История села Барятино

Тарусский район. Барятино. Церковь Успения Пресвятой Богородицы

Тарусский район. Барятино. Церковь Успения Пресвятой Богородицы

История села Барятино (бывшего Ильинского), как и соседней Рощи, теряется в немереной глубине веков. С некоторой долей вероятности мы можем лишь предполагать, что село Ильинское князь Василий Григорьевич Барятинский получил «за службу» в 1550 году от Ивана Грозного. Уверенно же можно говорить пока только о времени позже 1628 года. Документы утверждают, что в течение почти всего XVII века Ильинским владели шесть поколений князей Барятинских из старшей ветви рода, и лишь в 1697 году это имение у Алексея Афанасьевича Барятинского приобрел за 4 тысячи рублей князь Борис Алексеевич Голицын, объединив его со своими рощинскими владениями. Теперь уже пять поколений князей Голицыных-«Алексеевичей» хозяйствовали в «Ильинском Барятине тож».

Однако в 1835 году очередной владелец — бездетный князь Николай Васильевич Голицын (1762—1835), вызвав негодование ближайших родственников, передал Барятино по завещанию своему внучатому племяннику князю Дмитрию Сергеевичу Горчакову (1828—1907). Всего два поколения Горчаковых успели связать свои судьбы с Барятиным, и тем не менее сегодня мы говорим о нем только как об имении Горчаковых. И на это есть свои резоны.

Во-первых, Барятино было для Горчаковых основным домом, а не «дачей». Во-вторых, сказался сам масштаб личности новых владельцев, их широкие интересы и склонность к созидательной деятельности. И наконец, Горчаковы явились последними владельцами Барятина, и почти все дошедшие до нас материальные свидетельства прошлого усадьбы оказались связанными с ними.

Итак, Барятино начала XXI века. Память о первых владельцах сохранилась здесь только в названии села. Князья же Голицыны оставили более заметные следы. Пожалуй, расцвет эпохи Голицыных приходится на «царствование» в Барятине правнука Бориса Алексеевича — князя Александра Михайловича Голицына (1730— ок. 1805). Он расширил владения за счет окрестных деревень до 4452 десятин, а число его крестьян достигло 1830 человек. В Барятине был заведен свой конный завод, на речке Тарусе появилась мельница «о двух поставах», в усадьбе построен каменный господский дом.

Князь активно участвовал и в жизни Тарусы, а в 1785 — 1788 годах избирался уездным предводителем дворянства. Это было время тесного родственного общения между молодыми хозяевами разделенных в 1766 году на три части владений княгини Евдокии Михайловны Голицыной, между тремя родными братьями — Александром в Барятине, Михаилом в Роще и Николаем в Вязёмах. Рощу и Барятино частенько навещала и жена их двоюродного брата — княгиня Наталья Петровна Голицына, урожденная графиня Чернышева (1739—1837). Именно здесь, охотясь в барятинском лесу, она умудрилась подстрелить черного как смоль зайца, что не удавалось никому ни до, ни после нее. И неудивительно, ведь Наталья Петровна — это знаменитая и загадочная «Пиковая дама».

При следующих владельцах жизнь усадьбы постепенно теряла яркие краски. И наконец, вблизи приобретенной еще Александром Михайловичем деревни Кареевой появилась Рождественская церковь, оказавшаяся символом перехода Барятина к другому княжескому роду. Храм этот сегодня разрушен до основания, но сохранились документы, свидетельствующие о том, что Рождественскую церковь в 1832 году начал возводить уже упоминавшийся Николай Васильевич Голицын (1762—1835), но не успел, завершил же работы в 1835 году «душеприкащик его полковник и кавалер» князь Сергей Дмитриевич Горчаков (1794—1873), являвшийся к тому же отцом и опекуном первого владельца Барятина из рода Горчаковых — князя Дмитрия, получившего усадьбу в семилетнем возрасте. И сегодня мы можем сказать, что ставшие отныне барятински-ми Горчаковы не посрамили своих знаменитых родственников — ведь Сергей Дмитриевич приходился родным братом генерал-фельдмаршалу Михаилу Дмитриевичу Горчакову и троюродным — лицейскому другу Пушкина, канцлеру, Светлейшему князю Александру Михайловичу Горчакову.

Если до сих пор мы говорили об информационных следах прошлого, то теперь можно обратиться и к материальным свидетельствам. Начнем с того, что в центре Барятина стоят крепкие еще, хотя и обезглавленные стены Успенской церкви, построенной в довольно редком для православного храма псевдоготическом стиле. Возведена же эта церковь была в 1850 году все тем же Сергеем Дмитриевичем Горчаковым. Все же прочие приобретения Барятина и сам его расцвет как настоящего дворянского гнезда связаны уже с именами его сына и внука.

Вот вблизи церкви за деревьями парка просматривается барятинская средняя школа. Однако это отнюдь не современное типовое школьное здание, а княжеский усадебный дом со всеми характерными чертами хоромного стиля. Он таким и родился, только время и человеческое бескультурье уничтожили его «выступающие» части — угловую башню, балкон, внешнюю южную лестницу и оранжерею. Вместо последней был пристроен спортзал. Понятно, что он очень нужен для школы, только стиль его оказался весьма далеким от хоромного.

А вот князь Дмитрий Сергеевич Горчаков (1828—1907), пристраивая в свое время к существовавшему двухэтажному голицынскому дому Г-образный корпус с башней, сохранил первоначальный стиль, несмотря на все свое «западничество». Так в 1870-е годы в Барятине и появилось это замечательное архитектурное воспоминание о русском стиле, характерном вообще-то для XVII века.

Оставил Дмитрий Сергеевич в Барятине и другой след, который можно назвать живым во всех смыслах этого слова. Это расположенный на 25 гектарах своеобразный пейзажный парк с некоторыми элементами регулярного. Князь Дмитрий, боевой офицер и флигель-адъютант Александра II, женившись на Вере Ивановне Бек (1842—1912) — падчерице князя Павла Петровича Вяземского, неожиданно выходит из свиты и в 1859 году совсем уезжает в свое Барятино, где вкладывает душу в дело, никак не связанное с его прежним опытом, — в создание парка. Выбор растений, как и работа лопатой и секатором получаются у князя ничуть не хуже, чем у современного дачника.

Даже парк в его сегодняшнем состоянии (погибла часть старых деревьев, спущен пруд с островами, обрушена подпорная стенка террасы, утеряна сеть дорожек) позволяет высоко оценить замысел князя Дмитрия.

Сохранились в разной степени и многие фундаментальные хозяйственные постройки, а также дом управляющего. Однако особенно интересным для нас оказалось еще одно постоянное увлечение Дмитрия Сергеевича. Он превратил Барятино в значительный культурный центр. Здесь были созданы богатые коллекции старинных художественных изделий из бронзы, серебра, стекла и фарфора, мебели XVIII века, вооружения XVI—XIX веков. В усадебном доме появилась обширная картинная галерея и ценная библиотека. Сегодня предметы из этих коллекций находятся во многих музеях: в Эрмитаже, Третьяковской галерее, Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Государственном историческом музее, в областных музеях Саратова, Твери, Вятки и более всего в Калуге.

Продолжил пополнение коллекций и библиотеки сын Дмитрия Сергеевича — князь Сергей Дмитриевич Горчаков (1861—1927), успешно работавший губернатором Вятки, а потом Калуги в очень тяжелый период с 1906 по 1915 год. При нем имение продолжало развиваться, хотя экономическая ситуация в стране приводила множество усадеб, как и соседнюю Рощу, к полному краху. Его же на Анна Евграфовна, урожденная графиня Комаровская (1873— 1918), немало способствовала этому относительному процветанию. Созданный ею в Барятине конный завод и передовое для своего времени животноводческое хозяйство имели высокий уровень и не раз отмечались на различных выставках. Но ничто не могло помочь усадьбе преодолеть революционный перелом. Сергей Дмитриевич кончил свои дни в сибирской ссылке, а Анна Евграфовна застрелена в тарусской ЧК. Следы их детей Татьяны и Дмитрия затерялись. Коллекции были национализированы и в значительной степени обезличены.

Конечно, это не лучший конец усадьбы. Однако повторить путь не так далеко расположенного Поленова Барятину было невозможно по многим причинам, и прежде всего в связи с княжеским титулом и губернаторским прошлым Сергея Дмитриевича. И все же большое количество информации, сохранившихся зданий, элементов парка, а также возродившийся интерес российского общества к своей подлинной истории позволяют надеяться на сохранение этого кусочка усадебной культуры.

Г.В. Галутва


Комментировать


7 × = тридцать пять

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru