториальная Гвинея, Эритрея, Эфиопия, Гамбия, Мавритания, Нигерия и Того, из-за того что подозреваемые не привлекались к уголовной ответственности.

По-прежнему оставались недостаточными попытки привлечь к ответственности виновных в международных преступлениях, таких как преступления против человечности, совершённых во время волны насилия в 2007/2008 годах после выборов в Кении. В МУС продолжался судебный процесс над заместителем президента Самоей Руто и Джошуа Арап Сангом, несмотря на то что утверждения о запугивании и подкупе свидетелей подорвали доверие к процессу. Обвинения, выдвинутые против президента Ухуру Кеньятта, были сняты после отклонения ходатайства, поданного прокурором МУС, о признании факта отказа от сотрудничества со стороны правительства Кении. На государственном уровне не наблюдалось прогресса в привлечении к ответственности виновных в грубых нарушениях, совершённых во время вспышки насилия после выборов в Кении. С другой стороны, в 2014 году МУС подтвердил вердикт и приговор по делу Томаса Лубанга Диило. Его признали виновным в 2012 году в военных преступлениях, в вербовке и призыве на военную службу детей в возрасте до 15 лет и использовании их в активных боевых действиях в ДРК. Кроме того, Жермен Катанга, командир Патриотического фронта сопротивления в Итури, был признан виновным в преступлениях против человечности и военных преступлениях и приговорён к 12 годам заключения. МУС подтвердил обвинения, выдвинутые против Боско Нтаганда в преступлениях против человечности и военных преступлениях,и в том и в другом случае включающие преступления, связанные с сексуальным насилием, предположительно совершённые в 2002-2003 годах в провинции Итури в ДРК.

Судебный процесс был отложен на июнь 2015 года. Обвинения против бывшего президента Кот-д’Ивуар Лорена Гбагбо, обвиняемого в преступлениях против человечности, МУС подтвердил в июне. На данный момент судебный процесс запланирован на июль 2015 года. Одной из национальных попыток бороться с безнаказанностью за преступления согласно международному праву стало начало расследования в Мали случаев насильственного исчезновения. Бывший президент Чада Хиссен Хабре по- прежнему находился под стражей в Сенегале и ожидал суда в Чрезвычайных палатах африканских судов, созданных АС, после его ареста в июле 2013 года на основании обвинений в преступлениях против человечности и военных преступлениях, совершённых в Чаде с 1982 по 1990 год. В марте Кот-д’Ивуар передала МУС Шарля Блэ Гудэ, обвиняемого в преступлениях против человечности, совершённых во время вспышки насилия после выборов в 2010 году.

В декабре Палата предварительного производства МУС подтвердила четыре обвинения в преступлениях против человечности и передала его дело в Судебную палату. В декабре Палата предварительного производства МУС отказала Кот-д’Ивуар, которая оспорила приемлемость дела Симоне Гбагбо, подозреваемого в уголовной ответственности за преступления против человечности, для рассмотрения в суде. Вселяет надежду знаменательное решение об универсальной юрисдикции, которое было принято в октябре Конституционным судом Южной Африки (КСЮФ) по делу «Государственный комиссар полиции Южной Африки против Правозащитного центра по судебным спорам и других». В этом судебном решении КСЮФ постановил, что заявления о пытках в Зимбабве, которые граждане Зимбабве применяли в отношении граждан Зимбабве, должны быть расследованы на основании универсальной юрисдикции полицией Южной Африки. Однако в то же время на международном и региональном уровне произошёл и серьёзный регресс по сравнению с предыдущими достижениями в области международного правосудия в Африке. Хотя Римский статут МУС подписали 34 страны из Африки — больше, чем из любого другого региона — политические манёвры в течение 2014 года подорвали столь отчётливый прогресс в отношении привлечения виновных к ответственности. Кения предложила пять поправок к Римскому статуту, в том числе поправку 27 статьи для того, чтобы сделать невозможным преследование в МУС глав государств и правительств, пока они занимают свои должности. В мае министры АС, рассматривая поправки к Протоколу Статута Африканского суда по правам человека, согласились расширить круг категорий людей, на которых распространяется иммунитет от только что установленной уголовной юрисдикции суда.

После этого ассамблея АС на своей очередной 23-й сессии одобрила эту поправку, цель которой предоставить находящимся у власти африканским лидерам и другим высшим должностным лицам стран региона иммунитет от уголовных преследований за геноцид, военные преступления и преступления против человечности. Это очевидный шаг назад и предательство по отношению к жертвам грубых нарушений прав человека. Главы государств и правительств предпочли защитить себя и будущих лидеров от уголовных преследований за серьёзные нарушения прав человека, вместо того чтобы обеспечить справедливость в отношении жертв преступлений согласно международному праву. Независимо от этого, МУС оставит за собой полномочия проводить расследования подобных преступлений в отношении находящихся на посту африканских глав государств и правительств всех стран-участников Римского статута. Тем не менее, 2014-й запомнится как год, когда некоторые страны и Африканский союз мобилизовали политические усилия для того, чтобы подорвать работу МУС. Нищета и обездоленность Несмотря на продолжавшийся стремительный экономический рост, условия жизни многих африканцев за этот год не улучшились.

Многие страны осуществили заметный прогресс в достижении целей, сформулированных в Декларации тысячелетия, но Африка всё ещё отстаёт от большинства других развивающихся регионов в достижении многих целей, намеченных на 2015 год. Бедность в Африке продолжала сокращаться, но темп был недостаточен для региона, перед которым стояла цель сократить количество бедных в два раза к 2015 году. В действительности имеющиеся показатели свидетельствуют о том, что общее число африканцев, живущих за чертой бедности (1,25 доллара США в день), увеличилось. Другие цели, такие как снижение числа детей с недостатком веса и материнская смертность, также вряд ли будут достигнуты. Разразившаяся в марте в некоторых странах Западной Африки эпидемия болезни, вызываемой вирусом Эболы, привела к ситуации, которую Всемирная организация здравоохранения охарактеризовала как самую большую и сложную вспышку Эболы с момента открытия вируса в 1976 году. К концу 2014 года Эбола унесла жизни почти 5000 человек в Гвинее, Либерии, Мали, Нигерии и Сьерра Леоне. Более 10 000 человек были заражены, существовали опасения, что в начале 2015 года может разразиться большой продовольственный кризис. Инфраструктура общин и службы здравоохранения были полностью разрушены или уже не справлялись с нагрузкой. Страны, пострадавшие больше других, а именно Гвинея, Либерия и Сьерра Леоне, и до этого имели крайне слабую систему здравоохранения, лишь недавно вырвавшись из периода длительных конфликтов и нестабильности. В Гвинее, где умерли сотни людей, в то числе как минимум 70 медиков, запоздалые ответные меры правительства и недостаток ресурсов привели к стремительному и смертельному распространению эпидемии. Всё это не только указывает на неспособность правительств соблюдать, защищать и осуществлять право на наивысший достижимый уровень здоровья своих граждан, но также и на неспособность международного сообщества адекватно отреагировать на этот кризис.

В конце 2014 года ведущие гуманитарные организации призвали мировое сообщество оказывать большую помощь; ООН заявила, что требуется около миллиарда долларов США для того, чтобы остановить распространение Эболы. К ноябрю пожертвования составили лишь 345 миллионов долларов США. В то время как африканские города росли беспрецедентно быстрыми темпами, стремительная урбанизация сопровождалась нестабильностью и неравенством. Нищета в городах оставила многих без надлежащего жилья и элементарных удобств, особенно тех, кто живёт в неофициальных поселениях или трущобах. Принудительные выселения оставляли людей без средств к существованию и собственности и ещё больше вгоняли их в нищету. В Анголе, в провинции Луанда, были принудительно выселены по меньшей мере 4000 семей. На фоне аналогичной ситуации в Кении суды продолжали подтверждать право на надлежащее жильё и запрещать принудительные выселения. Верховный суд потребовал от правительства выплатить компенсации на сумму примерно в 370 000 долларов США жителям Картон-сити, неофициального поселения в столице страны Найроби, которые были принудительно выселены из своих домов в 2013 году. Дискриминация и маргинализация Сотни тысяч человек покинули свои дома из-за вооружённых конфликтов, политических преследований или в поисках лучших условий жизни. Большинство было вынуждено покинуть свои дома и лишилось источников к существованию в тяжёлых и опасных попытках найти убежище внутри своих стран или за границей.

Огромное число беженцев и мигрантов влачили жалкое существование, подвергаясь дальнейшим нарушениям и злоупотреблениям, многие в лагерях с ограниченным доступом к здравоохранению, воде, канализации, пище и образованию. Ежемесячно их число увеличивалось. Тысячи людей бежали из Эритреи, в большинстве случаев из-за политических преследований. Многим угрожала опасность попасть в руки торговцев людьми, к примеру, в Судане и Египте. В Камеруне тысячи беженцев из ЦАР и Нигерии, сбежав от вооружённых группировок, жили в ужасающих условиях в переполненных лагерях в приграничных районах. Многие люди, вынужденные бежать от суданского конфликта (более миллиона человек), оставались внутри страны, ещё как минимум 200 000 жили в лагерях беженцев в Южном Судане или Эфиопии. Положение тысяч сомалийских беженцев в Кении усугублялось политикой принудительного расселения по лагерям; их вынуждали покидать дома в городах и отправляли в переполненные и неприспособленные для жизни лагеря. Беженцы и лица, ищущие убежища в Южной Африке, по-прежнему подвергались нападениям на почве ксенофобии, а власти их почти или совсем не защищали. Многие другие группы людей также были лишены доступа к механизмам защиты прав человека или возможности получить компенсацию за нарушения, которым они подверглись. Женщины могут играть важную роль в укреплении способности обществ, затронутых конфликтами, к восстановлению, но они часто исключены из процессов национального миростроительства. Во многих странах, страдающих от конфликтов, или принимающих большое число беженцев или перемещённых лиц, женщины и девочки подвергаются изнасилованиям и другим формам сексуального насилия.

Насилие над женщинами оказывало разрушительное влияние и в странах, где не было конфликтов, иногда вследствие культурных традиций и норм, но также из-за того, что в некоторых странах дискриминация по половому признаку была закреплена законодательно. Для лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов (ЛГБТИ) в 2014 году появилась надежда, когда Африканская комиссия по правам человека и народов приняла важнейшую резолюцию, осуждающую акты насилия, дискриминации и других нарушений прав человека против людей на основании их сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Также вызвали надежду на равенство и справедливость обязательства, принятые Малави, по отмене уголовной ответственности за однополые сексуальные отношения по обоюдному согласию. Несмотря на это, людей продолжали преследовать или объявлять преступниками за их предполагаемую или реальную сексуальную ориентацию во многих странах, в том числе в Камеруне, Гамбии, Сенегале, Уганде и Замбии. В рамках реакционной тенденции некоторые страны стремились ужесточить уголовное преследование людей на основе их сексуальной ориентации, либо закрепляя уже существующие несправедливые законы, либо вводя новые. Президент Нигерии подписал жестокий Закон о запрете однополых браков, допускающий дискриминацию на основании реальной или предполагаемой сексуальной ориентации и гендерной идентичности. В Уганде был вынесен на рассмотрение анти-гомосексуальный закон — хотя Конституционный суд страны и объявил его неконституционным, поскольку парламент принял данный закон в отсутствие кворума. В соответствии с этим законом многие представители ЛГБТИ сообщества и те, кого считают таковыми, подверглись незаконным арестам и избиениям, выселениям из домов и нападениям толпы; некоторые лишились работы. Президент Гамбии

одобрил законопроект, принятый парламентом, о внесении поправок в Закон об Уголовном кодексе, 2014, включающий статью о таком преступлении, как «гомосексуализм при отягчающих обстоятельствах»; он карается пожизненным заключением, причём нечёткая формулировка закона открывает широкие возможности для злоупотребления. Гомофобный законопроект также внесён на рассмотрение парламентом Чада, что грозит наказанием до 20 лет лишения свободы и крупными штрафами людям, «признанным виновными» в однополых связях. Заглядывая в будущее На протяжении всего 2014 года отдельные люди и общины в регионе способствовали развитию, пониманию и соблюдению прав человека. Открыто выступая на публике и проводя акции, иногда с риском для жизни и безопасности, это растущее движение за права человека формировало представления о справедливости, достоинстве и надежде. Тем не менее этот год стал мощным напоминанием о масштабах проблем в области прав человека в Африке и о необходимости ускорения прогресса в осуществлении этих прав. События этого года наглядно продемонстрировали настоятельную необходимость согласованных и последовательных действий по ослаблению и разрешению конфликтов в Африке. В будущем должны быть полностью приняты и поддержаны усилия Комиссии АС по созданию дорожной карты с целью достижения мира в Африке.

Отчаянно необходим гораздо более ясный, последовательный и согласованный подход к разрешению конфликтов со стороны как международных, так и региональных организаций, основанный на международном законодательстве в области прав человека. Ещё одним важнейшим условием для обеспечения мира, безопасности и справедливости будет отказ Африканских государств от коллективного давления на международное правосудие, в том числе на работу МУС; вместо этого они должны решительно противодействовать безнаказанности как на государственном, так и на международном уровне и работать над созданием эффективной системы привлечения к ответственности за грубые нарушения прав человека и другие преступления, предусмотренные международным правом. Ближайшие годы почти наверняка будут отмечены серьёзными переменами. Не в последнюю очередь программа развития на период после 2015 года, которая следует целям, сформулированным в Декларации тысячелетия, станет исторической возможностью для стран-членов АС достичь соглашения по нормативно- правовой базе в области прав человека, что сможет изменить к лучшему жизни множества людей. Ответственность за преступления в области прав человека должна быть закреплена с помощью тщательно разработанных целей и показателей, касающихся доступа к правосудию; эта работа должна сопровождаться укреплением прав в
области равного участия, равноправия,
запрета на дискриминацию,
верховенства закона и других
фундаментальных свобод.


Комментировать


восемь × = 64

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru