Начало Первой мировой войны в освещении провинциальной российской прессы (на примере публикаций Самарских губернских ведомостей 1914–1915 гг.)

Первая мировая: война, которую проиграли все

Первая мировая: война, которую проиграли все

Первая мировая война по своим масштабам, людским потерям и социальнополитическим последствиям не имела себе равных во всей предшествующей истории. Как любое вооружённое столкновение, она одновременно сопровождалась политическим и идеологическим противостоянием. Более того, по мнению Н.Л. Волковского, именно в годы Первой мировой войны стало понятно, «какую огромную роль имеет печать как средство воздействия на общественное мнение и психологию масс» [2, с. 70]. Начало века ознаменовалось значительным развитием средств связи и, следовательно, намного большими возможностями в распространении информации и использовании информационного влияния.

Губернские ведомости как специфический источник, относящийся к «типологическому отряду правительственной печати» [1, с. 21], позволяет проанализировать правительственные установки и идеологические штампы в освещении первого года войны, а также проследить те изменения, которые происходили в Самарской губернии 1914–1915 гг. в связи с новыми условиями военного времени. Безусловно, правительство каждой страны должно было получить поддержку большинства населения и обосновать справедливость и необходимость своего участия в широкомасштабном вооружённом столкновении. Российская империя не стала исключением, и представлялась в официальных публикациях как государство, которое вступилось «за несправедливо обиженную родственную страну». В обращении императора Николая II также говорилось, что действия агрессоров вынудили Россию включиться в вооружённую борьбу уже за собственную честь, достоинство и «положение среди великих держав» [4, № 55, с. 1].

Образ «великой родины» как «исторической защитницы и собирательницы славян» находит отражение и в публикациях 1915 г., при этом враг не персонифицировался, характеризовался обобщающим понятием, и действия России определялись как «великая освободительная борьба против германизма» [5, № 11, с. 8]. Представления о народах и государствах, воюющих против Российской империи, трансформировалось. Именно в начале противостояния шёл процесс, который Е.С. Сенявская определила как превращение «образа чужого» в «образ врага» [6, с. 5]. Противник изображался нечеловечески жестоким. В августе 1914 г. Самарские ведомости перепечатывали из других изданий статьи с характерными названиями: «Варварства немцев», «Жестокости австрийцев». В этих публикациях говорилось о французских пленных, которых гнали под пули и бросали в канавы, про жителей завоёванных деревень, «перерезанных» без различия пола и возраста и т.п. [4, № 60, с. 4; № 61, с. 6] Информации о ведении боевых действий нашими войсками в Самарских губернских ведомостях содержалось немного. Как отмечал А. Огин, это было общей тенденцией, появившейся в начале Первой мировой войны. Массовость и длительность военных кампаний в сочетании с развитием средств связи вынуждали военное командование опасаться, что какие-либо сведения, «проникшие в печать», могли быстро «стать достоянием противника» [3, с. VI].

Тем не менее, в кратких отчетах об итогах военных действий, всегда подчеркивалось «особое геройство» российских солдат и «присущая им доблесть», отмечались массовые потери противника («весь путь отступления немцев усеян их трупами») [4, № 74, с. 4]. При этом описания подвигов русских воинов по стилю, порой, напоминали эпические повествования. «За каждую рану отвечал смертельным ударом, от которого немец ложился пластом навеки», – так, например, писал о своём герое автор статьи «Беседа с Кузьмой Крючковым» [4, № 64, с. 6]. Безусловно, значительный блок информации, представленной в Самарских ведомостях, касался изменений губернской жизни, вызванных потребностями военного времени. Начиная с № 55 от 23 июля 1914 г. в газете появилась рубрика «Война». В Самаре принимались верноподданнические телеграммы на имя Императора, были организованы торжественный молебен и манифестация с шествием к памятнику Александру II на Алексеевской площади. Уже в первые дни вооружённого противостояния Городская Дума приняла решение об организации попечительства и ассигновании 1 милн рублей для обеспечения запасных нижних чинов, их семейств и раненых

С этого времени постоянной в публикациях Самарских ведомостей становится тема благотворительности. Губернатор Н.В. Протасьев 26 июля обратился в Дворянском собрании с «горячим призывом оказать по примеру своих предков посильную помощь Государству, как нравственными усилиями, так и материальными пожертвованиями» [4, № 56, с. 4]. В «Ведомостях» печатали множество объявлений с призывами благотворительного характера: от Российского Общества Красного Креста, Комитета Государственной Думы, Романовского комитета, Комитета Высочайше разрешённой благотворительной лотереи и т.д. В 1915 г. в газете регулярно публиковались списки лиц, жертвовавших в пользу Комитета Её Императорского Высочества, Великой княжны Татьяны Николаевны на оказание временной помощи пострадавшим от военных действий. Причём перечислялись все пожертвования от денежных средств до пары чулок, перчаток или носков [5, № 13, с. 6; № 19, с. 6]. Основными задачами тыловых губерний было решение вопросов, связанных с проблемами медицинского и продовольственного обеспечения. Самарская губернская газета освещала в этой связи такие важные мероприятия, как открытие лазарета Биржевого общества 6 сентября 1914 г., организацию велосипедной дружины для перевозки раненых [4, № 68, с. 4], утверждение фиксированных цен на закупку зерновых для армии [5, № 17, с. 2] и др.

В официальной части Самарских ведомостей 1914–1915 гг. значительное место занимали распоряжения губернских властей о защите от выселения семей военнослужащих, о режиме секретности и цензуры, о контроле за военнопленными. Например, 12 ноября 1914 г. было опубликовано постановление, запрещающее демонстрировать в кинематографах картины без разрешения местной военной цензуры [4, № 87, с. 1]. Социальные противоречия и конфликты изучаемого периода практически не находили отражения в официальной губернской газете. Информацию о них можно почерпнуть лишь, опираясь на распоряжения региональных властей, косвенно затрагивавших проблемные вопросы. Так 8 ноября 1914 г.

Самарские ведомости напечатали предписание убрать с витрин лубочные картины на темы военных действий, которые губернское правление посчитало противоречащими «тем возвышенным целям, которые связаны с нынешней Отечественной войной». Как написано в объявлении, сделано это было «по неоднократным заявлениям и жалобам, поданным… со стороны публики» [4, № 86, с. 1]. В 1915 г. появились запреты на любые манифестации [5, № 44, с. 1]. 8 августа 1915 г. в Ведомостях было напечатано постановление Самарского Губернатора, запрещавшее судовым служащим участвовать в неразрешённых обществах, союзах, стачках и забастовках [5, № 59, с. 1]. 9 декабря того же года было опубликовано постановление о наказании нижних чинов за несанкционированные отлучки из воинских частей, а также об ответственности лиц, знавших о дезертирстве, но не сообщивших об этом властям [5, № 94, с. 1]. На основе приведённых фактов можно сделать вывод, что уже во второй половине 1915 г. всеобщее патриотическое единение начало разрушаться, но Ведомости, будучи официальным изданием, не заостряли особого внимания на возникавших проблемах, сохраняя в публикациях официально-торжественный тон.

Подводя итоги, отметим, что Самарские ведомости как специфический региональный источник, отразили правительственные установки начала войны, дают возможность проследить формирование у населения образа врага и образа русского солдата-защитника. Материалы и публикации газеты содержат также информацию о тех изменениях в жизни губернии, которые были вызваны потребностями военного времени. Поскольку Самарская провинция располагалась глубоко в тылу, основные вопросы, освещаемые региональной прессой, касались организации продовольственного снабжения, медицинского обеспечения, помощи семьям военнослужащих, благотворительности и т.п.

Список источников и литературы

1. Ахмадулин Е.В. Правительственная печать России (конец XIX в. – февраль 1917 г.). Ростов н/Д: Изд-во ЗАО «Книга», 2000. 80 с.

2. Волковский Н.Л. История информационных войн. В 2 ч. Ч. 2. СПб.: ООО Изд-во «Полигон», 2003. 736 с.

3. Год войны: с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. / предис. А. Оглина. М.: Изд-во Д.Я. Маховского, 1915. VIII. 588 с.

4. Самарские губернские ведомости. 1914.

5. Самарские губернские ведомости. 1915. 6. Сенявская Е.С. Противники России в войнах XX века. Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. М.: РОССПЭН, 2006. 288 с.

И.Ю. Матросова

Самарский государственный медицинский университет, Самара Научный руководитель: к.и.н. Заводюк С.Ю.


Комментировать


− 5 = четыре

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru