Культурология образования и образование культурологии: ценностно-нормативное измерение

Самосовершенствование в чтении: перечитывание + усердие = успех!

История культурологии как науки и как учебной дисциплины исполнена драматизма. У всех на памяти недавняя попытка отлучения культурологии от высшей школы и едва обозначенный в этом вопросе компромисс. Причина таких колебаний понятна: такова судьба всех междисциплинарных областей знания – каждый (философ, историк, социолог, искусствовед) тянет в свою сторону, с немалой уверенностью утверждая: «Мое, мое …». Быть может, мучительнее всего этот вопрос отпочкования культурологического знания стоит для философии с ее исконной философией культуры. Но и эта ситуация не лишена исторических аналогий. Давно закрыт спор между философией общества (социальной философией) и социологией, как самостоятельной научной и учебной дисциплиной.

Полвека политических, идеологических и вполне теоретических баталий ушло на то, чтобы признать в правах новую обществоведческую науку со своей методологией и своим предметом исследования. При этом сама философия только выиграла, сделав еще один шаг к своему историческому самоопределению. Начавшийся в ХIХ веке процесс социализации философии (в ее процессуальности как стиля мышления, стремящегося выйти за рамки своих классических форм) и философского знания (в его продуктивности как атрибута духовной культуры) продолжают осваивать в наше время молодые и бурно развивающиеся науки – политология и культурология. И это дает еще один повод для философской рефлексии. Что есть философия сама по себе, так сказать, в чистом виде?

И что она может дать конкретным наукам гуманитарного профиля, обязанным ей своим становлением? Каким образом философия власти или философия культуры, будучи самодостаточными отраслями философского знания, имеющими свое пространство философских универсалий, дают толчок к развитию специальных научных дисциплин, обрастающих своей конкретикой и эмпирической базой? За последние годы появилось огромное количество культурологической литературы, которое уже своей массой доказывает и стремится доказать свое право на существование. Но это не снимает само по себе проблемы самоопределения нарождающейся формы гуманитарного знания, поиска эффективных решений содержательной обоснованности культурологии как специальной науки о культуре.

Алгоритм перехода от философии культуры к культурологии включает в себя опосредующее звено культурфилософии, такой отрасли философствования, которая уже не мыслит себя вне культурологического дискурса. Культурфилософия относится к философии культуры так же, как религиозная философия относится к философии религии.

Она освобождает себя от обязательств нейтральности по отношению к своему предмету философствования и заявляет о своем пристрастии к этому предмету, о своей подчиненности ему. Если философия культуры принадлежит философии как целому, то культурфилософия есть акт отпочкования и попытка представить пространство философствования в ограниченных рамках самодостаточности культуры как реальности. Точно так же, как религиозная философия стремится ограничить (и подчинить) пространство философствования сферой религии2 . Университет в полной мере выражал саму идею образования как процесса, несущего и формирующего «образ» человека, процесса, по точному выражению И. Гердера, «возрастания к гуманности», образующего или созидающего человека, в результате которого образованность становится его «второй натурой». Однако с тех пор многое изменилось.

Все вузы вдруг стали называться университетами, а университеты в духе «болонского процесса» и перехода на бакалавриат стали превращаться в техникумы, центры по подготовке клерков. Образованность специалиста стали измерять тестами, подгоняя мышление творческого человека под возможности его отражения в компьютере. А чтобы поддержать систему высшей школы «в условиях рынка», т.е. отсутствия государственной под держки, стали создавать неимоверное количество коммерческих учебно-образовательных центров, где от действительного образования осталось одно название.

Еще Платон писал в своем знаменитом «Государстве»: Если хочешь разложить армию, сделай два дела: 1) лиши ее довольствия и 2) предоставь право заниматься коммерческой деятельностью. Понятно, что этот принцип с успехом действует и в других сферах: медицине, образовании и даже в экономике, если не отличать рынка от базара. Возникает вопрос: неужели нам понадобятся очередные 70 лет, чтобы понять и эту простую истину? Мировая практика высшего образования давно уже поделила всю систему вузовской подготовки специалиста на три примерно равные части: социально-гуманитарную, общенаучную и специальную, или профилирующую. Не секрет, что за последнее десятилетие тотальной прагматизации, технократизации и утилитаризации общественного сознания эта фундаментальная норма высшей школы оказалась существенно потесненной. В какой-то момент идея профессионализма взяла верх над традицией универсализма, и в эту брешь устремилось, увы, и хорошее, и плохое, а теперь ясно, что плохого оказалось больше, чем хорошего.

Практика концентрации на одном «профилирующем» предмете заметно понизила потенциал интеллектуальной и социальной мобильности выпускников вузов. Возникающий мировоззренческий и нравственный вакуум начинают заполнять бесконечно далекие от образчиков светской культуры разного рода религиозные и около религиозные, порой откровенно лженаучные концепты. Причем теперь они уже перетекают из сферы свободного личного выбора в сферу объективно назидаемого и даже навязчивого явления. Появляется ложное впечатление о невозможности внецерковной духовности и нравственности.

А за этим впечатлением следуют и столь же ложные действия, уже не способные скрыть мотивацию «нового средневековья». Все это в совокупности и обращает нас теме настоящего совещания-семинара: определению целей и задач всеобщего культурологического образования. Дело в том, что именно культурология в современных условиях раскрывает в себе колоссальный потенциал воспитывающего образования. Идя рука об руку с философией, она создает смысловой центр для всего блока социально-гуманитарных дисциплин, требующих своей консолидации вокруг ценностей светского гуманизма перед лицом вызовов современной эпохи. Если философия апеллирует к содержательной, идеальной стороне мировоззренческих систем, то культурология изучает и формирует предметную и деятельностную сторону человеческой активности. Новация культурологии в современном социально-гуманитарном знании связана с задачами интеграции разбегающихся потоков научных специализаций, а значит, соответствует и общим образовательным установкам гуманизации и гуманитаризации.

В.Д. Жукоцкий, З.Р. Жукоцкая


Комментировать


9 − два =

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru