Синьхайская революция в В Китае и Россия

В истории Китая эпохальным событием, определившим всё его дальнейшее развитие, стала Синьхайская революция, получившая название от термина «синьхай», которым в соответствии китайским 60-летним лунным календарём обозначался период 1911 – 1912 гг. Революция явилась событием мирового масштаба, оказала значительное влияние на международную обстановку на Дальнем Востоке и на политику крупнейших держав: Англии, США, Франции, Германии, Японии, повлияла на многие страны Востока — Корею, Вьетнам, Индонезию, Монголию. Особое значение, влияние и последствия Синьхайская революция имела для России.

Российская империя являлась ближайшим соседом Китая и располагала весьма протяжённой общей границей, была связана с ним системой межгосударственных соглашений и договоров. Россия также являлась одним из ведущих иностранных инвесторов для Китая: так, с 1902 по 1914 г. иностранные инвестиции в Китае выросли с 1 509,3 млн. ам. долл. до 2 255,7 млн. ам. долл., 95,9% из них приходилось на долю Англии, США, Франции, Германии, Японии и России; в железнодорожном деле к 1911 г. китайский капитал распоряжался лишь 6,9% линий, остальные либо полностью принадлежали, либо контролировались иностранным капиталом, в том числе российским, которому принадлежала КВЖД [1, с.263]. Отношение империалистических держав к вспыхнувшей в Китае революции определялось, прежде всего, опасениями за свои собственные интересы, нацеленные на сохранение слабого и отсталого Китая. С другой стороны, правящие круги этих стран опасались подъёма антиимпериалистического движения в Китае.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Началом революции стало восстание военного гарнизона, вспыхнувшее 10 октября 1911 г. в Учане и быстро распространившееся по стране. К концу 1911 г. лишь три (Чжили, Хэнань и Ганьсу) из 18 провинций собственно Китая формально еще признавали власть цинского правительства [2, с.12]. В последних числах декабря представители восставших провинций собрались в Нанкине на конференцию, взявшую на себя функции высшего законодательного органа республики. Делегаты избрали временным президентом Китайской республики выдающегося китайского революционера-демократа доктора Сунь Ятсена, вдохновителя и идеолога Синьхайской революции, ему было поручено формирование временного революционного правительства [3, с.324]. Правительства империалистических государств, осознавая невозможность сохранения маньчжурского императорского режима, приняли решение сделать ставку на феодальнокомпрадорскую группировку во главе с Юань Шикаем, рассчитывая с её помощью обуздать революцию и обеспечить сохранение своего господства в Китае.

Сунь Ятсен во имя сохранения единства революционного лагеря подал в отставку [2, с.13]. 13 января 1912 г. министр иностранных дел Франции Пуанкаре обратился ко всем державам с предложением поддержать кандидатуру Юань Ши-кая в президенты Китая. Это предложение было поддержано Англией, США, Германией, позднее ― Россией и Японией. После того как Сунь Ятсен ради достижения согласия между северянами и южанами отказался от поста временного президента Китая в пользу Юань Шикая, более популярного в чиновном мире страны и поддержанного иностранными державами, Юань Шикай принудил маньчжурский двор подписать указ об отречении императора от престола и введении республиканской формы правления президента Республики. Президентом Китайской республики был избран Юань Шикай [3, с.325 ― 326]. Навязав Китаю в качестве президента угодного им деятеля, империалистические государства поспешили принять меры для его поддержки. В частности, Международный банковский консорциум предоставил Юань Шикаю так называемый «реорганизационный заём» в сумме 25 млн. ф. ст., который был заключен на кабальных для Китая условиях [3, с. 326].

Полученные средства пошли на подавление революционных выступлений на юге Китая. Правительство Российской империи, пережившей мощную, потрясшую страну революцию 1905―1907 гг., с большой озабоченностью воспринимало бурный подъём национально-освободительного движения в Китае. Тем не менее, Синьхайская революция явилась для России весьма неожиданным событием. По поводу революционных выступлений в Китае царское правительство проявило осторожность и приняло решение придерживаться политики строгого нейтралитета. Об этом было сообщено Российской дипломатической миссии в Пекине, которая в свою очередь снабдила свои консульства распоряжением не вмешиваться во внутренние дела Цинской империи.

Эту позицию чётко озвучил министр иностранных дел С. Д. Сазонов, выступивший 13 апреля 1912 г. перед Государственной Думой с обзором современных отношений России с другими странами: «Начавшееся… летом минувшего года движение распространилось по всему Китаю и повело к изданию императорского указа, которым возвещалось введение нового государственного строя… Не имея причин навязывать китайцам тот или другой государственный строй, мы с самого начала переживаемого Китаем кризиса решили держаться нейтрально по отношению происходящей там борьбы, стремясь лишь к ограждению наших интересов…» [5, с.12]. Целый ряд документов, опубликованных в сборнике «Синьхайская революция. 1911– 1913 гг.», иллюстрирует политику невмешательства во внутреннюю борьбу в Китае, которую в первый период Синьхайской революции занимала царская Россия. В свидетельствах представителей России, находившихся в Китае в годы революции, особенно представителей дипломатического корпуса, содержится осуждение политики вооружённого политического и экономического вмешательства других держав в Синьхайскую революцию [2, с.288―296]

Среди этих публикаций большой интерес представляет запись беседы секретаря российского консульства в Ханькоу А. Вознесенского с Наместником Южного Китая генералом Хуан Сином 8 июня 1912 г. В указанной беседе Хуан Син, характеризуя военнополитическую обстановку, сложившуюся в Китае к лету 1912 г., резко осудил иностранное вмешательство в ход китайской революции и положительно оценивал позицию России: «Деятельность ваших Консулов на Янцзы во время революции была скорее благожелательна республиканцам. Мы оцениваем ту помощь, которую Вы нам оказывали, и ваши купцы и чаеторговцы могут учесть это благоприятное к России течение общественного мнения. История отметит его. …Во всяком случае, поверьте мне, что с точки зрения республиканцев, объединенных республиканских провинций южного Китая, имеющих в перспективе еще много неожиданностей со стороны Севера, влияние России на китайские дела, если оно будет носить прежний характер доброжелательства является фактором желательным» [2, с.264 ― 265].

Однако позиция официальной России и деятельность царского правительства выражали обеспокоенность, прежде всего, вопросами защиты государственных интересов. В частности, Поверенный в делах в Пекине М. С. Щекин 7 января 1912 г. направил Министру иностранных дел России телеграмму, в которой ясно просматривается эта озабоченность: «…С нашей стороны мог бы быть выставлен тот аргумент, что смута в сопредельных, на громадном протяжении с нашими владениями, окраинах Китая заставляет нас, при признании всякого нового китайского правительства сделать особую оговорку о неизбежной для нас необходимости не ограничиваться лишь подтверждением формально принадлежащих нам прав, но и обеспечить себе правильное продолжение и завершение наших текущих переговоров с нынешним пекинским правительством и стоящих на очереди вопросов» [2, с. 293].

Руководствуясь стремлением, по выражению С.Д.Сазонова, «лишь к ограждению наших интересов», царское правительство приняло участие в предоставлении Юань Шикаю упомянутого выше «реорганизационного займа», выделив 26,3 млн. руб. [3, с.326]. Определённые меры были приняты для усиления защищённости пограничной с Китаем территории российского Дальнего Востока, поскольку нарастание революционного движения в Китае несло опасности: масса китайского населения грозила хлынуть на территорию Приамурья, существовала возможность появления в приграничных провинциях воинственных диктаторов и других непредвиденных обстоятельств. Чтобы обезопасить население края от потенциальных угроз со стороны Китая, 12 апреля 1912 г. был принят важный документ: «Обязательное постановление Приамурского генерал-губернатора, изданное на основании правил о местностях, объявленных состоящими на военном положении».

Согласно постановлению, усиливался контроль за движением населения (в первую очередь иностранных подданных); дворники и сторожа должны были «находиться в полном подчинении местной полиции и [её] приказы должны исполнять беспрекословно»; были усилены меры по охране границы, по предотвращению незаконного пересечения ее китайскими гражданами; воспрещались «всякого рода сборища и собрания для совещаний и действий, противных государственному порядку и общественному спокойствию», демонстрации и манифестации, пение революционных песен, предусматривались запретительные меры для печати, содержание тайных домов терпимости, тайная торговля крепкими напитками и спиртоношество, усиление охраны казённого имущества и пр. [5, л.50 – 50 об.].

Воспользовавшись сложившейся в Китае ситуацией, царское правительство добилось продления Петербургского договора 1881 г., очередной срок действия которого истекал в 1911 г., а Китай затягивал его продление, пытаясь избавиться от некоторых невыгодных для него пунктов [3, с.326]. Укрепившись у власти, в октябре 1913 г. Юань Шикай, будучи благодарен за иностранную поддержку, обнародовал Декларацию, в которой заявил: «Я сим объявляю о том, что все договоры, соглашения и другого рода обязательства, принятые и заключённые как бывшим цинским правительством, так и временным правительством Китайской республики со всеми иностранными правительствами, должны быть строго соблюдаемы…» [1, с.268]. Торжественная церемония принесения присяги вновь избранным Президентом Китайской Республики состоялась 10 октября 1913 г. Российские дипломаты продолжали переговоры с Юань Шикаем об отношениях Китая с Россией и официальном признании Китайской республики. Чрезвычайным посланником Российской империи и полномочным министром при Правительстве Китайской Республики был назначен действительный статский советник Василий Крупенский. 14 ноября 1913 г.российский посланник вручил верительную грамоту Юань Шикаю [6, с.124].

Синьхайская революция, приведшая к свержению господства маньчжурской династии Цинь и монархического строя, существовавшего более двух тысячелетий в Китае, и созданию Китайской республики – первой победившей республики на Азиатском континенте, имела прогрессивное значение для будущих судеб Китая. Политика строгого нейтралитета и невмешательства во внутренние дела Китая, которой придерживалось российское правительство, противодействие российской дипломатии попыткам иностранных держав предпринять силовое вооружённое вмешательство в китайские события, явилось позитивным фактором в отстаивании и сохранении республиканского строя в Китае.

Литература:

1. Нарочницкий А.Л., Губер А.А., Сладковский М.И., Бурлингас И.Я. Международные отношения на Дальнем Востоке. ― Кн.1: С конца XVI в. до 1917 г. / Отв. ред. Е.М. Жуков. М.: Мысль, 1973. ― 324 с.

2. Синьхайская революция 1911–1913 гг.: Сб. док. и материалов / Отв. ред. С.Л.Тихвинский. – М.: Наука, 1968. ― 348 с. С.12.

3. Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России с Китаем (до 1917 г.). М.: Издательство «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1974. ― 438 с.

4. Синьхайская революция и республиканский Китай: век революций, эволюции и модернизации: Сб. статей. М.: Институт востоковедения РАН, 2013.― 312 с.

5. Архив внешней политики России — АВПР. Ф.148. Тихоокеанский стол. Оп. 487. 1906 – 1915 гг. Д.770. Л.50 – 50 об.

6. Хохлов А. Н. Позиция царской России в вопросе признания Китайской Республики в 1911―1913 гг. // Синьхайская революция и республиканский Китай: век революций, эволюции и модернизации: Сб. статей. М.: Институт востоковедения РАН, 2013. ― 312

Gallamova Ludmila, Dr. of Historic Science, Professor Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far East, Far East￾ern Branch of the Russian Academy of Science, Vladivosto


Комментировать


× 8 = тридцать два

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru