Улицы — наши кисти, площади — наши палитры

Улицы - наши кисти, площади - наши палитры

Улицы — наши кисти, площади — наши палитры

Задумывался ли ты когда-нибудь над тем, почему в праздники так весело, красиво, торжественно? Одним словом, празднично.

Просыпаешься утром и сразу ощущаешь то особое приподнятое настроение, которое бывает в эти дни. По радио звучит музыка. Улицы особенно чистые и какие-то умытые. Свежей краской наведены линии дорожных знаков. На зданиях праздничное оформление.

Гирлянды из зелени, красный кумач лозунгов и флагов. Разноцветные лампочки иллюминации. Нарядные люди спешат к месту сбора своих колонн. А там, где уже собрались, раздается песня, слышится смех. Но вот вынесли праздничное оформление колонны.

Подняли знамя, эмблему предприятия, замелькали над колоннами цветы, разноцветные флажки, воздушные шары, транспаранты, и красочное оформление заиграло. Колонна организации вливается в колонну района, и все вместе они выходят на центральную площадь города. Праздничная демонстрация — это величественное и красивое зрелище. Некоторые даже говорят, что для них праздник не в праздник, если они не пойдут на демонстрацию. И правда. Идешь в колонне, чувствуешь себя частицей большого человеческого содружества.

Твой голос вливается в хор голосов, а в том, что все так красиво и радостно вокруг, есть доля твоего труда. Но и смотреть на демонстрацию тоже интересно. Если выйдешь на улицу, можно увидеть идущие с парада войска и красочные колонны демонстрантов. Если сидеть у телевизора, можно увидеть, как проходит праздник во многих городах страны. Вечером улицы залиты разноцветными огнями. Звучит музыка, движение транспорта в центре города закрыто: гуляет, танцует, отдыхает народ. Над созданием этой праздничной обстановки трудились многие, и в том числе художники. Каждая организация заранее заявила, как она предполагает оформить свое здание и свою колонну на демонстрации.

Художник района составил план оформления всего района. А главный художник города — оформления города. Оно всегда продумано до мельчайших подробностей: какие лозунги, плакаты, гирлянды, эмблемы, иллюминация и другие элементы оформления будут использованы на каждом здании. Предугадать и учесть все заранее нужно для того, чтобы не было однообразия или пестроты и разнобоя. Задумали на одном здании вывесить флаги, а по вертикали, между окон, поместить лозунги.

Простое, скромное оформление. Но если все или многие здания будут украшены именно так, то это будет слишком однообразно. Однообразие, как известно, навевает скуку, а скука и праздник несовместимы. Или, наоборот, на одном доме устроена сложная иллюминация. Поочередно вспыхивают и гаснут лампочки, бегущие огоньки напоминают водопад. И на другом доме тоже иллюминация с переключением, и на третьем. От такого повтора быстро устанешь, да и смотреть на одно и то же становится неинтересно. И хотя абсолютно одинакового оформления может и не быть, но сходство его притупит восприимчивость, и мы не сумеем заметить что-либо интересное.

Могут возникнуть всякие недоразумения, если праздничное оформление города будет делаться само по себе, без учета того, что делают другие. Но этого, как правило, не бывает. Заранее создается план праздничного оформления города, с учетом особенностей каждого предприятия, сочетания художественного решения улицы, квартала, района и города в целом. Такой же строгий план и в праздничном оформлении колонн. Наверно, было бы плохо, если бы все вышли с одинаковым оформлением или настолько разным, что колонна в целом получилась бы пестрой.

Нет, так делать нельзя. Все вместе сочетается, соединяется в общее художественное решение. Одни несут разноцветные флажки, и те трепещут на ветру, как крылья птицы. Другие — большие фотографии детей, да и самих ребят усадили на сооружение из велосипедов, на котором везут эмблему предприятия — «Фабрика детской игрушки». Третьи высоко поднимают сделанные из белой папиросной бумаги цветы, и т. д. И всюду красные знамена и флаги. Их несут и развешивают на зданиях. Это наша революционная символика. Не всегда праздничный наряд колонн — только красивое оформление. На параде физкультурников, кроме знамен республик и знамен добровольных спортивных обществ, оформления почти нет. Здесь главное украшение — сила, здоровье, молодость, согласованность и четкость выступлений многих людей. Одежда спортсменов простая и удобная, не стесняет движений и подчеркивает природную красоту гармонически сложенного, физически развитого человека. И этот праздник тоже проходит при участии художника. Физкультурники одеты в специальные костюмы.

У каждого спортивного общества свой цвет одежды. То стадион заполняют физкультурники в голубых майках и их ритмические движения напоминают морской прибой, то поле вспыхивает и загорается красным цветом. И совсем не случайно демонстрацию трудящихся на Красной площади в день 50-летия Октября открывали парадом здоровья, молодости, силы.

А перед парадом физкультурников, как и всегда, был военный парад. Но на этот раз он был не совсем обычным. И, наверно, потому, что в этот праздничный день все было особенно торжественно, а люди так взволнованны и радостны, оказалось возможным в строгие рамки традиционного военного парада внести элемент театрализованного представления. Перешагнув границы времени, отодвинув его на полстолетия назад, на Красную площадь вышли герои революционного штурма и гражданской войны. Сменяя друг друга, по ней прошли юные барабанщики в буденовках и длинных шинелях, вооруженные рабочие в кожаных тужурках с красными бантами, революционные солдаты в папахах с полосками кумача, с винтовками-трехлинейками за плечами, матросы в черных бушлатах, крест-накрест перехваченных пулеметными лентами.

Гарцевала конница Буденного, проехали легендарные пулеметные тачанки и броневики. Мы как бы вновь увидели, какой была родившаяся на заре Советского государства армия рабочих и крестьян. 1917 — 1967! Мы стали на много старше. На площадь вышла наша нынешняя армия, пред нами прошла современная техника. Моторизованные части, оснащенные современным вооружением боевые машины, ракеты. От буденовок первых защитников Октября до гермошлемов летчиков, от штыка и тачанки до современных танков, атомных подводных лодок и межконтинентальных ракет — такой путь прошла Советская Армия. Праздничным оформлением города и демонстраций в нашей стране занимается художник-оформитель или оформитель-декоратор.

Но не думай, что работа художника-декоратора сводится только к праздничному оформлению городов и демонстрации. Его задача — сделать город красивым не только в праздничные дни, но и в будни. И если живописец располагает краски, рисунок и композицию на холсте, то полотно оформителя-декоратора — это улицы, площади, дома. Пространство для живописи у него огромное, палитра очень разнообразная и работа самая различная. Искусство художественного оформления зародилось очень давно.

Еще в древности люди устраивали празднества и гулянья и всячески их украшали. Праздновали наступление весны, сбор урожая, устраивали состязания молодежи. В более поздние времена искусство художественного оформления стало использоваться для рекламы, для привлечения покупателей и просто для украшения.

С победой революции это искусство изменило свои формы и свое назначение, — оно стало служить политическим целям. Рождение нового агитационно-пропагандистского искусства опрокинуло сложившееся веками представление о возможностях и задачах изобразительного искусства. Оно оказалось самым быстрым и самым оперативным.

Еще не написали живописцы полотна, воссоздающие великие революционные события, еще не высекли из камня, не вылепили из глины скульпторы образы героев, а искусство политического оформления уже жило. Оно давало художникам возможность сразу же принять участие в революции. Все они — и графики, и живописцы, и скульпторы — выполняли оформительские работы, потому что такое искусство было особенно необходимо.

В декрете от 12 апреля 1918 года, подписанном В. И. Лениным, говорилось о том, что надо «…спешно подготовить декорирование города к 1 Мая и замену надписей, эмблем, названий улиц, гербов и т. п. новыми, отражающими идеи и чувства революционной, трудовой России». У этого декрета очень интересная история, вернее предыстория. Несколько веков назад жил ученый, мыслитель Кампанелла.

Он мечтал о будущем человечества и описывал его. Город будущего он назвал городом Солнца и населил его умными, смелыми и счастливыми жителями. Он грезил об этом городе и видел его сквозь тюремные решетки, за которые посадили его отцы святой церкви. За что? Да именно за мечты о радости и счастье для всех людей. Но как бы ни был смел в своих мечтах человек, как бы он далеко ни отрывался в своих мыслях от действительности, ее конкретные черты он обязательно привносил в свою фантазию. Кампанелле город будущего представлялся в виде средневекового замка, обнесенного крепостной стеной.

И эти крепостные стены он предлагал использовать для того, чтобы писать на них полезные и необходимые для всех сведения: принципы жизни и даже правила арифметики и грамматики, чтобы процесс обучения проходил легко и естественно. Он предлагал использовать крепостную стену как школьную доску. Только стирать на ней нельзя, а поэтому и истины, написанные на ней, должны быть очень важными и остаться навечно. В. И. Ленин восхищался мечтой Кампанеллы о Солнечном городе.

И как не восхищаться? Человек заточен в тюрьму, его ждет мучительная смерть. Он знает об этом, а думает о будущем человечества. И сквозь мрак средневековья видит счастье людей и мысленно строит для них город. Впрочем, он не так уж одинок, этот средневековый мечтатель. Одни из далекого прошлого строят планы будущего, другие, когда осуществление этого нового приближается, сражаются за него. В 1918 году в рядах солдат революции была целая группа художников, которые своим искусством служили революции. В Великую Отечественную войну 1941—1945 годов многие художники ушли на фронт и дрались за победу и как солдаты и как художники. И сегодня люди борются оружием искусства. Уже не один год мир следит за борьбой испанских революционеров против фашизма.

Давно, в 1936 году, эта схватка была открытой; тогда со всех концов земли пришли бойцы в Интернациональную бригаду, чтобы помочь испанскому народу одолеть фашизм. Там были русские, французы, американцы, итальянцы. В рядах республиканцев были Хемингуэй и Эренбург, талантливый журналист Михаил Кольцов. Когда победил Франко, солдатам Интернациональной бригады пришлось покинуть страну. Но испанский народ сражается и поныне. Борются и художники. Вот что рассказывает итальянский журналист Джанни Тоти о борьбе испанских художников: «Мне пришлось побывать в студиях андалузских художников. Я называю их студиями, хотя это были тесные, сырые норы, где можно было пройти, только подвесив скульптуры к потолку и прислонив к стене раскладушку.

Мы изжарили яичницу в той же миске, где разводят краски, а потом печатали гравюры, разглаживая бумагу единственной ложкой. Печальная и мужественная нищета испанских художников! Единственное их богатство — кисти; самые тонкие — ими наносят легкие тени, средние — ими пишут от руки плакаты, и совсем огромные, как у маляров,— такими кистями пишут по ночам у памятника Сиду Кампеадору надписи: «Янки, убирайтесь прочь! Вон из Испании базы поларисов!» «Наши полотна — это стены,— говорили мне испанские художники.— Мы хотим, чтобы наша живопись служила революции, ибо лишь революция освободит наше творчество!»

Предложение В. И. Ленина о пропаганде идей революции средствами искусства получило название плана монументальной пропаганды. Владимир Ильич заявил, что время осуществления замыслов Кам-панеллы наступило: люди начали строить солнечные города. Конечно, все это выглядело совсем не так, как думал средневековый мыслитель, но его идею о создании художественной среды, которая формировала бы взгляды и вкусы человека, Ленин считал вполне реальной. Нужно создавать памятники революционерам, ученым, писателям — всем, чья жизнь освещала людям дорогу в будущее, всем, кто прокладывал тропинки к этой дороге или шел по ней. Памятники, надписи, лозунги, призывы, цитаты из произведений мыслителей должны рассказать о них и их идеях.

Одной из составных частей ленинского плана монументальной пропаганды было декоративное оформление улиц, площадей, мостов, домов и демонстраций. Главной задачей этого оформления была агитация за идеи коммунизма, разъяснение лозунгов партии.

Многие, очень многие художники приняли участие в оформлении городов. Массовые празднества в первые годы после революции оформляли уже известные или ставшие известными позднее живописцы Н. Касаткин, 6. Бродский, А. Рылов, Е. Чепцов, К. Петров-Водкин, Б. Иогансон, С. Герасимов, П. Кончаловский и другие. Почти каждый художник принимал участие в оформлении праздников или делал плакаты. Плакат в то время был важной формой политической агитации. Оформление первомайского праздника в Петрограде (тогда так назывался Ленинград) было первой после революции оформительской работой.

Идея праздничного оформления города была настолько нова и интересна, что захватила воображение даже таких художников, которые, казалось бы, были по своему творчеству далеки от революции. Русский живописец Б. Кустодиев, известный как создатель картин из народной и купеческой жизни, был в то время болен и не мог самостоятельно передвигаться, но и он принял участие в оформлении первомайского праздника. Он предложил общий принцип оформления и сам выполнил некоторые его элементы.

По его проекту одну из площадей Петрограда украсили большими декоративными медальонами, в которых были изображены люди разных профессий с орудиями труда. В медальонах были изображены «Строитель», «Крестьянка», «Сапожник», «Портной», «Пекарь». А потом Кустодиев написал станковую картину «Праздник в честь II Конгресса Коминтерна на площади Урицкого».

Здесь была изображена нарядно убранная площадь перед Зимним дворцом и на ней демонстрация трудящихся, которую художник сам наблюдал. Картина эта ценна исторической достоверностью. И решена она по-кустоди-евски: есть в ней звучная сила красок, столь характерная для него. Отношение прогрессивных художников к революционным преобразованиям страны сумел передать живописец Н. Терпсихоров в картине «Первый лозунг». Мастерская художника. Зима. Застывшая печка-буржуйка. На столе хлеб, жестяной чайник. Вдоль стены — гипсовые слепки античных статуй. Красное полотнище лозунга, на котором художник заканчивает надпись: «Вся власть Советам!»

Картина написана в серой, холодной цветовой гамме. Красное полотнище лозунга — единственное яркое пятно. Так чисто живописными средствами художник подчеркивает идею: искусство становится на службу революции. Оформительское искусство — искусство для всех. Для всех, потому что каждый мог его видеть, каждого оно заряжало запасом энергии и каждый мог принять участие в создании праздничного оформления. Революционные празднества оформляли не только художники, но и поэты.

Маяковский писал лозунги, делал плакаты, вместе с другими расписывал улицы и дома. Его увлекала идея иллюстрировать, разрисовывать все «бока, лбы и груди городов, вокзалов и вечно бегущих железнодорожных вагонов».

Улицы — Наши кисти, Площади — наши палитры,— с гордостью возвестил поэт.

Агитационно-пропагандистское искусство было новым, и художникам не всегда удавалось найти формы, которые бы полностью соответствовали выражению революционных идей На первых порах художественное решение было несколько отвлеченным. Часто прибегали не к конкретным образам современников, а к аллегориям.

Иногда брали готовые решения из искусства прошлого. Например, на первомайской демонстрации 1918 года в одной колонне демонстранты несли отлитую в гипсе статую богини Свободы. Аллегории преобладали и в оформлении города. Но изображения богини Свободы, вестников с трубами, дымящихся жертвенников мало соответствовали революционным идеям.

И постепенно художники стали находить такие художественные формы, которые точнее выражали идею революционного праздника. Самым важным видом оформления стало настенное панно. Панно — это живописное произведение декоративного назначения для украшения здания. Эти панно были очень выразительны. Партия выдвигала лозунг союза рабочих и крестьян, а художник изображал рабочего и крестьянина в дружеском рукопожатии или в совместном труде. И соединял вместе орудия их труда — серп и молот.

Серп и молот стали символическим выражением этого союза, вошли в государственный герб СССР как эмблема. «Владыкой мира будет труд»,— провозгласила революция. Художник создавал образ трудящегося, орнаментально или в определенном сочетании представлял орудия труда. И над всем этим изображением светило солнце.

Каждое панно выполняло декоративную функцию, являясь украшением улиц и площадей. И хотя панно делались быстро, клеевыми красками на холсте, все же эти произведения были важны и для художников, и для зрителей. Народу давалось новое политическое искусство, а художников оно непосредственно связывало с народом, заставляло внимательнее вглядываться в происходящее. Торжественно проходило празднование первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

К оформлению городов были привлечены многие художники. Улицы были украшены знаменами, лозунгами на красном полотне, гирляндами, эмблемами, а кое-где — настенными панно. Особенно значительным было оформление Москвы и Петрограда. В тот год площади украшались не только специально выполненными настенными изображениями, но и картинами, укрепленными на специальных щитах. Театральная площадь в Петрограде превратилась в своеобразную, расположившуюся прямо на улице, художественную выставку. Это оформление было выполнено по эскизам К. Петрова-Водкина. Сюжеты для панно он взял из русского народного эпоса.

Площадь Урицкого оформлял художник Н. Альтман. Он превратил площадь в единый декоративный ансамбль. В центре трибуна, окруженная золотистыми и красными знаменами, напоминала пылающее солнце. На зданиях — краткие лозунги-стяги: «Искусство — трудящимся», «Дворцы — трудящимся», «Блага культуры — трудящимся». Яркие, звонкие лозунги, расположенные на здании Зимнего дворца, бывшей резиденции русских царей, очень наглядно утверждали права народа на культуру, искусство и дворцы.

Мы говорили о живописцах-оформителях, а в художественном оформлении городов были заняты не только они. Скульпторы, архитекторы, графики также участвовали в этом общенародном деле. Скульпторы делали рельефы и надписи на стенах домов. В рельефах они создавали символические и аллегорические образы революции, в надписях воспроизводили ее лозунги. И сейчас еще на некоторых старых домах сохранились рельефы и надписи, сделанные в то время: «Кто не работает, тот не ест», «Весь мир насилья мы разрушим» и другие.

В дальнейшем темы оформления городов стали более разнообразны: события гражданской.войны, первые субботники, борьба за восстановление народного хозяйства. Оформительское искусство, рожденное революцией, стало занимать большое место в общественной жизни. Некоторые художники сделали этот вид изобразительного искусства своей профессией. А другие вернулись к станковому искусству, но лучше узнать жизнь им помогло участие в оформлении городов и празднеств.

В последующие годы неотъемлемой частью праздничного оформления городов стали объемно-пространственные сатирические установки и сатирический агитационный плакат. Плакат существует до наших дней, а сатирические установки перестали применяться. Сатирические установки сооружали на улицах, в парках, несли в колоннах на демонстрации. Из железа, фанеры, картона делалась фигура, вроде большой куклы. Заострение образа, гротеск, преувеличение — все средства сатиры использовали художники, чтобы обличить и высмеять врага. Такие фигуры и установки стояли не только по праздникам, но и в будни.

Например, к первомайскому празднику 1929 года художники Ю. Щукин и А. Магидсон сделали сатирическую «Тройку» и установили ее на здании Страстного монастыря. Был в нем- тогда Центральный антирелигиозный музей, теперь на этом месте расположен сквер между памятником Пушкину и кинотеатром «Россия». На самом верху колокольни бывшего монастыря поместили фигуру капиталиста. Из его рук, как будто из рук кучера, тянулись толстые канаты, концы которых закреплялись на трех фигурах «служителей культа». Смысл этой установки был ясен каждому: религия выгодна капиталистам, и церковники ходят в упряжке капитала. В 1930 году художник Е. Лискович тоже сделал интересную сатирическую установку. Ее поставили в Московском районе Ленинграда.

Называлась она «Тонущий капитализм». Художник изобразил в бочке с водой толстого, безобразного капиталиста в цилиндре, с пушечным жерлом в руках. И опять смысл был понятен всем: капитализм со своей политикой вооружения сел в лужу. Мы привели только два примера, а привести можно очень много. Объемно-сатирическая фигура широко применялась в 30-е годы. Это была живая, яркая и доходчивая форма выражения политических идей. И, пожалуй, жаль, что она забыта, могла бы и сегодня служить нам в идеологической борьбе. Был период, когда в праздники на площадях ставили большие «блюминги» и «домны». В то время страна только начинала производство этих сложных машин, и их изображения олицетворяли строительство социализма, были символом успехов.

В праздничное оформление площади Свердлова в Москве к 1 Мая 1933 года ввели «блюминг». Художники Н. Мусатов, Б. Родионов и Н. Трошин как бы «перевели» эту машину с языка техники на язык декоративного искусства. Это ведь было не настоящее, а декоративное сооружение и предназначалось оно не для работы, а для украшения города. «Блюминг» на площади находился не один. Он сочетался с плакатами и лозунгами: «У нас не было…», «У нас теперь она есть». Речь шла о тяжелой индустрии.

И другой лозунг: «Страна наша из аграрной стала индустриальной». На плакатах были изображены тракторы, мартеновская печь, самолет, автомашины. В сочетании с текстом лозунгов изображения новых машин и огромный «блюминг» приобретали острый политический смысл. Такие декоративно-технические сооружения создавались и в других городах. В 1928 году состоялся первый слет пионеров. Его оформляли художники Б. Иорданский и Ю. Щукин. Они сделали трибуну съезда в виде огромного серпа и молота.

Это была трибуна и одновременно эмблема Советского государства, выражавшая идею съезда: пионеры страны рабочих и крестьян, дети «серпа и молота». Но не надо думать, что только в первые десятилетия после революции художники создавали своеобразное праздничное оформление, много делается и сейчас. Разумеется, оформление из года в год меняется, обновляется.

Становятся тоньше и современнее художественный язык и выразительные средства оформительского искусства. Но до наших дней сохраняется тот тип праздничного оформления, тот принцип, который сложился в первые годы революции. Его чертами по-прежнему остаются большая выразительность, доходчивость, образность, насыщенная большими общественно-политическими идеями. Однако сейчас украшение городов только в праздничные дни уже недостаточно. Такое оформление стоит дорого, держится недолго и нередко делается наспех, а поэтому не всегда получается высокого художественного качества. Вот и думают художники: а не лучше ли сделать так, чтобы каждая улица, каждая площадь, здание и город в целом были всегда хорошо оформлены?

Тогда достаточно добавить несколько ярких, выразительных деталей в городском пейзаже, чтобы усилить, повысить радостное настроение и создать ощущение праздника. Но это дело будущего. А пока хотя и много делается для создания постоянного оформления, город главным образом украшают к праздникам.

Итак, возникло новое революционное искусство, искусство оформления города, праздников, помещений для собраний, съездов, конференций. Но собрания бывают не часто, съезды и конференции — того реже.

Что же делает художник в будни? И здесь находится для него работа. Оформление витрины магазина и самого магазина, кафе, создание рекламы, убранство учреждения и жилого дома (внутреннее — интерьер, и внешнее — экстерьер), оформление цеха, завода, парка, выставки, технического кабинета, столовой, пионерской комнаты и многое другое делает художник-оформитель. Разумеется, в зависимости от того, что именно оформляет художник, он каждый раз решает новую задачу.

И одно дело — оформление демонстрации, другое — оформление кабинета и третье — Доски почета. Все эти работы и многие другие — только разные формы оформительского искусства, а оно, как и всякое другое искусство, имеет свои особенности. Декоративно-оформительское искусство — искусство синтетическое, то есть такое, которое строится на сочетании, соединении различных видов искусства.

С синтетическими искусствами знаком каждый. Это театр, который соединяет в себе драматургию, музыку и изобразительное искусство (театральные декорации) и искусство актера. А о синтезе в архитектуре мы еще расскажем. Для чего же различные искусства соединяются вместе? Для того, чтобы добиться такого воздействия на людей, какого ни одно из них само по себе не может достигнуть. В синтезе оформительского искусства участвует много разных искусств.

Писатель или поэт пишет текст, плакатисты — плакаты и рекламы, осветитель занимается светом, архитектор создает здание, скульптор — памятник, садовник разбивает сквер. Все это входит в убранство города. Но для того чтобы город был красивым, необходимо все эти элементы городского пейзажа соединить между собой в единое художественное целое.

Только тогда город станет красивым. Разумеется, соединяются все эти искусства в декоративном ансамбле не на равных правах. Удельный вес одних больше, других — меньше. Первое место занимает архитектура, она создает главные черты «лица» города, и только на ее основе и в органической связи с ней действует художник-оформитель. В здании всегда выражается его назначение, но художник стремится выявить это назначение через яркий зрительный образ. Продумывая городское оформление, художники решают его комплексно. При строительстве новых городов и новых кварталов стараются заранее всё учесть. Старые здания и старые дома не строят заново. Их украшают в зависимости от особенностей архитектуры, планировки квартала и уже имеющихся украшений.

А это меняет облик старых домов. Оформительское искусство, как и всякое прикладное искусство, связано с развитием промышленности, особенно с новыми материалами. Новое время рождает новые материалы, а новые материалы требуют новых выразительных средств. Цветной цемент, цветная бумага, поролон, нейлон, капрон и другие новые материалы начинают использовать в оформительском искусстве. Особенно активно входят в оформление города цвет и свет.

Многокрасочная неоновая вывеска кинотеатра, забавная реклама мороженого, предупредительный знак, выполненный люминесцентными красками, сразу сделали уголок городского пейзажа нарядным и современным. Даже ночью, когда улицы освещены слабо, светятся, предостерегают, предупреждают плакаты, написанные светящимися красками. Декоративное подсвечивание отдельных зданий, световые ансамбли очень украшают город. Фонтан на улице города или сквере, подсвеченный снизу, а иногда еще с переменным освещением, становится совсем иным, чем без этого подсвета. В дальнейшем свет и цвет будут использоваться еще активнее и в праздничном, и в повседневном убранстве города.

У художников декоративного ансамбля есть и еще одна задача: садово-парковое оформление. Художники этого профиля определяют, как лучше разбить парк, красиво и хорошо спланировать заводской поселок, новый колхозный участок, как и какие зеленые насаждения посадить на территории завода, в цехе, на сквере. В этом искусстве сочетаются труд архитектора, художника и садовника.

Эти три профессии соединяются в специальности художника-архитектора садово-паркового оформления. Как расположить зелень, где и какую парковую «мебель» — столы, скамейки, беседки, павильоны — поставить, разве это не важно?

Ведь если сады и парки, скверы и площадки станут уютными, нарядными, красивыми, в них будут охотно отдыхать. Пребывание на свежем воздухе облегчает отдых, а хороший отдых сохраняет здоровье и помогает работе. Да что доказывать необходимость и важность садово-паркового декорирования, зеленых посадок! Достаточно вспомнить, что все люди, мечтая о будущем, видели в своем воображении город-сад.

И когда несколько лет назад началось соревнование за самый красивый и благоустроенный город, то начали этот поход с озеленения. Светло-зеленые насаждения весною, темно-зеленые летом, желтые и красные осенью вносят звучный цветовой аккорд в городской пейзаж. И даже зимой, когда нет листвы и деревья стоят голыми, они красивы. Строгие по рисунку, четко выделяющиеся на снегу, их контуры вносят иную, чем весной и летом, красоту в городское убранство.

А цветы? Клумбы, скверы, парки, газоны с ранней весны до поздней осени украшают город. Скоро их будет еще больше. И не только на скверах и в парках, но и во дворах домов, по краям тротуаров, вокруг деревьев. С расширением декоративного садоводства и цветоводства будет совершенствоваться профессия садовника-декоратора. Ведь это большое и сложное искусство: расположить цветы так, чтобы они не только цвели все лето (одни увядают, цветение других только начинается, а клумба должна быть все время в цветах), но и составляли необходимое цветовое сочетание. Садовое декорирование у нас еще мало развито, его главные успехи впереди.

Художник-оформитель делает самые разные работы — от огромного декоративного панно до спичечной коробки. И, разумеется, каждый раз задачи у него разные. Оформление политической демонстрации, съезда, собрания, естественно, должно быть политически острым, воинственным, активным. А в оформлении конфетной коробки, посуды или скатертей задачи иные. Вряд ли здесь уместны большие политические идеи. А иногда забывают об этом и помещают гербы Советского Союза на тарелки для супа, а портреты космонавтов — на спичечные коробки и обертки для шоколада. Нелепость этого очень хорошо понимал Владимир Маяковский

В стихотворении «О дряни», где он высмеивал новоявленное мещанство, обывательница требует «сверхидейного» платья:

И мне с эмблемами платье.

Без серпа и молота не покажешься в свете!

В чем сегодня буду фигурять я на балу в Реввоенсовете?!

Этикетки, коробки конфет, оберточная бумага — все должно стать произведением искусства.

Здесь свои художественные и идейные задачи. У конфетных коробок больше плоскости, на которой можно создать художественное произведение, у спичечных — плоскость меньше.

Изображение должно соответствовать назначению каждой. Спичечные коробки держат в руках множество людей. Значит, коробок спичек имеет большую аудиторию и может сообщать разнообразные сведения, а кроме того, прививать художественный вкус. Есть очень интересные коробки: по мотивам вятской игрушки, сказок, спорта и другие. Но есть коробки очень плохие. Во-первых, некрасивые, не запоминающиеся. Тогда на них просто не обращают внимания, и, значит, те воспитательные возможности, которые заложены в их оформлении, остаются неиспользованными.

Во-вторых, есть коробки, оформленные против всяких правил. К таким следует отнести коробки с изображением человеческого лица, с портретом.

Интересно узнать, посмотрев на этикетку коробки, сколько витков вокруг Земли сделали космонавты, но если на коробке изображено во всю ее плоскость лицо космонавта, возникает недоумение: почему мы должны изображение уважаемого человека класть и кидать куда попало? А со спичками поступают именно так: кладут в карман, на полку, на стол. И никто не смотрит, как при этом ляжет изображение — вверх лицом или повернутым. И получается, что портрет человека, которым все мы восхищаемся, валяется брошенным. А это результат того, что этикетка создавалась без учета назначения того предмета, для которого ее делают, Есть у Маяковского пьеса «Баня». В этой пьесе обличают бюрократов, чиновников, формалистов — одним словом, всех тех, кто мешает нашей жизни. Одно из действующих лиц, чиновник и бюрократ Победоносиков, заказывает художнику мебель. «Ты мне сделай,— говорит он,— из Луев XIV (то есть из эпохи французского короля Луи XIV.— Б. Э.). Только исправь: выгни ножки и нарисуй герб согласно указаниям из центра».

Может быть, найдется кто-нибудь, кто не захочет понять, о чем идет речь. Он спросит: «Вы что же, считаете, что советская эмблема не должна использоваться в декоративном искусстве? И идеи не должны быть в оформлении?» Такой человек — тот же Победоносиков. Так вот и ответим ему. Советское искусство — искусство высокоидейное.

Оно и утверждает коммунистические идеи во всех своих видах и жанрах. И особенно оформительское — искусство открытой политической направленности. Но делает оно это по-разному, в зависимости от назначения предмета. На демонстрации, на конференции, на съезде эти идеи выражены одним образом, а на спичечной и конфетной коробке, в чайном и обеденном сервизе — другим. На демонстрации, съезде, конференции надо вновь напомнить лозунги партии, сделать их видимыми, ощутимыми, зримыми. А оформляя предметы быта и повседневного обихода, художники думают о том, чтобы сделать их удобными, красивыми, чтобы их было приятно взять в руки и они доставляли бы человеку удовольствие, приносили радость. А где же здесь идейность, могут спросить нас.

Именно в том, чтобы сделать человека счастливым, окружить вниманием и заботой — одна из задач, которую решает страна, строящая коммунизм. И внесение эстетического элемента во все наше окружение — конкретное выполнение этой задачи. На дорогах, на скверах, в учреждениях много предупредительных знаков. Они говорят о том, что нельзя делать. «По газонам не ходить», «Не курить», «Ходить по траве строго воспрещается», «За нарушение штраф». Цель этих надписей понятна: сберечь насаждения, уберечь человека от несчастья (надписи о правилах уличного движения), сохранить его здоровье. Но тон, форма не очень-то приятные. Например, в каком-то опасном месте надпись «Стой! Опасно для жизни» повелительно требует, чтобы дальше не ходили.

Она как окрик, но это окрик необходимый. И цвет здесь нужен настораживающий, привлекающий внимание, бросающийся в глаза. Значит, предупреждения-требования нужны. Но не всегда. И писатели уже думают о новых текстах предупредительных знаков, где бы форма обращения была вежливая, предупредительная. Ну, например: «Спасибо тебе, что ты сберег зеленые насаждения». Ты еще ничего не сберег, но тебя уже поблагодарили, и волей-неволей ты постараешься «отработать» эту благодарность. Или вместо надписи «Входа нет» или «Вход запрещен» другая: «Вход рядом», «Вход за углом». Совсем другое дело: надпись не ругает, не запрещает, не грозит, а направляет тебя, куда нужно. Писатели думают над текстом, а художники ищут образное решение таких знаков.

В рекламу тоже входит новое; для чего призывать к тому, чем и без всяких приглашений пользуются при необходимости? «Покупайте мебель», «Пользуйтесь услугами такси». Мебель и так купят те, кому она нужна, и на такси поедут, если это нужно. Зачем об этом кричать метровыми буквами? А вот интересно рассказать в рекламе о новом товаре, о преимуществах какого-то изделия, чтобы распространить его, убедить в необходимости этих вещей чрезвычайно важно.

Или напомнить о том, что иногда забывают. В Москве на одном из зданий глухую стену закрыло огромное панно. На большой его плоскости изображен цветок, в который вписан уголок нового города — современное здание и много зелени. Внизу надпись: «Берегите зеленые насаждения». Надпись старая и привычная, но образ художник нашел новый, запоминающийся. И закрытая стена стала красивее, и панно вновь всем напомнило, что надо беречь зеленые насаждения.

В последние годы авиация стала широко и активно использоваться как средство передвижения. Здесь, конечно, сказалось и развитие авиационной промышленности, но и реклама сделала свое дело. Появились панно, плакаты, рассказывающие о преимуществах этого вида транспорта, его удобстве и безопасности, и многие стали пользоваться услугами Аэрофлота.

«Мой выигрыш — время»,— возвещает молодой мужчина с чемоданом в руке. Он нарисован на фоне условного циферблата, под которым подпись: «Сутки поездом — час самолетом». Убедительно? Очень. Еще совсем недавно все магазины назывались очень однообразно: промтоварный, универсальный, галантерея и т. д. Сейчас появились новые названия. В Москве ювелирные магазины «Ювелирторга» названы «Березка», «Янтарь», «Яхонт», «Аметист»; магазин мужской одежды — «Руслан», женской — «Светлана», «Людмила». Поэтично, образно и сразу говорит о назначении: в одних — украшения из драгоценных камней, в других — одежда. Сразу ясно, кому она предназначена.

Но дело не только в названии, но и в оформлении магазинов. Много интересного делается в оформлении витрин. Здесь первое слово принадлежит декоратору. Витрина украшает магазин и улицу. Она должна показать, что есть в магазине, какие новые товары завезли. Поэтому и меняются витрины часто. В витринах овощных и фруктовых магазинов выставлены имеющиеся в продаже Овощи и фрукты. И на прилавках тоже. Что может быть красивее, чем натуральные овощи и фрукты? Конечно, не муляжи, их изображающие, какие выставляли прежде. Продуманно выложенные овощи и фрукты и витрину украсили, и сообщили о том, что есть в продаже.

Теперь так же оформляют летние и осенние базары. В магазинах тканей, готовой одежды, галантереи те же принципы оформления витрин: украшения и информация о товарах. Но здесь свои выразительные средства. Оказалось, что необязательно выставлять куклу в рост человека, чтобы показать одежду. Достаточно надеть одежду на каркас, придав ему очертания и какие-то движения человеческой фигуры, чтобы создать необходимое впечатление, вызвать ассоциации с идущим или стоящим человеком.

Вещь не показывают отдельно, изолированно от других, с которыми она находится. Например, пальто с шарфом, шапочкой, перчатками, сумкой или чемоданом, которые к нему подходят и хорошо сочетаются с его цветом и фасоном. Как и во всех видах декоративного искусства, так и в оформлении витрин дается комплекс или ансамбль. Таким образом, витрина начинает выполнять и еще одну важную функцию: пропагандирует хороший вкус. Очень простые по композиции, легко запоминающиеся и доходчивые витрины зрительно объединяются с интерьером магазина. Художники-оформители меньше всего стараются сделать все богато, дорого. Не случайно говорят, что, когда не умеют делать красиво, делают богато. Цель художников другая — изящно, остроумно, просто оформить город, стенд, здание, витрину.

Как мы знаем, в праздники все витрины магазинов специально украшаются. Но очень часто это убранство бывает однообразным. Окна становятся похожими друг на друга, смотреть на них скучно. Вот здесь и нужен художник с выдумкой, изобретательностью, даже хитростью. Все эти качества необходимы, чтобы одинаковое задание — оформление витрины к политическому празднику — сделать разнообразно и интересно, и, если это удается, тогда каждая витрина обогатит зрителя чем-то новым.

Выполнить это очень трудно. Недаром говорят, что профессия художника-оформителя умная и хитрая. Мы рассказали только о небольшой части работы художника декоративного ансамбля, художника-оформителя, как его обычно называют. Очень трудно назвать такой вид деятельности, в котором не должно было бы присутствовать его искусство.

Искусство это имеет самую массовую аудиторию. А скоро оно еще больше распространится в нашей жизни. Искусство служит людям, делает красивым их окружение, заботится об их удобстве. Много лет прошло с тех пор, как В. И. Ленин в плане монументальной пропаганды определил политические задачи оформительского искусства. С тех пор изменился стиль советского декоративного оформления, шире стал объем работ, обновились выразительные средства, палитра художника обогатилась новыми материалами. Сегодня художники-оформители работают на многих предприятиях.

Они выполняют бесчисленное количество больших и малых работ — от оформления Досок почета и стенных газет до создания больших панно, витражей и оформления выставок.

Скоро ни одна оформительская работа не будет делаться без участия художников-специалистов. Но какие бы работы они ни выполняли, какие художественные средства ни использовали, оформительское искусство всегда остается боевым пропагандистом передовых идей.

Б. Эренгросс


Комментировать


− 6 = один

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru