Тарусское купечество

Купечество

Купечество

Мы не раз говорили о Тарусе, необыкновенно красивом городке на Оке, который притягивает к себе, своей аурой и природной уникальностью. Он имеет свою неповторимую историю, узнать которую будет весьма интересно. Здесь жили и работали многие творческие и научные люди, биографии которых навеки вписаны в летописи этого славного городка. Каждому путешественнику очень рекомендую посетить Музей семьи Цветаевых. А сейчас еще немного истории.

О развитии тарусского посада имеются только отрывочные сведения. По мнению М. Н. Тихомирова «…тарусский торг в XVI веке в сущности был небольшим местным рынком, где торговали крестьяне медом, рыбой, хлебом, солью, сеном, дровами».

В конце XVI века на тарусском посаде велась и транзитная торговля, здесь бывали торговые люди, «которые приезжают из иных городов в Тарусу на посад. Торговали весовым «товаром» и «хлебом» («хлеб» отличали от «товара» потому, что его не взвешивали, а мерили четвертями и брали с него не «тамгу», а «помер»).

В очень тяжелом положении оказался тарусский посад в начале XVII века, в период польской интервенции. Один предприимчивый «серпуховитин», Тит Семенов, просил правительство Первого ополчения в 1611 году отдать ему «…в Тарусе кабак внове на строение», мотивируя просьбу тем, что «…кабак стоит пуст четвертый год от разорения литовских людей и от крымских». Таким образом, сильное разорение тарусского посада можно отнести к 1606— 1607 годам. Интересно, что в самой Тарусе не нашлось состоятельных людей, чтобы вновь взять кабак на откуп (10 рублей 16 алтын 2 деньги в год).



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

Его мог взять только житель экономически более сильного Серпухова. В это время население Тарусы попало в некоторую зависимость от Серпухова: «А кому торушанам посацким людям лучица для праздника, или родни, или родители помянуть, пивца сварити и медку поставити, или ониб являлись откупщику Титку Семенову. Аявки… ему имати с чети пива и с пуда медку по 2 деньги, а з браги с чети по деньге»…

Сильно пострадала Таруса в Смутное время. По переписным книгам 1677—1678 годов числилось «в Тарусе на посаде 20 дворов». 0 торгово-промышленной жизни Тарусы второй половины XVI века трудно сказать что-либо определенное. В 1671—1672 годах Таруса упоминается в перечне городов, воеводы которых не должны были препятствовать деятельности московских и иных «торговых людей… соляных и хлебных промышленников». Можно предположить не только проезд этих торговых людей через Тарусу, но и какие-то операции их с местными посадскими людьми возбраняться не должны были.

В петровское время Таруса — пригород Серпухова. В числе провинций Московской губернии Таруса отдельно не значится. «Серпухов с Тарусским и Оболенским уездами».

Административное положение Тарусы изменилось в результате губернской реформы Екатерины Второй. Именным указом от 24 августа 1776 года была учреждена Калужская губерния в составе 12 уездов. Одним из уездов был вновь образованный Тарусский уезд с центром в городе Тарусе.

В первой половине XVIII века экономическая и финансовая зависимость от Серпухова оставалась еще очень сильной. Об этом свидетельствует документ начала 40-х годов XVIII века: «…по сказке попа Тимофеева, в городе Тарусе таможенные и кабацкие сборы по отдаче из Камер-коллегии имеются на откупу города Серпухова за купцом за Григорием Тимофеевым сыном Кишкиным».

После большого пожара 1779 года в Тарусе по четвертой ревизии 1782 года числилось 307 человек мужского пола, 255 — женского. В большинстве своем жители Тарусы работали в Серпухове на парусных фабриках, нанимались в Москву в «сидельцы», ездили в Серпу-ховский и Тарусский уезды с «щепетильными товарами», а на вырученные деньги скупали там холст, мед, кожи, которые отвозили в Москву. Некоторые жители покупали пригоняемый по Оке лес, который частично продавали на месте, а частично отправляли на продажу в другие города, расположенные ниже по течению реки.

В Тарусе была толченая мельница с девятью поставами. На ней толкли пеньку, которая в готовом виде отправлялась в Серпухов на трепальные фабрики купца Кишкина. Для обеспечения сырьем шести полотняных и двух бумажных фабрик города Серпухова в Тарусском уезде сеяли много конопли. К 1800 году в Серпухове имелись уже 14 полотняных фабрик, вырабатывавших до 15 тысяч кусков. Экономическая зависимость Тарусы от Серпухова развивалась и укреплялась уже на новой буржуазной основе, причем Серпухов также зависел от Тарусы как от своей сырьевой базы.

Вместо финансово-административно и зависимости в XVII веке постепенно возникла довольно прочная экономическая связь Тарусы и Серпухова. После войны 1812 года наблюдается рост населения города Тарусы. По данным 1846 года, числилось 1354 души мужского, 1508 душ женского пола. В 1857 году в Тарусе было каменных домов 11,11 улиц, из них 4 мощеные, 8 переулков, одна соборная площадь, 2 каменные церкви. Магазинов для склада това-1 ров казенных было 2, число лавок увеличилось до 11. Почетных граждан было 4 (2 мужчин и 2 женщины), купцов 169 женского по-1 ла и 196 мужского. К 1870 году население уезда насчитывало 59 073 человека. Тарусский уезд состоял из 12 волостей, 188 сельских обществ, 337 селений.

По данным «Памятной книжки» значится, что внутренняя торговля Калужской губернии разделяется на постоянную лавочную, которая местными купцами и мещанами производится из лавок, находящихся во многих селениях и городах и на временную ярмарочную. К 1917 году число жителей Тарусского уезда увеличилось до 71 983 человека. Частных земельных собственников в уезде было 567, из них 331 — владельцы имений более чем 50 десятин.

К концу XIX — началу XX века в Тарусском уезде заметно увеличилось фабричное и заводское производство как в качественном, так и в количественном отношении. Тарусское купечество набиралось опыта. Его начинающие представители становились фабрикантами и заводчиками. По данным описей заводов и фабрик, состоящими в Тарусском уезде с 1872 и позднее, до 1916 года, указаны: кожевенный завод тарусского купца Макаренко Алексея Тимофеевича, основанный в 1866 году. В 1872 году рабочих на заводе было трое. В 1880 году выделываются черные кожи и полуваль по 9 рублей за штуку. На заводе имеется машина для резки кожи, приводится конным приводом в движение. Работал завод в течение всего года, рабочий день составлял 12 часов в сутки, на зарплату выплачивалось 350 рублей в год. Сыновья Алексея Тимофеевича — Федор Алексеевич и Егор Алексеевич содержали сапожные мастерские в городе Тарусе. В архивном документе за 1916 год читаем: «…в Тарусском уезде имеется лишь только один кожевенный завод в городе Тарусе, принадлежит тарусскому мещанину Егору Алексеевичу Макаренко, который состоит в земском обложении в оценке 2000 рублей».

В 1872 году в Тарусском уезде было 4 кирпичных завода, а к 1894-му — уже 13. Самыми перспективными были: завод Наткина и завод Лихоманова. Кирпичный завод купца Василия Васильевича Наткина был основан в 1852 году, размещался на берегу реки Таруски в деревянном строении, станков, машин не было. Глина, песок, вода брались около завода. Материал доставлялся на завод лошадьми. Работали крестьяне из Козельского уезда, всего 4 человека. Женщин и детей на работу не брали. Завод работал с июня по октябрь. Рабочий день 12—16 часов в сутки.

Кирпичный завод купца Павла Петровича Семенова функционировал с 1875 года, а в 1879 году перешел к крестьянину деревни Лыткино Захару Михайловичу Лихоманову (с 1886 года — тарус-ский купец). Завод размещался на реке Таруске. Технология изготовления кирпича и зарплата рабочим были такие же, как и у Наткина. В 1893 году купцу Лихоманову принадлежал еше и мясной склад, а его сестра Александра заведовала лавкой харчевого товара.

В 1864 году учрежден химический завод московского 2-й гильдии купца Степана Федоровича Неокладного в сельце Пустоши Федянинской. Завод размещался в каменном здании. С 1875 года он принадлежит его вдове Марфе Васильевне, которая открывает в селе Комарево дочернее предприятие под руководством крестьянина Ивана Михайловича Кузнецова. Здесь изготавливались материалы для красок и отправлялись в столицу. На основном предприятии выпускали: белила, лазурь, сахар Сатурна и др. Оборудование завода состояло из 1 чугунной печи, 2 чанов. Использовали сырье иностранного происхождения. Завод работал круглый год. Рабочих было три человека, и работали они по 10 часов в сутки. Зарплата составляла 10 рублей в месяц каждому.

В 1894 году резко сокращается число бумаготкацких фабрик с 60 до 6 за счет поглощения мелких предприятий крупными. Тарус-ский купец Яков Лаврентьевич Позняков выпускал миткаль, холст, платки. Для производства использовал прядильную бумагу, закупленную в Москве и Серпухове. У него работало 30 человек. Машин не было. Продукцию сбывали в Москве.

Еще одна фабрика купца Павла Петровича Семенова — миткальная и платочная, на которой работало 50 человек. Машин также не было.

В деревне Черкасове в 1872 году работала шляпная фабрика купца Василия Алексеевича Шатурина с 50 рабочими. Изделия сбывались в Москве и Туле. Его сыну Ивану Васильевичу принадлежала такая же фабрика в селе Горневка. При фабрике работала лавка, где рабочие получали провизию.

В селе Никоново в 1870 году работала полушерстяная фабрика под управлением приказчика крестьянина Якова Ивановича Алимова. Машины не использовались. Но уже в 1882 году она значится как фабрика тарусского купца Василия Яковлевича Алимова. При Алимове-сыне было 120 станков, 1 машина, которая приводилась в движение двумя лошадьми. Работало 120 человек. При фабрике жили 7 взрослых, 5 детей, 48 человек приходящих, 60 человек выполняли работы по дому.

Писчебумажная и суконная фабрики купчихи Елены Михайловны Горевой была в Троицком на арендованной земле графа Воронцова-Дашкова. Уже в 1872 году использовали машину с паровым двигателем. На фабрике работал 101 человек. Управляющим был П. Д. Сафонов. Затем фабрика стала бумагокартонной и перешла во владение акционерного общества. Троицкая фабрика по сметам за 1916 год оставалась одним из главных промышленных предприятий Тарусского уезда.

В 1840 году была основана Грибовская бумаготкацкая фабрика Анания Елисеевича Панова. Затем в разные годы ее управляющими были его сыновья Алексей Ананьевич и Егор Ананьевич. В связи с развитием строительства пароходов и замены ими парусных судов, парусно-полотняная промышленность начала приходить в упадок. Серпуховские фабрики стали закрываться. Последняя парусно-полотняная фабрика закрылась в 1871 году, что привело куменъшению посевов конопли в Тарусском уезде. Толченая мельница в Тарусе стала мукомольной. Уходят в прошлое и ветряные мельницы.

В 1786 году была построена самая крупная крупчатая мельница при селе Юрятино Исканской волости. В 1860 году ею владела купчиха Костякова. В 1887 году она принадлежала Петру и Николаю Бобровым. Николай — потомственный гражданин Серпухова, а Петр — тарусский купец 2-й гильдии. Мельница размещалась в двухэтажном здании. При братьях Бобровых техническая часть мельницы была модернизирована. Кроме водяной турбины в 80 лошадиных сил установили 17 вальцовых станков и 3 пары жерновов. Производили 3 сорта пшеничной крупы, а также крупчатой и ржаной. Отходы продавали местному населению для домашних животных. Сбывали муку в Москву, Серпухов, Московскую губернию, Тарусу. По данным «Памятной книжки» на 1898 год мельница принадлежала Петру Ивановичу Боброву. Ему же принадлежал и оптовый склад муки в Юрятине. Приказчиком склада был Петр Федорович Котельников. К 1910 году мельница уже не работала.

В последней четверти XIX века, в связи с усилением эксплуатации природных ресурсов, появляются каменоломни и лесопильные заводы с паровыми двигателями на Оке. Каменоломни близ села Знаменского принадлежали московскому купцу 1-й гильдии Ивану Григорьевичу Губонину. Добыча камня началась в 1883 году. Камень шлифовался в плиты для пола и лестниц, которые сбывались по России. В 1889 году на каменоломне числилось 105 рабочих. Жили они при заводе в одноэтажном деревянном здании. Камень распиливали ручным способом. Работали до 10 часов в сутки.

Тарусский купец Петр Андреевич Аникьев в 1878 году на Оке против города Алексина построил лесопильный завод — кирпичное здание и еще одно крытое, рубленное из круглого леса. Установил двойной лесопильный станок с двумя рамами, который приводился в движение паровой пилиндрой. Мощность машины была 20 лошадиных сил. Для нее был установлен паровой котел с двумя кипятильниками в 25 лошадиных сил и паровая водокачка в 3 лошадиные силы для давления воды в котел. Работали только мужчины — жители Тарусского уезда.

Удобное месторасположение — река и рядом в двух верстах железная дорога — привело к тому, что было построено рядом еще трилесопильных завода: Джоржа (Дмитрия) Вениаминовича Ингама (великобританский подданный), тарусского купца Василия Матвеевича Смолина, фирмы «Хрущев и Солодов» с управляющим Николаем Алексеевичем Глазером. Спрос на строительный материал был высоким.

Самым крупным промышленным предприятием Тарусского уезда был Мышегский чугунолитейный завод ее превосходительства княгини Екатерины Гавриловны Бибарсовой (по второму браку) — вдовы генерала Чесменского. Основан он был в начале XVIII века. С 1886 года он стал называться Мышегским горным и механическим заводом Ковригина. В этом же селе был еще один чугунолитейный завод, который принадлежал жене подпоручика Екатерине Дмитриевне Бологовской. В конце XIX века эти заводы были объединены в Акционерное общество Тульских доменных печей. В 1908 году работы на заводе были приостановлены из-за тяжелого финансового кризиса владельцев. Перед революцией завод опять начал работать с большим числом рабочих, провели электрическое освещение и телеграфную сеть, соединяющую завод с ж/д станцией «Алексин».

По-разному складывались в XVIII—XIX веках судьбы купцов, ставших на путь частного предпринимательства. Одни, идя на обдуманный риск, оказались более удачливыми, некоторые не сумели увидеть перспектив своего дела и, избегая банкротства, продали или заложили свои предприятия, третьи срочно подыскивали компаньонов для развития промышленного производства товаров, пользовавшихся большим спросом на рынке.

В списке фабрикантов, живших постоянно и получавших доход более 500 рублей, числились тарусские купцы Макаренков и Позняков. Известным показателем развития торговли в Тарусе является постройка в 1890 году на главной площади города, на месте, где стояли раньше деревянные лавки, полукруглого одноэтажного магазина. Здание построили каменное, в нем помещались склады товаров и производилась розничная и оптовая торговля.

Самая известная купеческая фамилия Тарусы — Позняковы. Одним из основателей этого купеческого рода был Лаврентий Васильевич (1762—1838), занимавший в 1811—1812 годах в Тарусе должность городского головы. УЛ. В. Познякова и его жены Авдотьи Семеновны было четверо сыновей: Василий, Илья, Афанасий, Яков. Илья и Афанасий умерли детьми. О судьбе Василия удалось узнать очень мало. Был купцом третьей гильдии. С 1842 по 1845 год избирался тарусским городским головой.

Яков Лаврентьевич (1812—1878) оставил о себе добрую память. Архивные материалы свидетельствуют, что Яков Лаврентьевич был одним из богатейших тарусских купцов, энергичным и предприимчивым человеком. Он владел ситцевой фабрикой, трактирными заведениями, Тарусской и Петритцевской почтовыми станциями, а также вел мелкую торговлю розничными товарами.

Жили Позняковы в Тарусе на Ивановской улице в деревянном доме. В 1871 году Яков Лаврентьевич обратился с прошением в Строительное управление о постройке при своем доме двухэтажного флигеля с каменным низом и деревянным верхом. Разрешение было получено. Площадь участка Позняковых составляла 2,56 кв. км. Участок занимал всю центральную часть улицы. В семье Позняковых было 8 детей. Некоторые умерли в младенчестве. Оставшиеся дети: Лаврентий, Николай, Мария и Надежда продолжили и приумножили дело отца. Дети расселились на той же Ивановской улице, которую в народе стали называть Позняковской.

Лаврентий Яковлевич по высочайшему разрешению Калужского губернатора усовершенствовал свой трактир и гостиницу, заведения, установив в них музыку и бильярд. Он хотел, чтобы мужики не только пили, но и слушали музыку. В трактире Позняковых устраивались любительские спектакли на благотворительной основе. Вот что пишет в своих «Записках» граф М. Д. Бутурлин: «В конце июля или начале августа 1848 года, когда прекратилась холера в Тарусе и в ее уезде, молодые Миллеры и Шабишевы затеяли устроить в городе спектакль в пользу пострадавших от недавней эпидемии семейств. …Сцена была устроена в довольно поместительном зале трактира купца Познякова».

Купцы этой семьи активно участвовали в общественной жизни города. Участвовали в выборах городского общественного управления. В I860—1910 годах Я. Л. Позняков, Л. Я. Позняков, Н. Я. Позняков избирались гласными от купечества в Тарусскую городскую думу, были членами уездного Земского собрания. Николай Яковлевич был храмоздателем Воскресенской церкви города. А в 1910 году общественную деятельность активно продолжает Сергей Лаврентьевич Позняков (1875—1929). Он также избирается гласным городской думы и уездного Земского собрания.

Интересны воспоминания Василия Алексеевича Ватагина о тарусских купцах 1902 года: «Почтовых и пассажирских лошадей держали два тарусских семейства Борисовы и Меньшиковы. Были старинные семейства Размановых, которые занимались рыболовством; семейство Розановых — пекарей, которые выпекали чудесный, баснословный (с современной точки зрения) хлеб и кормили всех желающих. Семейство Позняковых и Ельцовых, которые вели продовольственную торговлю, Клекин делал кирпичи (единственный род индустрии в Тарусе). Из народных искусств процветали вышивки калужского стиля и тканые дорожки-ковры. Этими работами занимались семейства сектантов (хлысты), которых много было в Тарусе».

В 1920 году дом Позняковых был занят школой. С декабря 1988 года, в связи с созданием Тарусского краеведческого музея, под экспозиции были переданы помещения второго этажа бывшего двухэтажного флигеля. К сожалению, первый этаж занят автошколой. Жители не раз обращались к руководству города о переводе ее в другое помещение, так как экспозиция музея все время увеличивается и из-за отсутствия помещения не может быть показана публике.


Комментировать


6 + один =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru