Происхождение русской письменности

А.С. Пушкин

А.С. Пушкин

Аннотация: в данной статье предлагается решение вопроса о происхождении буквы как знака языка, который оказывается простым: буква – это рисунок, своеобразный иероглиф органов речи в момент произнесения звука. Некоторые буквы до сих пор сохраняют свою иконическую изобразительность, например, буква «о» в графиках самых разных языков мира. Второй важной идеей статьи является доказательство того, что славяне до Кирилла имели письменность – глаголицу. Именно глаголицу взял за основу Кирилл и «перелицевал» по греческому образцу, оставив восемь глаголических букв неизменными.

Ключевые слова: звук, буква, алфавит, глаголица, кириллица. То же самое они сделали и со славянским языком – разбили его на куски, перенесли их через решетку кириллицы в свои уста и склеили осколки собственной слюной и греческой глиной… Милорад Павич «Хазарский словарь» Качественный скачок в развитии системы письма произошел с появлением современной буквенной системы записи. Некоторые исследователи выделяют между идеографией и фонемографией промежуточные этапы. В.А. Истрин, например, выделяет такие этапы развития письма, как «фразография, логография, морфемография, силлабография, фонография» [4: 13]. И эта точка зрения представляет значительный интерес, хотя вряд ли может найти реальное подтверждение. Основным является вопрос о механизме формирования буквы как языкового знака, поэтому обратим основное внимание на разгадку феномена буквы как таковой, т.е. попытаемся разгадать природу буквы в индоевропейских языках, оставив за пределами рассмотрения вполне понятные по происхождению иероглифы и клинопись, восходящие к рисунку. Более того, сузим ареал рассмотрения только греческими и славянскими буквами.

Другими словами, нас будет интересовать славянская протобуква, которая легла в основу древнейшего протославянского письма, а также вопрос о графике, которую создал Кирилл в IX веке нашей эры. И в этом деле, как всегда, нам помогут сравнения с другими языками и графиками. Академик Т.В. Гамкрелидзе открыл поразительный факт буквенного сходства разных азбук и посвятил большую статью формированию некоторых письменных систем раннехристианской эпохи, проанализировав коптскую, готскую, старославянскую, древнегрузинскую и древнеармянскую письменности. Он пришел к выводу, что графические символы древнеармянской письменности «Еркатагир», созданной первоучителем всех армян Месропом Маштоцом, «изобретены в основном независимо от греческой графики в результате оригинального творчества его создателя с использованием различных негреческих образцов. В этом отношении древнеармянская письменность противостоит типологически другим письменным системам, опирающимся на греческую письменность: коптской, готской и старославянской кириллице» [3: 9]. К аналогичному выводу Т.В. Гамкрелидзе пришел и по отношению к древнегрузинскому письму «Асомтаврули», созданному неизвестным автором в период до V века н. э. (первые образцы «Асомтаврули» датируются V в. н. э.). Так, Т.В. Гамкрелидзе пишет: «Составитель древнегрузинского алфавита создает самобытную национальную письменность, и это положение подтверждается рядом обстоятельств: во-первых, в древнегрузинской письменности очень много букв, образующих специфическую систему, не соотносимую ни с какой другой графической системой – это буквы, символизирующие звуки /с/, /з/…/х/…/з/…; во-вторых, названия букв древнегрузинского алфавита не повторяют наименований соответствующих знаков греческой системы – прототипа (или какой-либо другой письменной системы)» [3: 192].

Таким образом, вероятнее всего, что все упомянутые древнейшие письменности представляли собой сугубо оригинальные азбуки, поэтому попытки выводить одну письменность из другой, например, грузинскую из армянской, как предлагает С.Н. Муравьев (1962), или армянскую из грузинской, как предлагает Р. Патаридзе (1972), иди даже глаголицу связывать с «Асомтаврули», как предлагает Н.С. Трубецкой (1954), абсолютно бесперспективны несмотря на то, что черты сходства между этими древнейшими раннехристианскими системами букв имеются (мало того, они обязательно должны быть, и ниже мы скажем о причинах этого поразительного феномена особо). Итак, Т.В. Гамкрелидзе поставил важнейшую научную проблему: имеется три азбуки, которые похожи друг на друга – это «Глаголица», «Еркатагир» и «Асомтаврули» (на самом деле похожих друг на друга азбук должно быть намного больше).

Возникает вопрос: почему они похожи друг на друга, если исходить из положения, что о взаимовлиянии речи не идет, – по крайней мере, со стороны названных азбук на глаголицу и наоборот. Т.В. Гамкрелидзе хорошо сформулировал принцип, который объединяет эти три древнейшие раннехристианские азбуки: «Кроме сходства парадигматической структуры, древнегрузинскую письменность “Асомтаврули” и старославянскую “Глаголицу” объединяет также общий принцип отдаления графики вновь создаваемой письменности от графики системы прототипа (речь идет о греческом письме. – Е.К.), с тем, чтобы возникшая система характеризовалась всеми чертами “независимой национальной письменности”, не похожей внешне на другие современные ей системы письма. Крайним проявлением этого принципа явилась созданная Месропом Маштоцом древнеармянская письменность с полностью отличной от греческого прототипа графикой» [3: 29]. Из этой сентенции Т.В. Гамкрелидзе следует, что все эти три названных азбуки осевого времени были выведены из греческого прототипа, и с этим мы не можем согласиться. Все же нужно поискать другие причины сходства трех азбук друг с другом и не связывать это сходство с единым греческим первоисточником. Более того, возможно, следует вести речь о сходстве не только трех названных, а очень многих азбук, которые не могут не быть сходными, но не потому, что происходят из общего источника. Таким образом, мы утверждаем: все три раннехристианские системы письменности – «Еркатагир», «Асомтаврули» и «Глаголица» были совершенно оригинальными и создавались этими народами самостоятельно независимо от древнегреческого монументального алфавита.

По нашему глубокому убеждению, проблему сходства этих трех азбук следует решать совершенно на другом основании, поскольку создать буквы было достаточно просто. Итак, возникновение фонемографического буквенного письма — это величайшая информационная революция в истории человечества, и наибольший интерес вызывает сам механизм различения звука и буквы [1; 5; 6] и возникновение буквенного письма [2]. Решение этой проблемы поразительно просто и может быть сведено к утверждению, что буква графически отображает артикуляцию звука речи, т.е. буква – это иероглиф, но не предмета, а органов речи в момент произнесения звука. Таким образом, мы уверены, что протобуква возникла – подчеркнем это еще раз – как рисунок, как своеобразный иероглиф артикуляции, артикуляционной фигуры звука. Например, греческо-кириллическая графема /а/, особенно ее прописной вариант /А/, является более или менее точным схематическим изображением положения рта и губ при рассмотрении анфас, продуцируемого речевыми органами при произнесении звукотипа /а/ во многих индоевропейских языках.

Примечательно, что первоначально в финикийском алфавите эта буква лежала как бы на боку и была боле похожа на широко раскрытую полость рта. Сравнение греческого и кириллического облика графемы /А/ с глаголическим и грузинским вариантом свидетельствует о том, что графический облик буквы /а/ как схемы раскрытого рта во всех этих языках рисовался в разных проекциях. Так, если греческая, кириллическая и одна из версий глаголической буквы /А/ представляет собой рисунок органов речи в профиль (раструб, похожий на резонатор Гельмгольца), то другая версия глаголической буквы /а/ в виде креста схематизирует органы речи анфас, – речь о кресте с полукружьем сверху, что в целом создает рисунок широко отверстых губ и рта, а возможно, это рисунок увуля в глубине рта. Заметим при этом, что греческо-латинско-кириллический облик этой графемы более точно «изображает» соположение речевых органов (т. е. артикуляцию) при произнесении соответствующего звукотипа, если артикуляционную фигуру рассматривать в профиль на рентгенограмме. Поразительно точно до сих пор отражает рисунок губ в профиль греческая буква бета. Если же мы обратимся к букве /О/ в любой из упомянутых азбук, то достаточно одного взгляда в зеркало, чтобы убедиться, что эта буква точно рисует положение губ анфас, т. е. она схематически изображает округлое губное отверстие, которое изоморфно самой букве в ее графическом представлении. Не является исключением и греческая омега, которая также схематически обрисовывает округлое положение губ, которое хорошо заметно в положении анфас. Если рассмотреть буквы глаголицы, то становится заметным ее коренное отличие от греческой азбуки: многие буквы в глаголице обрисованы из положения анфас, что приводит к схожести гласных и согласных букв и в целом является большим недостатком данной графической системы.

Рассмотрение букв многих азбук в древнейшем их обличье неминуемо приводит к выводу, что буквы являются схематическими рисунками органов речи в момент произнесения звука. Теперь вернемся к вопросу о сходстве древних раннехристианских азбук – «Глаголицы», «Асомтаврули» и «Еркатагира». Вполне понятно, что если обрисовке подвергались одно и те же органы речи, то буквы не могли не быть похожими в какой-то степени друг на друга – главное, чтобы тип обрисовки совпадал. И в рассматриваемом случае он совпадал, т. е. был анфасным (лицо к лицу), а не профильным, как по преимуществу в финикийской и греческой азбуке. Теперь обратимся к факту возникновения кириллицы и ее соотношении с глаголицей. И в этой связи встает вопрос о том, что же создали в IX веке н.э. Константин (в монашестве Кирилл) – кириллицу или глаголицу, – и какая из график была первичной по отношению к другой. Этот вопрос может показаться странным: что же иное мог создать Кирилл, кроме кириллицы (иначе бы эта азбука так не называлась)? Тем не менее, этот вопрос дискутируется, более того, доминирующим в современной палеографии является мнение, что Кирилл создал глаголицу, а кириллицу создали ученики Кирилла и назвали так в честь своего учителя.

Так, например, И.И. Срезневский, А.И. Соболевский, Е.Ф. Карский, болгарский академик Е. Георгиев и другие считают, что Кириллом или его учениками была создана глаголица на основе кириллицы. В.А. Истрин, также сторонник этой гипотезы, в качестве аргумента приводит следующий: «Кириллица несомненно происходит из византийского уставного письма и легко могла развиться из него чисто эволюционным путем, путем графических видоизменений или лигатурных сочетаний византийских букв, а также путем заимствования двух-трех недостающих букв из еврейской азбуки. Глаголица же не может быть полностью выведена из какой-либо другой системы письма и больше всего походит на искусственно созданную систему» [4: 78]. Эти бесспорно верные факты следует интерпретировать с точностью до наоборот: глаголица как уникальная, древняя и самобытная азбука была создана задолго до Кирилла в IV–V вв. славянами самостоятельно, т.е. «Глаголица» развивалась из протоглаголического письма, сформировавшегося у древних славян в языческую эпоху эволюционным путем (так считают П.Я. Черных, Е.М. Эпштейн, Н.А. Константинов, И.А. Фигуровский и др.). Именно об этом писал Черноризец Храбр, говоря, что у славян было письмо в дохристианскую эпоху («черты и резы»). Что же создал Кирилл? Кирилл, как свидетельствует его «Житие», взял за основу греческие профильные буквы, добавил еще восемь букв из «Глаголицы» и создал миссионерское письмо, т. е. кириллицу, которая вытеснила глаголицу и стала основным письмом православных славян. Таким образом, во второй половине IX века н. э. Константин Философ (Кирилл) приспособил греческую азбуку для передачи славянских звуков, таким образом создав альтернативное к глаголице письмо.

Он не изобрел новую азбуку, он только лишь переделал греческую азбуку на славянский лад, и это была азбука для миссионерских целей христианизации язычников, пользовавшихся глаголицей. Характерно, что первыми христианскими текстами были тексты на «Глаголице» («Киевские листы»), однако трудности вырисовывания профильных букв глаголицы заставили писцов перейти с глаголицы на кириллицу, к тому же кириллица была похожа на одну из трех священных христианских азбук – греческую (священными признавались древнееврейская, греческая и латинская азбуки).

И с этого момента начинается процесс вытеснения исконно родной и оригинальной, но языческой глаголицы христианизированной кириллицей, на которой была возможна скоропись, а скорость распространения христианства на Руси была прямо пропорциональна скорости переписывания христианских книг. Был, однако, период, как уже было сказано, когда обе азбуки – глаголица и кириллица – сосуществуют, но функциональность кириллицы привела к вытеснению ею древнейшей глаголицы. Доказательством этому служит надпись на камне церкви болгарского царя Симеона (около 893 г.), ритуальная часть которой сделана на глаголице как на более древней письменности, а надпись «церковь святого Иоанна делан(а) Паухом Хартофудазом», как более светская, сделана на кириллице. Еще один аргумент в пользу существования до кириллицы другого славянского письма невольно приводит В.А. Истрин. Так, он пишет: «О существовании у славян протокирилловского письма свидетельствует и тот чрезвычайно малый срок, который понадобился Константину, согласно его “Житию”, для разработки упорядоченной славянской азбуки. Такой короткий срок был возможен лишь при условии, что у Кирилла имелись какие-то исходные материалы» [4: 105].

Исходным материалом для Кирилла было греческое письмо, с одной стороны, и кириллица отличается от него не столь уж разительно. В то же самое время был и другой источник, из которого Кирилл позаимствовал восемь букв для звуков, отсутствовавших в греческом языке. И таким докирилловским славянским письмом была глаголица, что представляется нам более чем вероятным. Еще одним доказательством этому являются так называемые палимпсесты, т. е. кириллические написания по смытому глаголическому тексту на одном и том же пергамене (понятно, какой текст является более древним). Еще одним поразительным доказательством того, что до кириллицы славяне в язычестве использовали глаголицу, является тот факт, что в глаголице цифровые значения букв строго соответствуют натуральному ряду цифр (а=1, б=2 и т. д.), т. е. они использовались для записи числовых значений, а вот в кириллице некоторые буквы не могут иметь цифрового значения – это /б/-/ж/, /ч/-/ц/, потому что они вошли в алфавит в более позднее время. Но самое главное – буквы кириллицы не соответствуют порядку счета, что свидетельствует о ее позднем и смешанном происхождении.

В Новгороде Великом можно на стенах Софийского собора обнаружить и в наши дни глаголические буквы – именно на древнейшей части собора. Это доказывает, что в христианских целях изначально использовалась древнейшая глаголица. Таким образом, кириллица не создавалась Кириллом как оригинальная азбука, речь может идти о переделке и приспособлении греческих букв для славянской фонетики, а также заимствовании восьми недостающих букв из древнейшей славянской азбуки, т. е. глаголицы. Из сказанного можно сделать вывод, что конец общеславянской эпохи обозначен появлением миссионерской христианской письменности у славян, созданной Кириллом на основе по преимуществу греческой азбуки. Другими словами, письменность у славян существовала гораздо ранее 863 года, когда Кирилл и Мефодий осуществили первые переводы христианских текстов на славянский язык в новой графике – кириллице. И этой древнейшей письменностью была славянская глаголица, которая действительно похожа на «черты» и резы» на новгородских грамотах, и эта письменность существовала у славян приблизительно с V века (у хорватов вплоть до XVIII века). Напомним, что изобрести буквы – дело чрезвычайно простое, нужно лишь схематически изобразить органы речи, поэтому возникновение древнейшей глаголицы у славян было делом совершенно обыденным, необходимым для формирования хозяйственных отношений и начальных государственных образований. После возникновения глаголицы фонетико-фонологические системы разных славянских языков развивались специфично, т. е. каждая из них пошла своим путем, что и привело к разрушению общеславянского единства и образованию трех групп славянских языков – западной, взявшей латиницу, и южной и восточной, объединенных по сей день кириллическим письмом.

Литература 1. Бодуэн де Куртенэ И.А. Об отношении русского письма к русскому языку // Избранные труды по общему языкознанию. Т. 2. М.: Наука, 1963. С. 209–235. 2. Гельб И.Э. Изучение систем письменности у древних славян. М.: Наука, 1993. 3. Гамкрелидзе Г.В. Системы раннехристианских письменностей // Вопросы языкознания. 1987. № 6. 4. Истрин В.А. 1100 лет славянской азбуки. М.: Наука, 1988. 192 с. 5. Киров Е.Ф. Теоретические проблемы моделирования языка. Казань, 1989. 265 с. 6. Киров Е.Ф. Фонология языка. Ульяновск, 1997. 541 с.

Е. Ф. Киров


Комментировать


шесть + 6 =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru