Участие женщин в воинских формированиях российской армии в период Первой Мировой войны

Женщина-добровольцы

Женщины-добровольцы

История знает много примеров участия женщин в разных войнах. На протяжении длительного периода их участие в военных конфликтах носило характер частного, исключительного случая, но в годы Первой мировой войны привлечение представительниц «слабого пола» на военную службу стало весьма распространённым явлением. Тема участия российских женщин в событиях Первой мировой войны вызывает значительный интерес, так как впервые в истории Российской империи женщины в массовом порядке принимали участие в военных действиях, что послужило толчком к подвигам во время Великой Отечественной войны.

С началом Первой мировой войны многие женщины взяли в руки оружие и стали в один ряд с мужчинами для борьбы с врагом. В периодических изданиях военных лет всё чаще стали появляться небольшие рассказы о героических подвигах хрупких женщин. Однако попасть в эпицентр военных событий, имея статус женщины, было практически невозможно, поэтому находчивые девушки с целью оказаться на поле боя отрезали косы и переодевались в мужчин.

В 1917 г., когда российская армия потеряла моральный дух, Временное правительство приняло решение бросить на фронт женские боевые отряды, задачей которых было активизировать армию и уменьшить количество солдат-дезертиров примером своего героизма. Ярким примером таких воинских формирований стали женские «батальоны смерти», образованные летом того же года. Не все они смогли попасть на фронт, а принять активное участие в боевых действиях удалось только Ударному женскому «батальону смерти» Марии Бочкарёвой. Тем не менее, дамам из Московского женского «батальона смерти» пришлось прожить тяжёлую жизнь солдата на войне. Исторический аспект деятельности женщин-добровольцев в армии Российской империи представлен в научной литературе весьма скудно.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

В российской дореволюционной, советской, а также постсоветской исторической науке военные эпохи рассматривались через призму изучения военно-политических, идеологических, мобилизующих факторов, оставляя за пределами исследования участие женщин в воинских формированиях. Женщина выступала хранительницей семейного очага и «воином» трудового фронта и никак не могла быть солдатом-героем.

Новый этап исследовательского интереса к теме участия «слабого пола» в военных событиях Первой мировой войны наступил только в 90-е гг. ХХ в., когда в центре внимания оказались самые различные аспекты «женского вопроса». Современные российские историки Ю. М. Иванова, Г. Батракова, В. Ермолов, Е. С. Сенявская, Е. Б. Лазарева, С. В. Дроков, О. А. Хасбулатова и др. акцентируют внимание на появлении женских ударных частей, упуская из виду подвиги отдельных девушек-добровольцев в составе разных родов войск российской армии. Анализ исследований по данной проблематике свидетельствует о том, что опыт участия женщин в воинских формированиях армии Российской империи в годы Первой мировой войны недостаточно изучен; в частности, не до конца выяснены причины, современная интерпретация и последствия этого явления с использованием гендерного подхода к изучению «женской проблемы» военной эпохи и реализации эмансипации женщин через призму военного фактора.

Вне поля зрения исследователей остались особенности деятельности представительниц женского пола на передовой, их роль в военных событиях 1914–1917 гг. Отдельным аспектам этих проблем и посвящено данное исследование.

Особую роль в качестве источников выполняют архивные материалы Российского государственного военно- исторического архива (РГВИА) и периодические издания военных лет, которые дают возможность более детально изучить женское добровольческое движение 1914–1917 гг.

Целью статьи является освещение особенностей участия женщин в деятельности различных воинских формирований российской армии в годы Первой мировой войны, в том числе с использованием периодических изданий 1914–1917 гг. и мемуаристки.

Количество женщин-добровольцев определить сложно, поскольку большинство из них находились на фронтах под мужскими именами. Когда солдатки разоблачались, об их поступках писали в прессе и дореволюционных женских журналах, таких как «Женское дело», «Дамский мир», «Женщина», «Женщина и война», «Женская жизнь» и т. п. Пресса информировала о непоcредственном участии женщин в боевых действиях; так, в 1915 г. журнал «Женский вестник» писал, что сестра милосердия Костицына спасла полковника Ш.; Александра Ивановна Широхова переоделась в мужскую одежду и ушла на фронт. Из страниц журнальной периодики Первой мировой войны читатель узнал о таких ярких личностях, как Е. Чернявская, А. Пальшина, А. Цебржинская, А. Шидловская, С. Морозова, С. Смирнова, К. Райская, А. Красильникова. Вышеуказанные журналы являются важной источниковой базой для изучения роли женщин в период Первой мировой войны, определения влияния военных событий на политические взгляды, общественную и личную жизнь женской части населения Российской империи.

Редакционные коллегии этих периодических изданий следили за военными событиями, некоторые авторы были в эпицентре боевых действий, собственными глазами видели героинь войны и отражали модификацию деятельности женского населения. Анализируя материалы прессы начального этапа войны, стоит отметить, что авторы с осторожностью подходили к описанию подвигов девушек и детей на фронте, так как это могло вызвать массовое подражание. Многие журналы приходили к выводу о том, что война жестока, жертвы огромны, женщинам и детям на фронте не место.

Неудачи российской армии на Юго-Западном, Восточном, Кавказском фронтах в 1917 г. вызвали новый подъём патриотических чувств, охвативший девушек, которых не пускали на фронт, опираясь на то, что они имеют статус женщины. Значительное количество лиц женского пола после гибели мужчин на фронте подавали прошение или самостоятельно шли добровольцами в действующую армию и несли солдатскую службу. Женщины разных социальных слоёв активно участвовали в этой войне, на передовую рвались из городов, станиц и сёл необъятной России. В архивных материалах РГВИА часто встречаются письма, прошения девушек о приёме их в действующую армию.

Например, Валентина Петрова, женщина-доброволец 21-го Сибирского стрелкового полка, служила ротной телефонисткой в окопах на передовой. В 1917 г. в письме военному министру она ходатайствовала о создании женского батальона «Чёрных гусар смерти». Женщина вспоминала о том, что поступила на военную службу ещё при старом режиме, когда он был гораздо строже. Прежде чем отправиться на фронт, Валентина два месяца пробыла в учебной команде одного из запасных Петроградских полков. За героизм при подрыве австрийских окопов Петрова была награждена георгиевской медалью 4-й степени.

В поисках приключений на фронт убегали несовершеннолетние ученицы гимназий. Так, в Москве задержали шестнадцатилетнюю гимназистку пятого класса, дочь богатого фабриканта, Стефанию Уфимцеву. Девушка утверждала, что всё равно рано или поздно будет на войне. Там же, на Рязанском вокзале, была разоблачена девушка в форме моряка, а на станции «Минеральные Воды» была задержана послушница женского монастыря. На фронт сбежала дочь сенатора Герарда — семнадцатилетняя Рита Герард. Из Томска убежала пятнадцатилетняя дочь борца Родионова. В Ессентуках полиция задержала двух переодетых девушек, пытавшихся нелегально пробраться на передовую.

0_5e965_1711dd9b_origВ «Вестнике Красного Креста» в 1915 г. был изложен материал о побеге на фронт без ведома родителей двенадцати совсем юных москвичек, девушек- гимназисток. Им помогли солдаты, которые согласились замаскировать их под мальчиков, дать одежду и винтовки и научить стрелять. Гимназисткам повезло беспрепятственно добраться до австрийской границы. Во Львове о них узнало полковое руководство, но убедить девушек вернуться домой ему не удалось. Вскоре они получили разрешение идти в поход с полком под мужскими именами. В тяжёлых карпатских боях первой погибла Зина Морозова. Потом ещё четыре девушки были ранены, среди них была Зоя Смирнова. Она попала в госпиталь, где пробыла около месяца. После этого гимназистка снова двинулась искать свой полк на передовой, но застать его ей не удалось. Однополчане вместе с девушками были отправлены на другой фронт. В штабе Смирнову убедили перейти на работу в дивизионный лазарет. О судьбе своих подруг- гимназисток девушка так и не узнала.

Жёны, дочери и сёстры военных, разделяя участь близких мужчин, шли в армию. Интересно, что родственные связи с солдатами открывали дамам двери на фронт. Аполлония Исольцева стала добровольцем в полку, которым командовал её отец. Александра Данилова, жена резервиста из Баку, написала прошение о зачислении её в Добровольческую армию. Храбрая кубанская казачка Елена Чоба стала в ряды армии вместе со своим мужем, она была одной из многих казачек, которые получили разрешение стать солдатами.

i_016Стоит отметить, что в архивных документах есть упоминания о раскрытии тайн героинь Первой мировой войны; например, в приказе по войскам российской армии от 10 июня 1915 г. № 867 отмечено: «19-го сентября 1914 года с одной из маршевых рот прибыл на укомплектование 186-го пехотного Асландузского полка фельдшер- доброволец Цетнерский». Тут же указано, что со дня своего прибытия в полк фельдшер-доброволец, находясь при 7-й роте, в высшей степени добросовестно исполнял свои специальные обязанности как в походе, так и в бою, при- чём не только в роте, к которой был причислен, но и везде, где только он узнавал, что нужна медицинская помощь. Все тяготы походной боевой жизни названный фельдшер-доброволец нёс наравне со строевыми нижними чинами, часто подавая пример выносливости, хладнокровия и бодрости духа». После ранения при перевязке в 12-м передовом отряде Красного Креста названный фельдшер-доброволец оказался женщиной. Это была жена военного врача, дворянка Елена Константиновна Цебржинская. В декабре 1914 г., узнав, что её муж попал в плен в Восточной Пруссии, она оставила двоих малолетних детей на попечение родителей и ушла на фронт. Оправившись от ран, Цебржинская заявила о своем желании служить Родине в боевой линии в форме санитара-добровольца, но ей, как женщине, было отказано. По приказу императора Е. Цебржинская была награждена Георгиевским крестом 4-й степени. В дальнейшем она была назначена со 2 июня 1915 г. фельдшерицей 3-го Кавказского передового отряда Красного Креста.

Что касается отношения воинов-мужчин к девушкам на фронте, то оно было весьма противоречивым: с одной стороны — скептицизм, с другой — снисходительная опека и покровительство. В своих воспоминаниях русский офицер, полковник Генерального штаба С. Н. Раснянский так отзывался о женщинах-добровольцах: «Какое непривычное и странное сочетание воина с женским именем. С болью и стыдом сжимается сердце при этих словах. Ведь это из-за нас, мужчин, пошли девушки на подвиг бранный». Офицер упоминает имена некоторых девиц: «Окончила жизнь самоубийством Евгения Тихомирова, не перенеся отказа в приеме её в армию. На часах убита во Владикавказе Анна Алексеева. Баронесса де Боде пала в знаменитой конной атаке 31 марта. Убита Вера Мерсье, одна из двух сестёр, вторая была несколько раз ранена. Была также ранена в Кубанском походе Семёнова».

В своём желании попасть на передовую девушки проявляли завидную настойчивость и изобретательность. Хотя в обществе частично укрепилось положение же щины, тем не менее, в понятиях и суждениях о роли женщины на войне ещё не был совершён окончательный перелом. В связи с этим многим пришлось пойти на обман, чтобы стать солдатами. Анна Алексеевна Красильникова, дочь шахтёра с Урала, переоделась мужчиной и представлялась как Анатолий Красильников. Эта девушка приняла участие в девятнадцати сражениях и была награждена Георгиевским крестом за доблесть. Многие женщины маскировались настолько успешно, что их пол долго оставался под секретом. Так было с Марфой Малко, женой младшего офицера. О том, что она женщина, узнали только в немецком лагере военнопленных.

Известен случай из жизни дочери подполковника Морозова — Нины Морозовой. Она была ученицей 5 класса Пермской гимназии. Её отец был ранен в одном из кровопролитных боёв Первой мировой, после чего Нина ушла на фронт под именем Василия Морозова. Когда девушка получила серьёзные увечья, она, дабы не быть разоблачённой, скрыла этот факт и перевязывала свои раны самостоятельно. Но вскоре командование раскрыло её тайну и отправило домой. Гимназистка была награждена двумя Георгиевскими медалями за храбрость.

Следует подчеркнуть, что до сих пор неизвестно точное количество представительниц слабого пола, награждённых Георгиевскими крестами. Этими знаками отличия женщин награждали крайне редко. А так как девушки служили под мужскими фамилиями, их и награждали как мужчин. Только те, которые были ранены, убиты или попадали в госпиталь, упоминаются в источниках.

brusilov6В октябре 1914 г. ученица 5 класса Царицынской 1-й Мариинской гимназии Екатерина Райская без разрешения родителей сбежала на фронт и под видом мальчика присоединилась к одному из пехотных полков, который находился на австрийском фронте под Перемышлем. В боевых действиях во время разведывательной операции женщина была ранена, но смогла остаться в строю. Вскоре за участие в военных операциях гимназистка получила Георгиевскую медаль 4-й степени. Узнав её пол, армейское командование возвратило девушку домой, где она продолжила обучение.

Известна ещё одна история, главной героиней которой стала Мария Смирнова, ученица 6 класса Новочеркасской гимназии. Девушка, благодаря мужским чертам, была принята под именем Сергея Смирнова в Добровольческую армию и отправлена на Восточно-Прусский фронт. Мария была участницей многих боёв. Её пол, впрочем, как и всех остальных девушек, был раскрыт во время ранения, которое она получила в руку.

Героической следует считать историю несовершеннолетней Александры Ефимовны Лагеревой, которая под псевдонимом Александр Ефимович Лагерь была зачислена разведчиком в кавалерийский полк. Во время боёв на Восточном фронте в Сувалкской губернии отряд из четы- рёх казаков под командованием Лагеревой столкнулся с немецкими войсками и был взят в плен. Под её руководством был организован побег из плена. На пути домой отряд встретился ещё с тремя казаками, отставшими от своей части. Уже приближаясь к своим позициям, они взяли в плен 18 немецких солдат, за что Александре Ефимовне было присвоено звание прапорщика. Кроме того, женщина отличилась и в других боях, награждена двумя степенями Георгия. Была ранена в руку и доставлена в Киев, где выяснилось, что она девица.

К победе над немецкими захватчиками стремились девушки разного возраста, национальности, вероисповедания, уровня образования и культуры. Основная масса русских женщин продемонстрировала уникальные возможности и силу духа. Предоставляя помощь фронту, каждая женщина преследовала свои субъективные цели. Некоторые девушки попали на фронт в связи с тяжёлым материальным положением или смертью родных, кто-то искал приключений и ярких переживаний, но большинство героинь шли на войну из патриотических побуждений.

Евгения Михайловна Шаховская

Евгения Михайловна Шаховская

Дамы из высшего общества также не остались в стороне. Легендой стала княжна Евгения Михайловна Шаховская — единственная женщина, служившая в авиации во время Первой мировой войны. Она родилась в знатной семье, окончила Смольный институт благородных девиц, имела хорошие вокальные данные, занималась спортом, автомобильными гонками и стрельбой из огнестрельного оружия. Затем увлеклась авиацией. В июне 1912 г. она успешно сдала экзамен и получила диплом авиатора. С началом войны пыталась попасть во фронтовой авиаотряд летчицей, но её просьба была отклонена. В дальнейшем, не оставляя своей мечты о службе в авиации, она работала сестрой милосердия на санитарном поезде имени Великой Княжны Анастасии Николаевны. После ускоренной подготовки в военной авиашколе ей присвоили звание прапорщика инженерных войск и направили в 1-й авиаотряд. Она летала на самолёте «Фарман-16», но полётов было мало из-за непогоды. Через некоторое время была приговорена к смертной казни по обвинению в шпионаже в пользу Германии. Дело было сфабриковано контрразведкой. Однако Николай II заменил расстрел заключением в монастыре. После февральских событий 1917 г. Е. М. Шаховскую освободили. Судя по всему, пребывание княжны на фронте было в некотором роде авантюрой, своеобразным путешествием с приключениями.

Как мы видим, в ходе войны наблюдался не один подобный случай. В периодических изданиях 1914–1915 гг. встречаются рассказы о героических поступках княгини Кудашевой, Е. П. Самсоновой, мещанки И. И. Потёмкиной, Е. О. Гиренковой, А. Т. Пальшиной, М. Л. Бочкарёвой. Все эти девушки своим характером, героизмом и энергией ломали традиционные взгляды общества на второстепенную роль женщины в нём. До Первой мировой войны считалось, что появление женщины на передовой будет способствовать угасанию боевого духа и ослаблению военной дисциплины.

Таким образом, основная масса российских женщин продемонстрировала в годы Первой мировой войны уникальные возможности и силу духа. Предоставляя помощь фронту, каждая женщина осуществила свой вклад в победу над врагом. Правительство и военное командование, призвав добровольцев женского пола на фронт, ставили перед собой другие задачи: примером женских формирований вернуть воинов в окопы, уменьшить количество случаев дезертирства и ослабить революционные на- строения в армии. На пути интеграции женщин в армию главным препятствием стали устойчивые гендерные стереотипы и предубеждения относительно военной службы женщин. Но, несмотря на это, годы Первой мировой войны коренным образом изменили большинство этих стереотипов, возник вопрос об усилении роли женщины в общественно- политической и военной сферах жизни Российской империи. Женщины смогли продемонстрировать способность наравне с мужчинами выполнять сложные задачи на войне, в некоторых случаях даже превзошли их своей дисциплиной и желанием биться до последнего вздоха.

Абашева Ж. В.

 

 


Комментировать


5 × = тридцать пять

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru