Записи с меткой война

Дискуссионные вопросы изучения российского социума периода гражданской войны в работах уральских историков

Дискуссионные вопросы изучения российского социума периода гражданской войны в работах уральских историков

Дискуссионные вопросы изучения российского социума периода гражданской войны в работах уральских историков

Уральские исследователи имеют значительный опыт изучения социальных проблем истории Гражданской войны. В последние пять лет (2010–2014) стала отчетливо просматриваться актуализация данной проблематики. Это связано c изменением взгляда на всю историю XX в., пониманием того, что Первая мировая война изменила общество и надолго определила дальнейший вектор его развития.

В сложившихся условиях социальная сторона революционных изменений продолжает оставаться одной из «проблемных зон» новейшей истории [1, с. 166–171]. Заметно усиление интереса к теоретико-методологическому, источниковому и историографическому аспекту изучения темы. Так, историки ставят вопросы о степени конфликтности и толерантности российского общества 1920-х гг., говорят о необходимости оценки событий Гражданской войны с позиций терпимости либо неприятия. В период перемен, когда противостояние между враждующими сторонами достигало апогея, говорить о примирении на взаимовыгодной основе и взаимопонимании, то есть на основе толерантности, было практически невозможно, но выход из войны все-таки случился и этот опыт весьма важен. (далее…)

Путь не канет в пустоту пережитое

Валентин Кузьмин

Валентин Кузьмин

Длившаяся девять лет и 51 день афганская война навечно останется в истории нашего народа. Для сотрудников органов внутренних дел и, прежде всего, для ветеранов, Афганистан — это особая намять. В те годы интернациональный долг, вернее, долг перед Родиной выполняли не только солдаты и офицеры Советской Армии. Сотрудники милиции также находились в Афганистане — в составе специального подразделения МВД «Кобальт».

Его назвали так потому, что кобальт — химический элемент, который необходим для получения сверхпрочных сплавов. В состав «Кобальта» вошли люди с крепким, сильным, непоколебимым характером. Они были советниками в подразделениях местной милиции царандоя, в армейских частях, занимались сбором сведений о бандах душманов…

Командующий 40-й армией Б.В.Громов в своей книге «Ограниченный контингент» дал высокую оценку работе милицейских отрядов спецназначения, которые наряду с армейской разведкой и КГБ занимались сбором разведывательных данных о оружейных бандах оппозиции.

Через горнило афганской войны прошли более 200 сотрудников УВД Брянской области, среди которых немало кобальтовцев. Многие из них имеют боевые награды, полученные за мужество и отвагу при выполнении заданий. (далее…)

Национально-освободительная борьба нерусских народов Урала

Национально-освободительная борьба нерусских народов Урала

Национально-освободительная борьба нерусских народов Урала

Движение нерусских народов Урала чаще всего носило национально-освободительный характер, хотя при этом нельзя отрицать в нем и наличие заметных социальных черт. Главные причины, поднимавшие нерусское население края на борьбу радикального характера: постоянные посягательства на земельные родовые угодья (в связи с расширением зоны промышленного освоения края), рост налогового бремени, религиозные и связанные с ними правовые ограничения, а также политика христианизации.

Крупнейшие национальные восстания на Урале произошли в 1705-1711 гг. и в 1754-1756 гг.

В первом случае разразилась настоящая воина. Начавшееся как башкирское восстание, вызванное изъятием в казну рыболовецких угодий и проведением переписи, это движение втянуло в свою орбиту все нерусские народы Урала и перекинулось на Среднее и Нижнее Поволжье.

(далее…)

Cтертый характер памяти о Первой мировой войне

Проект памятника «Героям Первой мировой войны»

Проект памятника «Героям Первой мировой войны»

Периферийный, стертый характер памяти о Первой мировой войне проявляется прежде всего в почти полном отсутствии связанных с нею публичных мест памяти: кладбищ, памятников, музеев, мемориальных комплексов, расположенных на полях сражений. В силу отсутствия интереса, а порой и враждебного отношения со стороны советских властей, такие места памяти либо не были созданы (например, музеи), либо оказались заброшенными, а нередко и полностью разрушенными (кладбища). Эта ситуация объясняет, почему в обсуждении проблем коммеморации Первой мировой войны такое место занимает риторика «долга памяти», заставляя провозглашать в качестве приоритета поиск захоронений и сооружение памятников павшим. Эти усилия, однако, сталкиваются с дополнительной трудностью – почти полным отсутствием на территории Российской Федерации мест сражений. В результате распада имперского государства, царского, а потом советского, и потери «национальных окраин», регионы (прибалтийские, украинские, белорусские), являвшиеся театром боевых действий в 1914-1918 гг., больше не входят в состав России. (далее…)

Первая мировая война: изобретая отсутствующую традицию

Первая мировая война: изобретая отсутствующую традицию

Первая мировая война: изобретая отсутствующую традицию

Обращение к истории Первой мировой войны, переоценка роли России в этом конфликте и ее вклада в победу Антанты неизбежно ставит вопрос об ее отношениях с Европой, ее месте в европейском историческом, мемориальном, политическом пространстве. Результаты актуализации памяти о Первой мировой войне в международной перспективе также нередко носят вариативный, многозначный, порой противоречивый характер.

На первый взгляд, история этого конфликта служит прежде всего напоминанием о традиционной включенности России в европейскую политику и историю, а его коммеморация обеспечивает конкретные возможности для развития связей с другими странами. Действительно, в большинстве статей, докладов, проектов, посвященных коммеморации Первой мировой войны, европейские страны упоминаются в качестве примера того, что предстоит сделать России, чтобы выполнить «долг памяти» и включить эту историю в национальное мемориальное пространство. Подготовка к столетнему юбилею открывает возможности для развития контактов с европейскими странами на почве совместной репрезентации общего прошлого.

Руководители российских учреждений, на которые была возложена подготовка к юбилею, неоднократно подчеркивали необходимость включить отечественные инициативы в зарубежные программы. Некоторые из них встречались с этой целью с представителями других стран. Так, осенью 2013 г. В. Мединский обсуждал с министром культуры Франции О. Филиппетти предстоящие церемонии в честь 70-летия высадки союзников в Нормандии и столетия Первой мировой войны. (далее…)

Война и эмиссия до Советской власти

Война и эмиссия до Советской власти

Война и эмиссия до Советской власти

Взрыв войны в июле 1914 года сразу разрушил плоды долгих стремлений к созданию твердой валюты. В самом начале войны царское правительство объявило, как временную меру, прекращение размена кредитных билетов, что фактически было превращением их в неразменные бумажные деньги. Все понимающие дело экономисты и финансисты сразу поняли, что здесь дело идет не о временной мере, а о фактическом срыве твердой валюты, восстановление которой потребует большого труда и больших усилий.

Правда, в это время никто не ожидал, что война примет такой затяжной, такой разорительный характер, но все же для всех было ясно, что европейская война ставит всю европейскую цивилизацию, с ее с такими громадными усилиями накопленными ценностями, на край пропасти. И, действительно, мировая война 1914—1918 г.г. оказалась самой разорительной из всех прежде бывших войн.

Война, вызвавшая во всех странах огромное бремя государственного долга, общая сумма которого увеличилась приблизительно в 8 раз, причинила в то же время небывалое разрушение производительных сил. Общая сумма убытков, причиненных войной, определяется свыше 1.000.000.000.000 франков или свыше 300 миллиардов рублей. (далее…)

Cтуденты ЛГУ на оборонных работах

Тамара Соколова

Тамара Соколова

«Студенты вузов на оборонительных рубежах представляли наиболее организованную, мобильную силу, не считались со временем, работали, как говорили, “от зари до зари” и не требовали соблюдения норм длительности труда». В комнате общежития Ленинградского государственного университета на 5-й линии В.О. мы, студентки II курса химического факультета, проживали вшестером. Все из европейской части СССР: от Крыма до Северного края. К 21 июня 1941 года сдали четыре экзамена за четвертый семестр, осталось два. Утром 22 июня 1941 года все были разбужены около пяти часов голосами из коридора: «Напали фашисты», «Гитлер напал вероломно», «Бомбили наши города», «Война». Весть принесли ранние радиолюбители. Узнавшие эту страшную весть оповещали всех, кто еще спал. Наш курс начал обучение в ЛГУ с 1 сентября 1939 года.

И мы знали уже, что такое война даже по соседству с Ленинградом. С 30 ноября 1939 года по 12 марта 1940 года шла война, называемая в новых учебниках истории советско-финским вооруженным конфликтом. Многие девочки, студентки первого курса, с декабря 1939 до апреля 1940 года работали сестрами-общественницами в госпиталях – после занятий, до ночи дежурили в палатах госпиталя, помогали медсестрам и санитаркам в уходе за ранеными бойцами. Особое поручение нам было: читать письма, полученные лежащими в повязках ранеными, под диктовку для них писать письма родным и отправлять их почтой. У меня была палата обмороженных в госпитале ВММА (Военно-морская медицинская академия). Пришлось видеть умирающих от кровопотерь, от заражения крови. (далее…)

Вспомнить все имена

Леонид Дмитриевич Галев

Леонид Дмитриевич Галев

В Санкт-Петербургском университете продолжается работа по составлению наиболее полного перечня имен всех универсантов, сражавшихся на фронтах Отечественной войны. В ходе работы удалось сделать несколько важных открытий. Около двух лет назад с идеей составить такой перечень к ректору СПбГУ Николаю Михайловичу Кропачеву обратились заместитель проректора по эксплуатации материально-технической базы Вадим Алексеевич Фомичев и председатель университетского Совета ветеранов Иннокентий Павлович Зиновьев. Вскоре на портале СПбГУ в рубрике «Университет в лицах» появились страницы, посвященные сотрудникам Университета, участвовавшим в боях (http://spbu.ru/faces/vov). Инициаторам проекта удалось собрать информацию о 95 живших на тот момент фронтовиках-универсантах.

В соответствии с приказом ректора в мае 2012 года была создана специальная комиссия по подготовке празднования 70-летия со Дня Победы в Великой Отечественной войне. Составление списка универсантов – участников Великой Отечественной войны стало одной из важнейших задач этой комиссии. От 95 до 1848 В течение двух последних лет Вадим Алексеевич Фомичев проводил активные поиски информации об универсантах, которые сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Были изучены многочисленные литературные источники, входящие в книжное собрание Совета ветеранов Университета, архивные материалы Музея истории СПбГУ, данные Объединенного архива Университета, Центрального государственного исторического архива, а также многочисленные рукописные свидетельства участия универсантов в Великой Отечественной войне, хранящиеся в личных архивах ныне здравствующих ветеранов. (далее…)

Войны шальные дети

Войны шальные дети

Войны шальные дети

«Ни тогда, когда я слушал этот рассказ и потихоньку размазывал слезы, ни сейчас, по прошествии многих десятков лет, я не могу найти слова, которые могли бы хоть отдаленно передать то, что могло твориться у Феди на душе…»

Когда-то давно во дворе филфака был гараж. Сразу после войны основной автопарк Университета составляли полуторки ГАЗ-АА, они стояли и постоянно ремонтировались прямо во дворе и в боксах, которые были расположены слева от арки, если смотреть на Неву. Эти полуторки время от времени выручали универсантов в определенных жизненных ситуациях – похороны, переезды. Кстати, в ту пору не существовало садоводств, дачных участков, собственных дач и, конечно, собственных автомобилей, но многие ленинградцы «снимали» дачи и переезжали в них на лето с детьми, матрасами и другой утварью, которая возвышалась над бортами грузовиков. Мои родители работали в Университете и, бывало, пользовались помощью университетских полуторок, а мне случалось общаться с шоферами и слушать их байки. Мне было двенадцать лет, и я был всем сердцем влюблен в автомобили. (далее…)

Ребенок на фронте

Алексей Макаров

Алексей Макаров

У всех детей, родившихся накануне Великой Отечественной войны, было свое трудное военное детство. Но в этот период случались, казалось бы, и самые невероятные истории. Судьба сложилась так, что мне, родившемуся в 1940 году, довелось испытать и военное и фронтовое детство. Об этих днях я, конечно, ничего не помню. В памяти сохранились только рассказы родителей. И еще есть рукопись мемуаров моего отца. Работа над ней во многих отношениях продлила ему жизнь.

Об отце

Так уж получилось, что с первых дней жизни я прямо или косвенно был связан с армией и войной. Мой отец, Макаров Константин Иванович, был профессиональным военным, командиром Красной Армии. В 1938 году в звании лейтенанта окончил Ульяновское танковое училище. Служба началась на Украине, под Житомиром. Вторая мировая война для него началась в 1939 году. Осенью его танковая бригада вместе с кавалеристами практически без боев совершила марш-бросок от границы с Польшей до Львова, где и закончила поход по освобождению Западной Украины. Затем в 1940 году отец участвовал в тяжелейшей войне с Финляндией. Танково-кавалерийский прорыв линии Маннергейма. Все 5 тысяч всадников погибли. Часть танков уцелела. По окончании Финской кампании в 1940 году военная часть отца была уже в городе Порхове Псковской области. Там формировалась новая танковая дивизия. Страна спешно готовилась к новой войне. 23 сентября отец отвез маму в роддом и сразу же отбыл на военные маневры. О рождении сына (это был я) он узнал только 10 дней спустя. (далее…)

Дети, это конец войны!

Подростки и война

Подростки и война

Когда немцы перешли уже Днепр, у нас в огороде стояла немецкая пушка или зенитка, что-то такое стояло. Пришёл немец и, видимо, пожалел нас, сказал: «Убирайся отсюда, потому что тут будет перестрелка, убирайся!» И мы пошли в село соседнее, и там женщина приняла нас, хоть нас четверо было детей. Я была маленькая, мне 4 годика было, я этого не помню, я только знаю, как мы ездили, как пришли и сказали, что всех своих в селе будут оставлять, своих староста отстоял, а всех чужих будут гнать на этап. И так мы попали на этап.

Нас погнали – поездами, подводами, машинами, пешком даже гнали. Идёшь, ноги болят, плачешь, а мама говорит: «Не плачь, а то тоже поубивают». Идёшь, плачешь, слёзы глотаешь. Потом мы проходили комиссию: там такой долгий коридор и кабинет, туда заходишь, и проверяют – кто смотрел голову, кто смотрел на тело, чтобы не было ран. Были такие люди, что какая-то рана или фурункул – так это бракованные, а куда их девали – мы не знали. Они брали только здоровых. Мы проходили комиссию, а в конце получали мешки, вся одежда сбрасывалась в мешок, и оно всё жжёным, горелым воняло.

(далее…)

День Победы – было столько радости!

День Победы – было столько радости!

День Победы – было столько радости!

Я родилась в 1930 году. Немцы забирали в Германию тех, кто был 1928-29 годов, и мать нас переставила: меня переставила – написала 1932-го года, а брата 1930-го, чтобы спасти. У нас был такой староста – он был и попом немецким, и старостой, и что хотел – то и делал, но всё для людей, ни одного человека в Германию не взяли у нас. Наше село Подстепное, Херсонская область, Цюрупинский район, и вот у нас в том селе колхоз. Он взял – спалил сельсовет, как будто бы кто-то подпалил. А потом в Цюрупинске штаб стоял, он призвал фюрера одного и делал перепись с ним. И он предупредил людей, чтобы передвигали года, и передвинули, и в Германию так и не попали. Староста ни одной души в Германию не отправил, откупил, вот так едет по селу: «Ты не хочешь отдать сына в Германию?» – «Нет». Кто яйца, кто масло, кто мёд давал, что у кого есть – немцы любили яйца, масло, куры.

Вот он так проехал по селу, нагрузил подводу – и на Цюрупинск. В Цюрупинске штаб, он оттуда приезжает, говорит: «Не надо собираться, до особого распоряжения оставили». Так до особого три года брали-брали – и ни одной души не взяли. Я была чёрная, кучерявая, я два раза была в гестапо в Цюрупинске. Приехали на мотоциклах: «Юда, юда!» На мотоциклах туда отвозят и начинают бить, начинают издеваться: «Кто родители? Где родители?» А мать со старостой бегом по селу – собирают подписи, прибегают и выручают, и так было два раза. А потом хватило ума у матери – она подстригла меня, и я носила платочек, а глаза все равно чёрные, брови чёрные. И вот так я спаслась от немцев, а немцы издевались по-страшному. У нас староста большую роль играл. У нас школа была – десятилетка большая, так он что даже сумел: закрыл школу, в школу мы не ходили, немецкую церкву сделал, и ходили все молиться за фюрера, чтобы не идти в Германию. И так он нас всех спас. Это был дядько Гришка Перерва, а как по отчеству его – я не знаю.

Вот такой был староста, но когда пришли наши – бегом полицаев всех в тюрьму, а его забрали на фронт, и он погиб, вот так было. Уже когда немцы были в Казачьих Лагерях, близко, они вызвали старосту и сказали, что ночью приедут всех забрать. Приедут в 12 ночи, чтобы всех на постели схватить, скажут: «Собирайся полностью семьёй, поедем в Германию». Дядька Гришка прибежал и сказал всем, что, как только стемнеет, шли быстро в плавни (а у нас близко плавни), а оттуда до Казачьих Лагерей, где уже наши стояли. И только потемнело, он забрал свою семью, наши забрали всех, брат забрал корову даже, вся молодежь ушла в плавни.

(далее…)

Дорогие товарищи! Война закончена победой Советского Союза, поздравляю всех!

Дорогие товарищи! Война закончена победой Советского Союза, поздравляю всех!

Дорогие товарищи! Война закончена победой Советского Союза, поздравляю всех!

Я родился в деревне Соловьяновка – это Брянская область. Мы жили в прекрасном месте в Брянских лесах, дворец на берегу реки, а я любитель рыбалки с детства, привязан был к природе, пробовал охотиться со взрослыми. И, хорошо помню, как-то вечером я поймал окуней, прихожу домой, при лампе сидит мама и сестра Аннушка, говорят: «Володя, началась война». Начало было для меня такое… У меня патриотизм был такой – мол, я пионер, врагов разобьём… На Украину я попал в 1942-м году, в украинское партизанское соединение.

Я, как подрывник, был известная личность в соединении, потому что подорвал десять эшелонов – пацан, сколько мне было? 14 лет, а уже представили к званию Героя Советского Союза. После партизанщины я попал в украинскую школу партизанского движения, это случилось в 1944 году. Было это так. Я хотел идти воевать, и когда расформировывали наше партизанское соединение, меня направили в ЦК комсомола Украины, потому что меня приняли в комсомол в партизанах, до этого я был пионером ещё.

(далее…)

День победы помню…

День победы помню…

День победы помню…

Я коренная херсонка, родилась 1 мая 1935 года. По папе я в пятом поколении херсонка, а по маме ещё на два поколения больше. Я была путешественница, я любила ходить по городу. Родилась я на Забалке, собственно не на Забалке, а в Городе. Забалка от Города отделялась балкой – была глубокая балка: с левой стороны Город, с правой – Забалка. Я родилась в Городе в левой стороне. Когда я родилась, мы жили в маминой хатке, там ещё жил бабушкин брат с пятью детьми. Мама была печатницей, а папа был на все руки мастер, он был слесарь, есть даже фотография на доску почёта – бригадир слесарей. Он окончил Одесское мореходное училище, плавал до женитьбы, а потом, когда женился, решил осесть. И когда он увидел, что тесно нам, начал строить, на Краснознаменной построил дом.

С трёх лет, с 1938 года я там жила, и сейчас я там живу. В войну я была здесь, в Херсоне, потому что папа был на Финской войне и там отморозил ноги. Когда он возвратился с войны – не даром я говорю, что у него золотые руки были, он и трубопроводчик, и газосварщик, и что хотите, он даже рисовал, шил, вышивал и вязал даже, и у него была бронь, но всё равно он должен был эвакуироваться вместе с заводом. Я помню, что я, брат 1938-го года, мама и папа пришли на пристань, эвакуироваться должны были, а пароход уже ушёл. И вот мы так постоялипостояли и возвратились домой. И получилось, что мы остались в оккупационном Херсоне. Мама мне рассказывала, что на заводе «Коминтерн» был какойто засекреченный цех, и, чтоб туда попасть, нужно было специальный пропуск. Ну и когда папе что-то нужно было, ему выписывали пропуск, и он туда ходил. И там инженер работал, который всё время был в этом цехе. И когда немцы вошли, была облава, и папу в этом цеху поймали и вели по улице Краснознамённой до улицы Рабочей, и там ехала бричка, а на ней немецкий офицер. Он остановился и узнал папу, позвал конвоира, папу из этой толпы подозвали, папа подошел и узнал этого офицера.

(далее…)

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru