Многомерная междисциплинарность и инновации в естественнонаучном эксперименте | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Многомерная междисциплинарность и инновации в естественнонаучном эксперименте

Философия как область знания занимает особое место среди других наук. Для неё во все времена были характерны многогранность, открытость для обмена информацией со всеми направлениями человеческой деятельности: от обыденной рутины до таких видов как наука, искусство или политика. Умение найти общее, выделить особенное, сопоставить и провести анализ в разнообразных сферах применения философской мысли обретает особую значимость в современном обществе знаний. При подготовке курсов для специализирующихся в философии науки студентов, возникает серьёзная задача сбалансировано сочетать широту философских методов с достаточно глубокими знаниями конкретно-научных дисциплин. Понимание того, как наука формируется, развивается и функционирует невозможно без внимания к научному содержанию, которое изменялось (причём нередко весьма прихотливым образом) в разные периоды истории науки. История естественнонаучного эксперимента – это уникальная возможность проследить все сложности обращения к «свидетельству

самой природы». Понимание того, насколько по-разному интерпретировались «факты» в зависимости от исторического контекста способствует формированию навыков, необходимых для активной деятельности в условиях современного общества знаний. Очевидно, что современный курс, связанный с историей науки, не может быть построен как последовательная линия «открытий», что было раскритиковано ещё Т. Куном в середине прошлого (XX-го) века. Задача ещё осложняется тем, что помимо столкновения научных идей в изучаемый исторический период, существует столкновение современных интерпретаций пути экспериментального открытия. Авторы, обращаясь к одному и тому же историческому материалу, акцентируют разные моменты исследования и по-разному реконструируют логику научного спора.

Необходимо, чтобы специалист, получающий высшее образование, связанное с философией науки, хорошо себе представлял суть современных дискуссий относительно истории экспериментальных открытий, знал сильные и слабые стороны аргументации участвующих сторон и понимал как они связаны с философской позицией автора. Всё вышеизложенное к естественному для исторического курса измерению (времени) добавляет дополнительные размерности вдоль которых разворачиваются те или иные ветви дискурса, связанные с отдельным экспериментом. Многомерность и комплексность изучаемого предмета затрудняет разработку оптимальной логически последовательной учебной программы.

Одним из способов преодоления проблем является использование концепции эмпирических опосредующих структур в изложении материала. Эмпирические опосредующие структуры – это несколько взаимосвязанных явлений, скомбинированных в такую систему, которая позволяет по воспринимаемым органами чувств характеристикам судить о свойствах, недоступных для непосредственного наблюдения [1]. Использование этой концепции в анализе эксперимента позволяет выделить независимую от интерпретации составляющую (воспринимаемое органами чувств) и составляющую, являющуюся реконструкцией того, какие процессы обеспечивают наблюдаемый эффект.

Примечательной особенностью является то, что одно и то же наблюдение, в разных сочетаниях с другими явлениями может интерпретироваться фактически противоположным образом. Один из известнейших переломов в истории науки – это переинтерпретация видимого движения солнца по небесному своду, сделанная Галилеем. Выстраивая цепочки наблюдаемых явлений таким образом, чтобы выделить явно природу инерциального движения, Галилей показывает, что наблюдаемое движение Солнца по небу может свидетельствовать о том, что движется именно Земля (вокруг своей оси и по орбите). Важно отметить, что здесь ключевыми являются не какие-либо новые, ранее недоступные научному сообществу наблюдения (например, с помощью телескопа), а новая комбинация в аргументации известных явлений [2]. Здесь стоит отметить, ещё один навык важный на современном этапе развития общества.

В условиях лёгкой доступности самых разнообразных источников сведений особую ценность приобретает способность правильно оценить, проанализировать и сопоставить полученную информацию. В зависимости от способа обработки, одни и те же данные могут свидетельствовать в пользу противопоставленных точек зрения. В последнее время активно развиваются методы обработки данных, позволяющие при помощи компьютерных технологий статистически обрабатывать большие массивы информации, вычислять ключевые индексы и оперировать сводными характеристиками объектов. Не отрицая важность развития данных методов, хотелось бы отметить, что в руках тех, кто не понимает сути применения таких способов анализа, вся вычислительная мощь работает в холостую, если не вводит в заблуждение. Использование в расчётах моделей, не адекватных анализируемым явлениям, может обеспечить отчёт большим количеством чисел и математических выкладок, но помимо этого не будет полезно ни для чего. Одним из интереснейших примеров того, как отказ от пустой математизации привел к открытиям, изменившим научные представления, является работа Л. Гальвани с животным электричеством [3].

В тот период развития науки стандарты вычислений были достаточно высоки. Идеалом, к которому стремились во всех сферах научной деятельности была механика, достигшая в тот период высокой точности измерений и использующая для обработки данных хорошо разработанный математический аппарат. Судя по лабораторным дневникам, первоначально итальянский учёный стремился следовать канонам аналитической механики, пытаясь организовать результаты измерений в систему уравнений. Если бы в этих исследованиях была последовательно продолжена линия механических аналогий, понимание природы электричества пришло бы существенно позже. Механические модели сыграли в этой области положительную роль но на определённом этапе скорее тормозили развитие физики электричества, чем способствовали ей. Именно отказ от количественной точности, но внимание к эффекту, который сделал электричество «почти видимым», стал тем поворотным моментом, после которого исследования электричества выходят за рамки механики. Лягушачья лапка в исследованиях Гальвани стала той самой ключевой эмпирической опосредующей структурой, которая сделала электричество доступным для наблюдения.

Прошло более века прежде чем физики, основываясь на разработанной теории электричества смогли создать более чувствительные приборы. Важной особенностью разработанного курса «История естественнонаучного эксперимента» является не столько изложение сведений о содержании научных исследований в различные исторические периоды, сколько формирование у обучающихся многогранной картины научного спора, выделение особенностей аргументации научных выводов, выявление неоднозначной роли ошибочных интерпретаций. Такое понимание важно не только для специализирующихся в достаточно узкой области философии науки, но и для любого образованного специалиста.

Литература

1. Попова С.С. Эмпирические опосредующие структуры. // Философия науки. – 2010. № 3(46). – С. 81-91.

2. Попова С.С. Галилей: эмпиризм ли? // Вестник НГУ. Серия: Философия. – 2007. – Т. 5, вып. 2. – С. 29-33.

3. Попова С.С. Биофизический эксперимент в эпоху Просвещения. // Философия науки. – 2011. -№ 1(48). – С. 121-131.

С.С. Попова


Комментировать


− один = 3

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru