Обучение и воспитание

Обучение и воспитание

Обучение и воспитание

Рассматривая принципы обучения и советы по методике проведения занятий, необходимо постоянно помнить, что обучение всегда обязательно сопровождается воспитанием. Воспитание неотделимо от обучения, это единый процесс. Любое занятие, независимо от желания или нежелания руководителя, несет в себе элементы воспитания. Это необходимо понимать, чтобы осознанно использовать в ходе занятий и всех других общений с обучаемыми различные методы воспитания.

Наиболее действенным методом воспитания подчиненных является, как известно, личный пример командира (начальника). Остальные методы — убеждение, упражнение, поощрение, принуждение — оказывают наибольшее воздействие только тогда, когда руководитель для подчиненных действительно является примерным командиром.

Каждый человек из встречавшихся ему в жизни учителей выделяет того, кто оказал на него большее влияние, кому хотелось подражать, о ком сохраняется память на многие годы, как об образце человека.

Такое воспитывающее влияние личности руководителя особенно сильно проявляется в армейских условиях, где солдаты и сержанты срочной службы, курсанты военных училищ практически постоянно находятся под руководством своих командиров. Естественно, что молодые люди с первых дней армейской жизни многое перенимают от своих учителей, стараются подражать им. И поэтому каждый офицер должен сознавать свою ответственность не только за обучение подчиненных, но и за их становление как сознательных людей.



style="display:inline-block;width:240px;height:400px"
data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"
data-ad-slot="1061076221">

При этом следует понимать, что воспитание на личном примере обеспечивается, главным образом, влиянием на подчиненных всех сторон личности командира, а не отдельными удачными занятиями, умелой стрельбой, вождением машин, хорошей строевой выправкой, дисциплинированностью и т. п. Все эти элементы своей деятельности командир обязан выполнять па высоком уровне, образцово, и они, конечно, оказывают значительное воздействие на подчиненных.

Но главное в воспитании на личном примере заключается в целостном влиянии командира на подчиненных всей суммой своих человеческих качеств, т. е. воздействием на них своей личностью. Что подразумевается при этом? Чтобы полнее разобраться и глубже понять возможности успешного воспитания на личном примере, напомним, как военная психология рассматривает четыре структурных элемента личности военного человека: способности, характер, темперамент, направленность.

Под способностями понимают уровень и возможный темп развития мышления, памяти, наблюдательности, воображения; отдельно можно оценивать способности человека по зрению, слуху, осязанию, координации. Способности командира наиболее ярко проявляются в его умении быстро и правильно оценивать обстановку; принимать рациональные решения и твердо проводить их в жизнь; организовывать, руководить и командовать подразделениями; выслушивать и понимать старших командиров, товарищей и подчиненных.

О значении в воспитании обучаемых способностей памяти и наблюдательности преподавателя можно привести такой пример. Опытные руководители, начиная занятия с новыми учебными группами, стараются как можно быстрее запомнить всех обучаемых и по званиям, и фамилиям, и по их характерным внешним чертам.

Для этого они, во-первых, внимательно знакомятся с анкетными данными новых обучаемых, составляют себе их списки, интересуются мнением командиров подразделений о них; во-вторых, на первых занятиях стараются запомнить каждого обучаемого, обращают внимание .на правильное произношение фамилии. Чтобы быстрее запомнить обучаемых, некоторые преподаватели пользуются — по их рассказам — «внешними признаками» — ростом, внешним видом, особенностями лица и т. д.; например, курсант по фамилии Рыжиков, отмечает себе преподаватель, вовсе не блондин, а темноволосый; курсант Свиридов — со значком мастера спорта СССР и т. д.

В результате уже после одного-двух занятий преподаватель с хорошо натренированной памятью и наблюдательностью может правильно запомнить всех обучаемых. Это очень помогает ему и в организации занятий, и в целях воспитания: обращение к обучаемому не просто «Товарищ курсант», а «Курсант Сидоров» дисциплинирует и мобилизует на более активную и добросовестную работу, как бы с персональной ответственностью обучаемого. И плохо, когда преподаватели, недооценивая это, длительное время, иногда до конца учебы, не знают всех обучаемых по фамилиям. Это не только минус в воспитательной работе, но и несоответствие принципу индивидуального подхода в обучении.

Способности своего командира, как правило, безошибочно оценивают подчиненные по многим моментам ого действий, начиная с поведения при докладах старшим начальникам, в различных условиях занятий и учений, кончая беседами на темы политики, науки, музыки, спорта и т. д. И естественно, что они в той или иной степени начинают следовать его примеру, подражать ему.

Таким образом, вслед за командиром могут развивать способности его подчиненные. Понятно поэтому, что каждый командир, совершенствуя свои способности, содействует этим воспитанию солдат, курсантов. Развитие собственных способностей — первый путь повышения действенности метода воспитания на личном примере.

Далее следует понимать, что помимо способностей, в воздействии на подчиненных личности командира существенно сказываются его характер и темперамент.

Человеком с твердым характером считают того, кто постоянно действует в соответствии с собственными взглядами, самостоятельно принимает решения и настойчиво их осуществляет. Твердость характера проявляется в трудолюбии, аккуратности, дисциплине, пунктуальности человека; в чисто военных чертах — смелости, самоотверженности, хладнокровии, бдительности, готовности к взаимовыручке. Обычно люди с твердым характером остаются скромными, не «высовываются», не рисуются, обладают чувствами м собственного достоинства и гордости. В то же время им неприсуще упрямство, заносчивость; они умеют выслушивать мнение других и, если оказываются неправыми, признавать свои ошибки.

Понятно, что черты характера командира — особенно по отношению к службе, товарищам, самому себе — играют значительную роль в воспитании па личном примере. Вырабатывать у себя положительные черты характера необходимо каждому командиру-воспитателю. Это одновременно идет на пользу и командиру, и его подчиненным.

Помимо характера личность человека оценивается его темпераментом — подвижностью, уравновешенностью, возбудимостью, умением управлять своими эмоциями. Темперамент командира может оказывать значительное влияние на воспитание подчиненных, как положительное, так и отрицательное.

Неуравновешенный, легко возбудимый, невыдержанный командир, принимающий вследствие этого «волевое», но иногда непродуманное решение — очень плохой пример для воспитуемых. Таким командирам часто свойственна и своего рода распущенность, проявляющаяся в употреблении непристойных выражений, окриках и оскорблениях подчиненных. Особым злом в этом поведении является стремление обидеть, унизить подчиненного, обругать его. Приходится признать, что мат, как средство оскорбления, получил очень широкое распространение среди определенного круга офицеров и сержантов, а иногда даже и среди старших командиров.

Такое поведение, как правило, является не следствием проявления темперамента, а недостатком культуры, невоспитанностью и прямым злоупотреблением властью. Больше того, к сожалению, имеет место со стороны некоторых старших начальников одобрение таких командиров, как, якобы, волевых, решительных людей.

Нет нужды разъяснять, насколько пагубно такое ошибочное мнение; сколько конфликтов, вплоть до серьезных нарушений и даже воинских преступлений, вызывает иногда подобное поведение невыдержанных командиров. Характерно, что такого рода люди никогда не допускают невыдержанности в отношении вышестоящих начальников или лиц, от которых могут получить достойный отпор. Это подтверждает заключение о том., что причина грубости и хамского поведения кроется не в темпераментности человека, а в его невоспитанности и уверенности в своей безнаказанности.

При этом, никакие другие положительные стороны личности не покрывают тех издержек воспитания, которые допускаются упомянутым поведением. Умный и действительно волевой командир всегда умеет справляться со своими эмоциями, во всех без исключения случаях остается образцом выдержанности и уравновешенности, никогда не допуская оскорбления человеческого достоинства подчиненных и своих товарищей, каким бы темпераментом он не обладал.

Все сказанное особенно важно учитывать в условиях военно-учебных заведений, где обучаются будущие офицеры. Все пробелы в воспитании, допущенные в училищах, во много крат будут затем повторяться в войсках. Этого нельзя допускать. И важнейшая фигура учебно-воспитательного процесса в училище — военный преподаватель — должен быть действительно образцом командира для обучаемых.

Уместно затронуть здесь еще один весьма важный вопрос. Многие командиры, можно даже уверенно сказать большинство в армии, являются курильщиками табака.

Табакокурение даже считается чуть ли не признаком мужественности, зрелости командиру. Хотя в действительности большинство курильщиков прикрывает этой привычкой как раз недостаток выдержанности и воли. И табакокурение от командиров передается нх подчиненным: в данном случае этот дурной пример оказывается весьма заразительным.

В результате, в подразделениях, где командиры сами курят, большиство приходящих к ним в подчинение некурящих юношей за время службы привыкают к курению. Такое «воспитание» на личном примере приводит к тяжким последствиям; после окончания службы многие бывшие солдаты остаются курильщиками на всю жизнь.

К сожалению, в нашей армии практически не ведется никакой борьбы с табакокурением, не проводится разъяснительной работы о вреде табака ни по линии медицинской службы, ни по линии политических отделов. А ведь она необходима. Особенно остро следует поставить вопрос о борьбе с курением в военных училищах. Нельзя допускать далее такого положения, когда многие курсанты за время обучения становятся курильщиками. Офицеры училища, особенно преподаватели, должны показывать пример отказа от этой дурной привычки. И уж по крайней мере, командиры и начальники не должны демонстративно курить па глазах у курсантов, им следует строго соблюдать правила курения только в отведенных местах.

Следует и подсчитать, насколько больше потерь трудоспособности у курящих военнослужащих по сравнению с некурящими. Известно ведь, что физическое состояние, способность переносить высокие нагрузки у курящих людей намного ниже, чем у некурящих. Наконец, курение табака часто является первым шагом к употреблению наркотиков.

Все сказанное особенно важно учитывать в условиях военно-учебных заведений, где обучаются будущие офицеры. Все пробелы в воспитании, допущенные в училищах, во много крат будут затем повторяться в войсках. Этого нельзя допускать. И важнейшая фигура учебно-воспитательного процесса в училище — военный преподаватель — должен быть действительно образцом командира для обучаемых.

Поясним эту сторону характеристики личности примером. В одном военном училище в течение ряда лет служил преподавателем огневой подготовки офицер Ю. Тендряков. Способный, с хорошей военной и общеобразовательной подготовкой, он зарекомедовал себя уже после первых лет работы умелым, с твердым характером преподавателем. Отличный стрелок и спортсмен, умелый организатор, общительный и доброжелательный к курсантам и товарищам, он стал любимцем коллектива кафедры. На его занятиях всегда было интересно, руководитель сам образцово показывал действия с вооружением, без устали помогал обучаемым осваивать приемы стрельбы, часто бывал на самоподготовке. Его учебные отделения на экзаменах получали высокие оценки. Считалось, что майор Тендряков является хорошим примером для воспитания будущих офицеров. Однако часть товарищей по службе не соглашалась с этим. И вот, на одном партийном собрании с повесткой дня о личном вкладе коммунистов в совершенствование дела обучения и воспитания курсантов состоялся открытый разговор о майоре Тендрякове. Сущность претензий к нему подробно объяснил начальник кафедры. Они сводились к следующему:

«Все личные положительные стороны майора Тендрикова, казалось бы, должны обеспечивать его примерность в деле воспитания курсантов; курсанты его любят и стараются подражать ему. Но каковы при этом его жизненные устремления и мотивы жизненных целей? Они заключаются — и этого майор Тепдряков не скрывает ни от товарищей, ни от курсантов — в успешном продвижении по службе до пенсионного возраста, приобретении личной автомашины, хорошей квартиры и импортной мебели, постройке дачи и т. п. И для достижения этих целей он употребляет массу своей энергии, реализует свои «пробивные» способности, свое обаяние. И некоторые курсанты, да и отдельные офицеры одобряют такое поведение; считают за положительные качества человека его способности достать «дефицит», словчить, схитрить. Понятно, что такая направленность личности недостойна советского офицера.

Личные блага не могут являться движущей силой деятельности человека. Его устремленность и жизненные цели должны быть выше сытости. Для командира Советской Армии они, в первую очередь, заключаются в полной отдаче своих сил, знаний, умений на общее дело укрепления оборонной мощи страны, беззаветное, бескорыстное служение Родине. Подчиненные должны видеть такую направленность личности командира, только такой командир может служить им примером. Преподаватель военного училища для курсантов должен являться образцом профессионала-военного, человека глубоких и искренних убеждений в долге и обязанностях советского офицера.

Однако эти требования вовсе не отрицают желания каждого из нас жить в хорошей квартире, иметь красивую одежду, мебель, интересные книги и т. д. Больше того, создание хороших социально-бытовых условий для всего советского народа, в том числе и для военнослужащих, — одна из главных задач перестройки, определенная XXVII съездом нашей партии. К сожалению, пока эти задачи решены далеко-далеко не полностью. И только честная добросовестная работа на своих местах каждого советского человека, всех нас, позволит выполнить их возможно быстрее. Получение личных жизненных благ не должно идти за счет других. Желание добиваться их любыми средствами неизбежно приводит к неэтичным поступкам, снижению требовательности к собственной совести, а, следовательно, к упущениям в служебных обязанностях. На такой грани стоит сейчас майор Тендряков. Мы открыто говорим ему об этом, чтобы помочь осознать свои ошибки».

Так закончил свое выступление начальник кафедры. На партийном собрании майору Тендрякову пришлось выслушать резкую и справедливую критику в свой адрес и со стороны других товарищей. К чести офицера этот разговор пошел ему на пользу, помог многое понять и переоценить.

В описанном случае достаточно подробно показано, что первостепенное значение в воспитании подчиненных следует придавать направленности личности командира, определенное его жизненных устремлений, отвечающих высоким целям службы в Вооруженных Силах нашей Родины. Помимо личного примера преподаватель в ходе занятий должен широко пользоваться и такими методами воспитания, как убеждение и поощрение.

Ранее уже приводились примеры умного применения метода убеждения, в частности, при воспитании у обучаемых психологической устойчивости, умении мобилизовать усилия и волю для решения поставленных задач. Убеждение как метод воспитания удачно сочетается с поощрением.

Об эффективности такого воспитания рассказывает офицер, которому за время преподавательской работы приходилось проводить занятия со всеми категориями военнослужащих — от солдат до генералов включительно. И во всех случаях — рассказывал он — при возникающих у обучаемых трудностях, ошибках в выполнении каких-либо действий, вместо замечания или выговора он спокойно предлагал повторить прием; убеждал, что главное уже сделано и понято правильно; показывал, как надо исправить ошибку и после выполнения обучаемым правильного приема обязательно одобрял его; не забывал похвалить обучаемых за каждый их успех, особенно, за настойчивость, сообразительность и старательность.

И такое поощрение всегда способствовало общему делу, воспитывая у обучаемых уверенность в свои силы и возможности. Для закрепления этих качеств руководитель может применять как метод воспитания упражнение. Одноразового выполнения приема или действия обычно недостаточно для его надежного усвоения. Поэтому для закрепления уверенности обучаемых в прочности своих умений, надо практиковать многократное повторение трудных действий с целью выработки у обучаемых навыков при условии, конечно, их сознательного участия в упражнениях.

Убедительный пример важности метода упражнений в воспитании приводил офицер-зенитчик, вспоминая трудные дни первого периода Великой Отечественной войны.

В Севастопольском училище зенитной артиллерии, в котором он учился перед войной, много времени уделялось тренировкам курсантов по многим предметам обучения, в том числе, по огневой службе. Ежедневно в специально отведенные распорядком дня часы проводились тренажи по выполнению команд «К бою», «Отбой» у зенитных орудий, в приемах ведения огня по воздушным целям на различных курсах и, особенно, по самолетам, пикирующим на батарею. Курсанты старшего курса научились их хорошо выполнять и считали, что такие тренировки для них уже не нужны. В ответ на это один из командиров курсантских взводов говорил, что тренажи нужны постоянно для того, чтобы работать у орудий без единой задержки даже в том случае, когда «земля смешается с небом». Вскоре это довелось вспомнить бывшим курсантам-севастопольцам.

В начале Великой Отечественной войны они, ставшие уже лейтенантами, были направлены на фронт. В одном из боев на дальних подступах к Москве батарея 37-мм зенитных пушек, в которой все командиры взводов были молодые выпускники Севастопольского училища, впервые подверглась налету пикирующих бомбардировщиков. При пикировании проводилось бомбометание, обстрел из пулеметов и включались специальные воющие сирены. Все это оказало очень сильное моральное воздействие. И получилось так, что при заходе на батарею первого фашистского самолета, расчеты от орудий попрыгали в окопы и щели, а вместе с ними и молодые лейтенанты.

И в этот момент раздалась громкая команда командира батареи (кстати, тоже выпускника этого же училища): «По пикирующему над вторым, скорость 150, высота 30…». И эта привычная команда, которую выполняли на сотнях проведенных ранее тренировках, оказалась сильнее чувства страха, лейтенанты — командиры взводов, выпрыгнули из окопов, за ними — расчеты; заняли места у орудий и открыли огонь. Фашистские бомбардировщики— их было три — не рискнули более пикировать на батарею автоматических зенитных пушек, батарея в том бою потерь не понесла, а самолеты противника не были допущены к обороняемому объекту.

Вот после чего становится понятным значение твердых, доведенных до автоматизма действий орудийных расчетов! Вот для чего необходимы и в мирное время постоянные и систематические тренировки по самым различным разделам боевой подготовки. И так же неустанно, как сами тренировки, надо проводить разъяснение их значения, искать пути превращения их из нудных, однообразных занятий в сознательные упражнения, с элементами состязаний, активным и сознательным участием в них обучаемых. Только при этом метод упражнения станет активным средством воспитания.

Как этого достигать? Хорошую память, как об умелом воспитателе, оставил о себе в этом отношении один из опытных преподавателей курсов «Выстрел» 60—70-х годов полковник И. Н. Баранов. Он примерно так объяснял свои приемы работы со слушателями по вовлечению их в активное участие в тренировках.

«Во-первых, надо очень продуманно объяснить цель тренировочных занятий. Не просто указать, что каждому необходимо иметь доведенные до автоматизма навыки в таких-то приемах, действиях; не запугивать зачетами и экзаменами, хотя и предупредить, что всем придется сдавать па них выполнение различных нормативов. Не в этом главная суть тренировок. Главная задача — выработать такие твердые навыки в выполнении необходимых приемов, которые затем позволят в сложных условиях учений и, тем более, боевых действий сосредоточить внимание на главном, что требует участия сознания, мышления. А все остальные приемы работы с приборами, вооружением, средствами связи и т. д. будут тогда выполняться автоматически, на них не будет отвлекаться сознание. Вот ради чего стоит упорно и настойчиво тренироваться».

Полковник Баранов приводил много убедительных примеров значения выучки, натренированности, слаженности экипажей и расчетов для достижения успеха в бою. Как, например, выручили в одном из первых боев с фашистскими захватчиками имеющиеся личные навыки в решении огневых задач и навыки экипажей в действиях при вооружении. Будучи командиром взвода танков Т-34, он находился в своей машине, когда были обнаружены танки противника. Они в боевом порядке наступали в направлении позиции взвода. Действовал он, как теперь понимал, чисто автоматически, будто в огневом городке на тренировочных занятиях, Определил расстояние, назначил цель каждому танку, подал команду взводу И своему экипажу и приказал ждать его команды «огонь» до подхода противника на рубеж 800 м, который он заранее наметил всем машинам. Голова была занята главным: как надежнее поразить цели, а все остальное — наблюдение за нолем боя и за воздухом, работа на радиостанции, расчет исходных установок (даже поправку на сильный боковой ветер учел), подача команд— все делалось как бы само по себе автоматически. И действия эти были привычны, выполнялись легко, с каким-то подъемом, уверенностью — даже испугаться по-настоящему не успел. Один танк противника был, подбит, остальные изменили направление и попали под фланговый огонь соседнего взвода.

«Вот как помогли прочные хорошие навыки, Может быть поэтому, — заключил этот рассказ слушателям И. Н. Баранов, — я остадся жив и сейчас занимаюсь, с вами».

Вторым, но не менее важным значением тренировочных занятии, од считал и объяснял это обучаемым, является то, что наличие прочных навыков до минимума сводит вероятность ошибки в действиях даже в, трудных, подчас критических условиях. А какова цена даже незначительных ошибок хотя бы одного члена экипажа, номера расчета, например, в действиях при вооружении современного тгшка, артиллерийских и ракетных комплексов и других видов боевой техники? Если в прошедшую войну подобные ошибки стоили крови, а иногда даже жизни отдельных людей, то в условиях применения оружия массового поражения ошибки в управлении вооружением могут иметь тяжелейшие последствия. Твердые навыки во всех элементах деятельности солдата, сержанта, офицера-необходимое условие для падежных безошибочных действий на стрельбах, учениях и тем более в бою.

Так настойчиво и постоянно объяснял полковник Баранов значение тренировок в воспитании у воинов надежности в боевом применении вооружения, в умении действовать безошибочно ь, труднейшей обстановке.

Проводил он все тренировочные занятия живо, интересно, с большими нагрузками для обучаемых и для себя всегда был готов еще раз показать рациональный прием сам; объективно, строго, но дружелюбно оценивал действия обучаемых; радостно принимал их удачи, не скрывая, расстраивался при ошибках и недоработках. Подобный упор на осознанность целей упражнения обязан делать каждый офицер-воспитатель, это во многом определит успех упражнения и как метода воспитания, и как метода обучения.

В ходе занятий надо уметь применять и такой метод воспитания, как принуждение. Им можно пользоваться для выработки у обучаемых хладнокровия, выдержки, упорства, например, на таких занятиях, как метание боевых ручных гранат, стрельба из противотанковых гранатометов, на некоторых занятиях по физической подготовке и в других случаях, когда обучаемые из-за чувства страха, несмотря на убеждения руководителя и товарищей, не хотят подвергаться опасности. Четкий строгий приказ руководителя в этих случаях может явиться эффективным методом воспитания. И часто, преодолев страх под жестким приказом руководителя, выполнив действия, обучаемые уже очередной смене сами предлагают не бояться, искренне говоря, что ничего опасного в упражнении нет…

Насколько действенным может оказаться влияние хорошего преподавателя на становление будущих командиров рассказывал, исходя из собственного опыта, начальник одного из циклов курсов «Выстрел» 70-х годов генерал-майор Б. Н. Скоморошко. Прошло более 30 лет после его учебы в Тбилисском артиллерийском училище, пройдены испытания Великой Отечественной войны, многие годы службы в войсках, но в памяти сохранились умные советы по воспитанию подчиненных, которые давал курсантам в училище па своих занятиях хороший педагог — преподаватель военной администрации. Его примеры явились руководством во многих случаях армейской жизни. Вот некоторые из них.

…Командир отделения проверил в казарме тумбочки, нашел в одной из них беспорядок и делает подчиненному замечание: «Вы что, рядовой Смирнов, хотите, чтобы я из-за Вашего разгильдяйства получил выговор от командира взвода? Что делается у Вас в тумбочке? Безобразие! Устранить и через 10 минут доложить». Рассказав такой знакомый всем случай, преподаватель спрашивал курсантов, правильно ли поступил командир отделения, можно ли делать такие замечания? После нескольких различных ответов курсантов он объяснил, что при такой форме замечания получается, что порядок в тумбочке нужен только для того, чтобы не ругали командира отделения. Так подчиненные могут подумать — пусть достается за беспорядок командиру, а нам-то что?

А дальше преподаватель, становясь в роль командира отделения, объяснял, как можно было бы сделать замечание нарушителю: «Рядовой Смирнов, когда в тумбочке нет порядка, когда не сложено на ночь как следует обмундирование и снаряжение, Вы не сможете быстро собраться по тревоге, опоздаете в строй, за-держите свое отделение, взвод, батарею. А подумайте дальше. Опоздала батарея, задержался дивизион — что дальше? Это минус боевой готовности нашего полка, всей Красной Армии! Вот что значит несобранность, неаккуратность одного лишь рядового! Думаю, что Вы все поняли. Пусть и для всех этот разговор будет важным уроком. Тумбочки проверю после обеда».

И курсанты, будущие командиры, поняли и увидели глубокий смысл в этом простом, но таком убедительном примере. Запомнилось надолго и такое выражение преподавателя: «Поспешность — плохой советчик». Объяснение к нему он приводил на таком примере.

Совершил подчиненный дисциплинарный проступок, какое-то нарушение воинской дисциплины. Командир, естественно, огорчен, рассержен. Вот и не надо при этом сразу объявлять провинившемуся меру взыскания, как это делают часто невыдержанные или малоопытные командиры: «Объявляю Вам трое суток ареста» и т. п. Правильнее поступить так. Сразу можно объявить подчиненному, что на него за допущенный проступок будет наложено дисциплинарное взыскание, не указывая, какое именно.

Нарушитель какое-то время будет иметь на раздумье и собственную оценку случившегося — это, как правило, идет на пользу воспитания, а командир, успокоившись и хорошо разобравшись в обстоятельствах нарушения, точнее оценит степень вины нарушителя, а может выяснится — и соучастников нарушения. Только теперь он сможет правильно н объективно определить меру взыскания.

А может быть еще и посоветуется по поводу случившегося со старшими товарищами, с секретарем партийной (комсомольской) организации подразделения. И вот после этого обоснованно и объективно определенная мера взыскания объявляется, например, па вечерней проверке. Тогда она будет действенной воспитательной мерой. А поспешность в таком деле — негодный советчик! Так учил поступать курсантов опытный командир-преподаватель не только в описанной ситуации, но и во всех других случаях, когда от командира не требуется немедленного решения. И такие действия не только не снижают авторитет офицера за его, якобы, нерешительность, а наоборот, укрепляют веру подчиненных в его выдержку и объективность, такие важные слагаемые авторитета командира.

Этот совет, рассказал генерал, много раз он использовал и в трудные времена войны, и затем в мирные будни. И этому учил своих командиров. Запомнился ему и такой рассказ преподавателя из той далекой курсантской поры.

Командир роты вызвал командира взвода и поставил ему задачу — в течение воскресенья вымыть окна в кабинетах командира и начальника штаба батальона, затем покрасить там белой краской оконные рамы и подоконники. Взять для этого двух солдат взвода. Так приказал командир батальона.

Командир взвода ответил «Есть» и спросил, кто откроет ему указанные комнаты и где получить белые тряпки для мытья и протирки окон, а также кисть и краску? Командир роты объяснил, что дежурному по батальону дана команда открыть кабинеты, ну а остальное командир взвода должен достать — на то он и лейтенант.

К понедельнику окна в кабинетах были чисто вымыты, а рамы и подоконники окрашены. Командир роты передал командиру взвода удовлетворение командира батальона, солдатам была объявлена благодарность.

Во вторник командир части на совещании офицеров приказал своему заместителю разобраться,кто из солдат взломал вагончик-подсобку на близлежащей стройплощадке, откуда были украдены малярные кисти и бидон с краской. Позже он поделился со своим заместителем по политической части жалобой своей жены — у нее в субботу вечером пропали с веревки, где сохло выстиранное белье, простыня и две наволочки. Женщины военного городка, расположенного рядом с частью, видели у белья двух солдат….

Из подобных рассказов преподаватель делал курсантам важные выводы о методах воспитания подчиненных; объяснял, в частности, какое огромное зло приносит дисциплине и порядку в армии практика приказаний «Достать и сделать», к стыду нашему, существующая и по настоящее время у некоторых недалеких командиров.

Так, с большой теплотой и благодарностью вспоминал генерал Скоморошко своего давнего преподавателя военной администрации, который находил возможность умело объяснить курсантам не только свой предмет, но и важные вопросы практики воспитания. Жаль, что не запомнил он фамилии того преподавателя, но важнее, что запомнил и выполнил его советы. Можно определенно сказать, что он был мастером единения обучения и воспитания.

Важным элементом воспитания обучаемых на личном примере является, как уже отмечалось, поведение преподавателя, а также его выправка, внешний вид, умение содержать свою одежду в образцовом порядке, умение носить военную форму красиво — в классе, поле, зимою и летом. Слушатели курсов «Выстрел» 50— 60 гг. помнят таких преподавателей, как Герой Советского Союза полковник Г. Т. Скирута, полковники И. В. Федотенков, В. Н. Рентель и других. Они отличались своей подтянутостью, строевой выправкой, строгим соблюдением формы одежды, носили ее с достоинством, своеобразным шиком.

Их сапоги были пошиты в мастерской хорошим сапожником; гимнастерки, брюки, кителя, рубашки всегда отглажены, отлично подогнаны по фигуре и безукоризненно чисты. Даже в поле во время проведения стрельб на полигоне полковник Федотенков умудрялся всегда оставаться будут подлинным примером для воспитания у обучаемых честности, объективности, порядочности.


Комментировать


девять − = 1

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru