Социальные условия благотворительности в России | Знания, мысли, новости — radnews.ru


Социальные условия благотворительности в России

На протяжении длительного феодального периода развития России между массой народа, основу которого составляли крестьяне, и государством, находившемся в руках дворян-землевладельцев, существовали сложные, порой остроконфликтные отношения, связанные с принудительным трудом и изъя-

тием у земледельцев созданного ими продукта. Однако и в этих условиях формировалась благотворительность. Важную роль сыграло принятие в России в 988 г. христианства, которое призывало к состраданию и помощи людей друг другу, делать добро ближнему. В первую очередь возникла благотворительность князей и церкви (монастырей): попечительство о нищих, убогих, вдовах и сиротах. Важнейшим положением в христианстве является любовь к ближнему, прежде всего помощь страждущему, оказание личной милостыни. Князь Владимир (960 – 1015) официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением и определял десятину из казны на содержание монастырей, церквей, богаделен и больниц. Прославился благотворительностью и его сын Ярослав Мудрый (1019 – 1054). При нем в Новгороде было открыто сиротское училище для 300 юношей, заботился о бедных, был

«Христолюбив и нищелюбив». В первом кодексе законов «Русская правда», составленном во время княжения Ярослава Мудрого в 1016 г. и дополнявшемся в последующие периоды, содержались статьи, защищавшие интересы вдов и сирот при дележе наследства. Благотворительностью занимался и брат его Мстислав Владимирович, князь Тмутараканский. Великие князья Изяслав Ярославич, княживший с 1054 г., и Всеволод Ярославич, княживший с 1078 г., любили помогать бедным и оказывали монастырям многие благодеяния.

В те времена человеколюбие на деле означало нищелюбие. В. О. Ключевский так писал о русской средневековой благотворительности: «Любовь к ближнему полагали, прежде всего, в подвиге сострадания к страждущему, её первым требованием признавали личную милостыню. Такая помощь рассматривалась не как средство облегчить жизнь нуждающимся, а как духовное, нравственное возвышение самого дающего» [3, с. 462]. И он добавлял: «Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья: она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему» [3, с. 463]. Он полагал, что «… нищенство считалось в Древней Руси не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из главных средств нравственного воспитания народа, состоящим при Церкви практическим институтом общественного благонравия» [3, с. 464]. Вследствие нелёгкого климата в России часто случались неурожаи, а за ними и голод. Многим необходима была помощь для выживания.

Роль великих князей и монастырей была очень важной. В Поучении Владимира Мономаха (1053 – 1125) говорится: «Всего же более убогих не забывайте, но, насколько можете, по силам кормите и подавайте сироте, и вдовицу оправдывайте сами, а не дайте сильным губить человека» [3]. Он полагал, что милостыня, наряду с покаянием является обязанностью каждого христианина. Великие князья периодически осуществляли развоз продовольствия по городам для раздачи бедным и заключённым в тюрьмы. Так, Александр Ярославич Невский (1221 – 1263) постоянно осуществлял помощь бедным и сиротам, брал под свою непосредственную защиту слабых и неимущих. Органами общественного призрения служили монастыри, при них, как и при приходских церквях, устраивались богадельные избы, куда без разбора принимались профессиональные нищие, образовавшие особый класс под именем «церковных и богадельных людей».

Возникновение государственной политики помощи бедствующим произошло в середине XVI в. при Иване Грозном (1530 – 1584). В то время население Руси тяжко страдало от набегов татар и угона множества людей в плен, поэтому выкуп пленных становится общественным долгом всех россиян. Кроме этого в стране

было множество нищих, голодных и больных. Для рассмотрения тяжёлых проблем, накопившихся в стране, в 1551 г. был созван Стоглавый собор (получил такое название по включённым в его решения 100 главам) [5]. Собор в первую очередь решал церковные вопросы (укрепления церковной дисциплины, унификации обрядов и служб, регламентации переписи церковных книг и др.), но вместе с тем были приняты решения по социальным, благотворительным проблемам. По острому вопросу о выкупе пленных соборный ответ был таков: «Которых окупят царёвы послы в ордах и во Цареграде, или в Криму, или в Казани, или в Асторохани, или в Кафи, или сами окупятся, и тех всех пленных окупати из царёвой казны… А сколько годом того пленного окупу из царёвой казны разойдётся, и то роскинути на сохи по всей земли, чей кто не буди, всем ровно, занеже таковое искупление общая милостыня порицается, и благочестивому царю и всем православным великая мзда от бога будет» [5, гл. 72]. Немало людей страдали от неурожаев, пожаров, болезней и произвола помещиков, что порождало массу бедных и нищих. Собор признал, что «нищие и клосные (т. е. прокажённые), и гнилые, и престарившиеся в убожестве глад и мраз и зной и наготу и всякую скорбь терпят», и постановил осуществлять перепись нуждающихся и создавать в каждом городе богадельни, а также определил перечень средств на их содержание: «Да повелит благочестивый царь всех прокажённых и престаревшихся описати по всем градам опроче здравых строев, да в коем ужде граде устроить богадельни мужские и женские, и тех прокажённых и престаревшихся, не могущих нигде же главы подклонити, устроити в богадельнях пищею и одеждою… такие богадельни должны содержаться доброхотными пожертвованиями, находиться в заведовании добрых священников и целовальников» [5, гл. 73]. Однако эти решения не выполнялись: денег у разорённого войнами и опричниной государства не было. По всей стране бездомные и нищие просили милостыню, но лишь немногие могли обрести кров. В тяжёлых для простого люда условиях жизни использование процентов по займам усугубляло их положение, поэтому Стоглав запрещает взятие процентов по долгам: «А что святительские казённые денги в росты дают и хлеб в наспы, такоже и монастырские казённые денги дают в росты и хлеб в наспы, и о том божественное писание и священные правила не токмо епископом и прозвитером, и дияконом, и всему священническому и иноческому чину возбраняют, но и простым не повелевают резоимьство и лихву истязати. И того ради отныне по священным правилом святителю и всем монастырём денги давати по своим селом своим хрестьяном без росту и хлеб без наспу того для, чтобы за ними християне были, и села бы их были не пусты» [5, гл. 76]. Это не устраняло практики получения процентов, но всё же сдерживало их широкое использование. Хотя Стоглав и заложил принципы государственной помощи нищим, бедным, больным, однако вся последующая политика Ивана Грозного вела к их увеличению в результате введения опричнины и поражения в Ливонской войне. Как видим, глубоко ошибочная внутренняя и внешняя политика царя Ивана Грозного привела к громадным людским, материальным и духовным жертвам страны. Силы страны были подорваны, господствующий класс и простой люд были разорены,

что привело Русское царство к политическому и экономическому упадку, так что говорить о какой-либо благотворительности в тот период времени невозможно. История вела Россию через социально-экономические катастрофы к более гуманному строю, который гарантировал хотя бы право на жизнь.

Общественная благотворительность стала совершенно необходимой в Смутное время в начале XVII в., при царе Борисе Годунове (1552 – 1605). Ухудшение климата приводило к частой гибели урожая, особенно в начале XVII в., когда наступила полоса обширного голода и большой смертности. Царь открыл для голодных амбары с зерном, не жалел казны, щедро раздавал в Москве милостыню, предпринял обширные постройки, чтобы доставить заработок нуждающимся, боролся со спекулянтами, предписывал обязательные цены и карал тяжкими штрафами тех, кто таил свои запасы. Царь велел подбирать бесприютные жертвы и спасать их от голода. В те времена бедным, нищим и больным помогали и частные благотворители из дворян. Первые сведения о попытках организовать призрение относятся ко времени правления царя Фёдора Алексеевича (1661 – 1682). При нем был издан указ об открытии в Москве приютов и богаделен. Он и его супруга продолжали существовавшую и до них традицию личной благотворительности – раздачи милостыни «сирым и убогим», но за основу благотворительных дел признавалась церковь.

При царе Алексее Михайловиче (1629 – 1676) хотя и сохранялись личные пожертвования монастырям на благотворение, на помощь нуждающимся во время голода или стихийный бедствий, царь обязал каждого из ближних бояр выплачивать определённые суммы на содержание богаделен, которые находились при монастырях, в которых с древности селились больные, увечные, погорельцы. Бедных иногда устраивали работниками на монастырских землях, и они даже платили за это монастырю небольшой оброк. В то же время возникли государственные организации – приказ строения богаделен и «полоняничный приказ», занимавшийся выкупом пленных. Продолжает эту линию и Фёдор Алексеевич (1676 – 1682), издавший указ об открытии в Москве приютов для беспризорных детей, где их обучали грамоте и полезным ремёслам. Также в Москве были открыты две богадельни, к концу XVII в. их стало в столице уже десять. Очевидно, что Россия в этом веке смогла преодолеть тяжелое расстройство го-

сударства и хозяйства, укрепила феодальный строй и смогла обратить большее внимание на помощь бедствующим людям.

Во время царствования Петра I (1672 – 1725) осуществлялось искоренение значительного праздного нищенства,

питаемого частной милостыней. Ключевский писал: «Эта праздная или непроизводительная занятая масса почти всею тяжестью своего содержания падала на те же рабочие, тяглые классы, из которых и казна извлекала свои доходы, и в этом отношении являлась соперницей государства, перехватывая у него средства, которые могли бы идти на пополнение государственной казны. Пётр I со своей природной хозяйственной чуткостью хотел пристроить этот люд к настоящему делу, использовать его в интересах государства, для тягла и службы» [6, с. 85]. Нищих и бродяг ловили, наказывали и определяли в принудительную работу или в солдаты. Благотворители могли вносить свои пожертвования лишь в богадельни, частная благотворительность подверглась государственному урегулированию путём установления органов призрения и создания средств, необходимых для этого развития дела. Для правительства Петра I благотворительность носила чисто организационный момент, в частности, детство и сиротство стали объектом внимания государства. В 1706 г. Открылись приюты для «зазорных младенцев», куда приказано было брать незаконнорождённых детей, соблюдая тайну их происхождения. В 1715 г. Пётр I учредил в крупных городах госпитали для брошенных детей, которые содержались как за счёт доходов от монастырей или городской казны, так и на частные пожертвования. В 1712 г. Пётр I подписал указ о строительстве богаделен в каждой губернии, и в Москве было создано 87 богаделен. В них призревались не только нищие, но, например, и подкидыши. Однако частная благотворительность при Петре не получила значительного развития, общество бюрократизировалось. По Ключевскому, «Государство, загораживаемое канцелярией, отдалялось от народа, как что-то особое, ему чуждое» [6, с. 127].

При Екатерине II (1729 – 1796) государство стало проводить более цивилизованную политику по отношению к ущербному населению. Это заметно в содержании «Наказа» для Комиссии уложения. Он был написан Екатериной II на основе трудов французских просветителей и ратовал за господство в стране законов и рост благосостояния народа. Вольность есть право всё то делать, что законы дозволяют.

Однако существенные моменты государственного устройства имеют российскую самодержавную, крепостную специфику с полным бесправием основной массы населения. Екатерина утверждала, что чрезвычайная обширность России требовала самодержавия, которое обеспечит порядок, равенство перед закона-

ми и свободу: «Государь есть самодержавный, ибо никакая другая, как только соединённая в его особе, власть не может действовать сходно с пространством столь великого государства… Всякое другое правление не только было бы России вредно, но и вконец разорительно… Равенство всех граждан состоит в том, чтобы все подвержены были тем же законам» [7, с. 85]. Екатерина считала необходимым предписать помещикам, «чтоб они с большим рассмотрением располагали свои поборы и те поборы брали, которые менее мужика отлучают от его дома и семейства: тем бы распространилось больше земледелие и число бы народа в государстве» [7, с. 97]. Однако такого закона не было принято, помещики сами решали какие поборы вводить. Императрица хотела представить миру наличие в России просвещённого, конституционного абсолютизма, но в реальности помещики получили неограниченные права на крестьян. Либерализм охватил лишь дворянский класс. В силу различных обстоятельств приходилось принимать некоторые меры для заботы об ущербном населении.

Приказы общественного призрения, созданные при Петре 1, являющиеся первой в России структурой социального обеспечения, не могли устранить нищенства и бродяжничества, заботы о делах призрения возлагались на полицию. С развитием во второй половине XVIII в. общественной и частной благотворительности полиция стала выполнять лишь роль надзора и контроля над благотворительностью: предупреждение хищений и мошенничества и т. д. Вместо этого стали создаваться учреждения, непосредственно осуществляющие помощь бедствующим жителям страны.

В тот период в России часто свирепствовали тяжёлые болезни (оспа, холера и др.), которые уносили многие тысячи людей. Чрезвычайно велика была детская смертность. Правительство создало особую медицинскую коллегию, появились врачи и аптеки. В городах открывались больницы, приюты для увечных и неизлечимо больных, создавались попечительские заведения под контролем «приказа общественного призрения». Для детей сирот и бедных утверждались сиротские ссуды. Для воспитания и обучения таких детей ремёслам были учреждены воспитательные дома в Петербурге и Москве.

В то же время была создана система народного образования, которая состояла из учебных заведений разного уровня и для различных слоёв населения. В 1764 г. императрица Екатерина II основала «Воспитательное общество благородных девиц» в Петербурге при Смольном монастыре, положившее начало женскому образованию в стране. В том же году началось строительства «Вос-

питательного дома для подкидышей и беспризорных детей». Императрица выделила на строительство 100 тыс. руб. и определила ежегодное финансирование в 50 тыс. Затем было открыто училище для мальчиков при Академии наук и Коммерческое училище для купцов и разночинцев, а также СанктПетербургский Воспитательный дом. За время правления Екатерины II разные виды школ окончили около 190 тыс. детей. Однако крестьянство так и осталось не затронутым образовательной реформой.

Жестокая и кровавая расправа над участниками пугачёвского восстания обострила социальные противоречия в России. Правительством была сделана попытка хоть в какой-то мере умиротворить население. Сдвиг в сторону усиления общественного порядка и нравственности выразился в создании Екатериной II в 1782 г. «Устава благочиния», в котором был сформулирован моральный кодекс гражданина Российской империи. Устав является первым развёрнутым законодательным актом, посвящённым полиции и гражданским отношениям в империи [8, с. 461 – 488]. Обязанности полиции оказываются практически безбрежными. Некоторые статьи Устава имели моральный характер, были правилами добронравия, напоминающие христианские заповеди, и включали зерна благотворительности:

– «Не чини ближнему, чего сам не хочешь»;

  • «Не токмо ближнему не твори лиха, но твори ему добро, колико можешь»;
  • «Буде кто ближнему сотворил обиду, личную или в имении, или в добром здравии, да удовлетворит по возможностям»;
  • «В добром помогите друг другу, веди слепого, дай кровлю неимущему, напои жаждущего»;
  • «Сжалься над утопающим, протяни руку помощи падающему»;
  • «Блажен, кто скот милует, буде скотина и злодея твоего спотыкнётся, подыми её»;
  • «С пути сошедшему указывай путь».

Основательности в подходе к бедности и благотворительности при Екатерине не возникло, ибо вражда дворян и крестьян была весьма острой – вплоть до крестьянской войны под руководством Пугачёва. Однако Ключевский считал, что «Екатерина бросила в русский оборот, хотя и очень стеснённый, много идей, не только новых для России, но и вполне усвоенных политической жизнью на Западе, и не спешила воплотить их в факты, перестроить по

ним русский государственный порядок» [9, с. 100]. В России в господствующем классе можно было увлекаться идеями справедливости, равенства и свободы, хотя общество держалось на рабстве и бесправии. Считалось, что идеи сами по себе, а жизнь сама по себе. Такое размежевание ума и действительности задала императрица Екатерина II. Этот разрыв будет в большей или меньшей степени характерен для последующих этапов жизни России вплоть до нынешнего времени.

В период правления Павла I (1754 – 1801) его супруга Мария Фёдоровна развернула широкую благотворительную деятельность, охватившую различные сферы общества, и эта работа продолжалась и при её сыне Александре I.

Правление Александра I (1777 – 1825) характеризуется идейным либерализмом. У передовой части общества возникли взгляды необходимости перейти к конституционной монархии и даже к республике, отменить крепостное право. Император указывал на главный недостаток российского государства – произвол правления и полагал необходимым перейти к строгой законности, водворять свободу и благоденствие.

Эти идеи были навеяны европейскими теориями. По заказу царя М. М. Сперанским был составлен план государственных реформ. По его словам, «весь разум его плана состоял в том, чтобы посредством законов учредить власть правительства на началах постоянных и тем сообщить действию этой власти более достоинства и истинной силы» [10, с. 200]. План включал в себя следующее: крестьяне получали свободу без земли, управление должно включать в себя три рода учреждений – законодательных, исполнительных и судебных, и они должны были иметь выборный характер. Все эти политические мечты не могли быть воплощены в жизнь, дворянство было противником таковых перемен. В итоге «правительство и общество «разошлись между собою, как никогда не расходились прежде», и это породило глубокое недовольство [9, с. 208]. Однако кое-что было сделано. Было улучшено государственное управление путём учреждения министерств, создавался свод законов под руководством Сперанского. Значительное развитие получило народное просвещение, создавались новые школы, училища, гимназии, университеты. В этом процессе возникла частная благотворительность. Целые сословия и многие частные лица жертвовали большие суммы на основание учебных обществ и заведений. На создание училищ высших наук в Ярославле и Нежине были осуществлены

пожертвования статского советника Демидова и графа Безбородко. В Москве и Петербурге стали возникать различные благотворительные общества. В Москве их было три: для исторических изысканий, для распространения сведений по части естествознания, для развития словесности. В Петербурге также были учреждены три общества: любителей наук, любителей русского слова и общество просвещения и благотворения. В 1802 г. император учредил «Благодетельное общество», которое согласно своему уставу должно было «не только раздавать милостыню, но доставлять бедным и другие вспоможения и особенно стараться выводить из состояния нищеты тех, кои трудами своими и промышленностью себя пропитывать могут». Из личных средств императора обществу было выделено 24 тыс. руб. Впоследствии сумма была   увеличена до 40 тыс. Крупные пожертвования постоянно делали не только члены императорской фамилии. Так, князь Голицын ежегодно жертвовал по 6 тыс. руб., ещё 142 тыс. руб. он завещал передать обществу после   своей смерти. В 1818 г. в Москве жителями было собрано для «Благодетельного общества» более 100 тыс. руб. [11].

Война 1812 г. и её тяжёлые последствия породили появление и действие ряда благотворительных организаций. Широкая благотворительность стала формой выражения патриотических чувств населения и одной из самых доступных форм помощи русской армии и тем, кто пострадал от нашествия французов. Материальная помощь прежде всего была связана с формированием и содержанием ополчений на средствах местного населения, т. е. за счёт обязательных денежных и натуральных взносов дворян, сельских общин государственных крестьян и городских общин мещан и ремесленников. Пожертвования были собраны по разным губерниям. По величине денежного вклада губернии можно разделить на три группы: 1) внёсшие более 3 млн руб. – Московская, Петербургская, Тульская губернии; 2) губернии, внёсшие от 1 до 3 млн (Тверская, Калужская, Новгородская, Нижегородская, Костромская, Пензенская);

3) внёсшие менее миллиона (Ярославская, Владимирская, Рязанская, Симбирская, Казанская и Вятская) [10, с. 105]. По некоторым губерниям были сделаны пожертвования мукой, овсом; материей – сукном, холстом и скотом. Осуществлены и сравнительно немногие пожертвования оружием. По Московской губернии отмечено также пожертвование медикаментов [12, с. 690 – 698]. В послевоенные годы пожертвования предназначались уже на помощь пострадавшим от войны, на восстановление разрушенного. Перечисленные денеж-

ные суммы, пожертвованные дворянством и купечеством в 1814 г., в общей сложности составляют более миллиона рублей. И это, заметим, после оккупации наполеоновскими войсками и страшного московского пожара. Весь вклад Москвы и Московской губернии в деньгах Ведомость пожертвований исчисляет в 4420 тыс. руб.; приписка к документу сообщает ещё о пожертвованиях хлебным вином (6 тыс. вёдер – на 36 тыс. руб.), 12 медными пушками с лафетами и двумя чугунными пушками [12, с. 693, 698].

Существуют сведения о конкретных пожертвованиях, названы персонально и немало жертвователей. В их числе граф и графиня Орловы, внёсшие по 100 тыс. руб.; среди наиболее видных жертвователей-купцов названы Алексеев, внёсший 50 тыс. руб., Губин – 78 тыс., Корзинкин и Солдатенков – по 25 тыс. руб. каждый. Во второй половине августа московские купцы стали бесплатно печь для войска «из собственной муки» хлеб и заготовлять сухари. Купцы внесли немало ценных товаров, например, указаны 1000 аршин миткаля, 1000 ар. темно-зелёного сукна, 1500 ар. рубашечного холста. Жертвовались посуда, холст, лекарства и др. [13, с. 83, 85, 86]. Собирал деньги в 1812 г. и горнозаводской Урал. Чиновники Богословских заводов Фарафонтова и Пермского горного правления внесли 260 и 506 руб. Жертвовали и на других заводах, а также различные купцы. По-своему жертвовали некоторые заводчики. С. Яковлев и Н. Н. Демидов отказались от причитавшихся им от казны денег за изготовленные артиллерийские снаряды [14, с. 32, 43 – 46, 48 – 55]. В Иркутской губернии было собрано 186 тыс. руб., в Тобольской – 162 тыс., в Томской – 158 тыс. [9, с. 106]

Патриотическое сообщество (под покровительством императрицы Елизаветы Алексеевны) в Петербурге основало учебные заведения для дочерей убитых и раненых в Отечественной войне офицеров и дочерей бедных людей низших сословий. В то же время было создано общество «Сословие призрения разорённых от неприятеля». Здесь принимались все добровольные пожертвования в пользу пострадавших и разорённых от неприятеля городских и сельских жителей. Кроме того, в Петербурге стала выпускаться газета «Русский инвалид». Все вырученные от неё деньги шли на пользу изувеченных в сражении воинов и их осиротевших семей. Самые щедрые пожертвования в эти общества делала императрица Мария Фёдоровна.

Таким образом, Отечественная война 1812 г. в значительной мере усилила гражданскую активность россиян, их благотворительную деятельность,

взаимопомощь людей, объединила их в то время в едином патриотическом порыве защиты родины. Благотворительность стала тогда важнейшим фактором победы и определилась как принцип гуманизма в России. Возникло

«Императорское человеколюбивое общество», которое действовало больше 100 лет, охватывая большинство крупных городов. Крупные пожертвования делали некоторые вельможи.

После восстания декабристов в 1825 г. и прихода к власти Николая I (1796 – 1855) социальная среда в России резко сдвинулась к ограничению свободы, усилению крепостнического режима, переходу к диктаторским и бюрократическим методам управления. В первой половине XIX в. господствовало стремление дать стране политическую свободу, Николай

отказался от перестройки государственного порядка, он приложил все свои усилия к консервации устаревшего политического и экономического строя, что неизбежно вело в дальнейшем к тяжёлому кризису социальноэкономической системы. Рост проявился только в бюрократии. Ключевский таким образом характеризует это явление: «Все управление представляло громадный и не совсем правильный механизм, который без устали работал, но который был гораздо шире, тяжелее наверху, чем внизу, так что нижние части и колеса подвергались опасности треснуть от слишком усиленной деятельности в верхних. Чем больше развивался такой механизм, тем менее оставалось у руководителей его возможности следить за действием его частей» [9, с. 247]. Сам Николай сказал, что Россией правит не император, а столоначальники. Сложившийся режим правления душил всякую инициативу, в том числе и благотворительность.

Однако некоторые мероприятия в области благотворительности были сделаны и при Николае: возникла правовая база благотворительности: искоренение нищенства, призрение военных инвалидов, устройство воскресных школ, больниц. По инициативе императрицы Марии Фёдоровны была учреждена первая в России государственная больница, специализировавшаяся на лечении психических заболеваний. В 1828 г. императорским указом в стране было введено звание «Почётный попечитель», которым награждались граждане, сделавшие крупные пожертвования. Примерно в это же время почётный попечитель граф Шереметев построил дом с больницей для нуждающихся (сегодня – Институт скорой помощи им. Склифосовского). В николаевское

время в состав «Императорского человеколюбивого общества» входили 210 благотворительных учреждений, 62 богадельни, 57 учебно-воспитательных заведений. Ежегодный объем помощи превышал 1,5 млн руб., и помощь оказывалась приблизительно 150 тыс. бедным. Кроме того, на попечении этого общества были дешёвые квартиры, приюты, народные столовые, швейные мастерские, дома призрения. Согласно статистике самого общества за 100 лет его помощью воспользовались более 5 млн чел. [13]. Во время Крымской войны в стране стали возникать общества сестёр милосердия. Великая княгиня Елена Павловна и известный хирург Пирогов создали самое знаменитое из подобных обществ – Крестовоздвиженское.

До середины XIX в. вся благотворительность была в основном сосредоточена в руках государства и церкви, поскольку дворянство в условиях крепостничества не имело существенных мотивов к благотворительной деятельности, а практически вся крупная торговля и промышленность контролировались государством. В России ещё не было достаточно сильного слоя зажиточных людей, способных финансово поддержать независимые благотворительные учреждения. Общество оказалось неспособным создать самостоятельное благотворительное движение.

Реформы Александра II (1845 – 1894) привели к радикальной перестройке общественных отношений. Перед Россией стояли два коренных вопроса: ликвидация крепостного права и совместная деятельность сословий в жизни общества. В результате во время реформ крестьяне были освобождены с землёю и были введены земские учреждения, несмотря на нежелание дворянства

этих реформ и сопротивление им. Россия вступила в эпоху демократизации, расширения свободы деятельности, увеличения прав человека, развития самоуправления даже при сохранении пережитков феодализма. По Ключевскому,

«… прямым и ближайшим последствием реформы было призвание всех уравнённых классов общества к участию в управлении» [8, с. 277]. Возникли уездные и губернские земские собрания, составлявшиеся из выборных депутатов или гласных. Проводится судебная реформа, которая вводит равенство всех перед законом. По мнению Ключевского, «Русская жизнь стала передвигаться на основании, общем с теми началами, на каких держится жизнь западноевро-

пейских обществ, следовательно, давно усвоенные идеи, составлявшие весь запас европейской культуры, теперь нашли себе родственную почву» [8, с. 281].

Все это способствовало росту капитализма, увеличению численности предпринимательского класса, его богатства и возможности осуществлять благотворительные дела в своих городах и губерниях. В это время отменяется архаичный стеснительный порядок открытия благотворительных обществ и заведений исключительно «с Высочайшего соизволения» (1862). Контроль и координация частных инициатив и сфере благотворительности и призрения передается Министерству внутренних дел. Согласно Городовому положению (1870) контроль общественного призрения осуществляют муниципальные органы: «устройство на счет города благотворительных заведений и больниц и заведывание ими на основаниях, указанных для земских учреждений» [16]. Муниципализация сферы помощи бедным происходила постепенно одновременно с развитием городского общественного самоуправления, укреплением его самостоятельности. Неудачная для России Крымская война привела к значительным потерям убитыми и ранеными: общее число погибших в войне, включая небоевые потери, составило приблизительно по 250 тыс. со стороны России [17]. В этих трудных условиях пришлось решать военно-медицинские проблемы. В 1863 г. был основан Международный комитет Красного Креста, а госпитали и перевязочные пункты воюющих сторон получили нейтралитет.

В 1867 г. первый устав Российского общества попечения о раненых и больных воинах был утвержден Александром II (впоследствии было переименовано в Российское общество Красного Креста). Его попечительницей стала Мария Александровна – причем при ней общество стало заниматься также ликвидацией последствий эпидемий и стихийных бедствий. Важную роль в организации благотворительной деятельности в период Крымской войны играла императорская фамилия, а также Морское министерство России и другие государственные органы, которые развернули обширную программу социального призрения для офицеров и нижних чинов. Все слои российского общества – дворянство, купечество и мещанство – охватил порыв жертвенности ради нужд армии и флота. Пожертвования для офицеров и нижних чинов флота вносило и самое бесправное сословие Российской империи – крестьянство. Среди них необходимо выделить денежные и материальные ценности, вносимые крепостными крестьянами, что говорило о гражданской позиции людей, по юридическому статусу приравниваемых к вещи. Происходило освобождение помещиками от крепостной зависимости членов семей нижних чинов флота, отличившихся в ходе обороны Севастополя. Собирались пожертвования для семей, потерявших своих членов, для их детей. Этот процесс осуществлялся и после Крымской войны. При Александре II Императорскому человеколюбивому обществу были переданы монархом 2 756 466 руб., тогда как всего поступило 15 086 940 руб. От Александра III поступило 1 167 105 руб., в то время как

общая сумма пожертвований составила 21 362 298 руб. [17].

При Александре III (1845 – 1894) и Николае II (1868 – 1918) в русском обществе действовали противоречивые тенденции. С одной стороны, этот период отмечен серией реакционных преобразований, направленных на пересмотр сложившейся системы буржуазного за-

конодательства. Понятие контрреформы имеет широкий смысл и включает в себя не только реакционные законы, но и весь политический курс российского самодержавия. Александр III стремился сохранить существующий порядок, монархический строй, укрепить позиции дворянства, не допустить революции. Мероприятия правительства Александра III заключались в пересмотре многих достижений предыдущего курса в таких важнейших сферах жизни, как земство, городское самоуправление, суд, образование и печать. Велась энергичная борьба с революционным террором.

С другой стороны, правительство осуществляло защиту интересов русского промышленного и торгового капитала и поощряло развитие промышленности и транспорта, благодаря чему успешно осуществлялась индустриализация. Экономическое положение фабричных рабочих в это время улучшилось. Настоящая техническая революция началась в металлургии и нефтедобыче. Выпуск чугуна, стали, нефти, угля в период с середины 1880-х по конец 1890-х гг. увеличивался рекордными темпами за всю историю дореволюционной промышленности. Это стало результатом протекционистской политики правительства, а также значительных государственных инвестиций в железнодорожное строительство. Естественно, что предпринимательский класс увеличивался, укреплялся и богател. Вместе с этим увеличивались размеры благотворительности, повышалась общественная престижность благотворительных акций. В результате в 1892 г. была создана специальная комиссия, в ведении которой были законодательные, финансовые и даже сословные аспекты благотворительности. Комиссия обеспечивала прозрачность благотворительной деятельности в России, открытость и доступность всей информации, включая финансовую, для всех слоев общества. С конца XIX в. в стране устанавливается общественный контроль над благотворительностью, результатом чего стали рост доверия в обществе к деятельности благотворителей и, как следствие, небывалое увеличение числа жертвователей.

В конце XIX – начале XX в. благотворительность в России достигла вершины своего развития. Складывается прочная традиция в среде промышленников и купцов вкладывать деньги в развитие культуры и искусства. Деятельность меценатов охватывает музеи, картинные галереи, выставки, библиотеки. Такими активными меценатами являлись Третьяковы, Мамонтовы, Бахрушины, Морозовы, Прохоровы, Щукины, Найденовы, Боткины и многие другие. В этот период на каждые сто тысяч жителей европейской части России приходилось шесть благотворительных учреждений. По данным на 1900 г. 82 % благотворительных заведений были созданы и состояли под патронатом частных лиц, затем следовали сословные заведения (8 %), городские (7 %), земские (2 %). Всего в Российской империи в 1902 г. было зарегистрировано 11040 благотворительных учреждений (в 1897 г. – 3,5 тыс.) и 19108 приходских попечительских советов [18].

В 1913 г. поступления по всем благотворительным учреждениям одного только Санкт-Петербурга составили около 8 млн руб. В марте 1910 г. Всероссийский съезд деятелей по призрению констатировал, что 75 % средств на эту сферу формировались на основе частных добровольных пожертвований и лишь 25 % поступали от государства. По самым приблизительным подсчётам в стране ежегодно раздавалось в виде милостыни не менее 27 млн руб. [15]. Интересно, что Николай II в 1897 г. издал указ об отказе «принимать подношения к стопам августейшей фамилии» и рекомендовал «пожертвования от достатка обществ и частных лиц на благотворение и другие общеполезные учреждения и притом преимущественно местные» [15].

Наряду со светской благотворительностью немалую роль в обществе играла и церковная благотворительность. В городах существовали «Убогие дома», «Божьи дома», которые открывались для бедных, странников, для принятия подкидышей и покинутых детей. В 1864 г. был принят специальный Закон о приходских попечительствах при православных церквах, зафиксированный в «Уставе об общественном призрении» (Т. XIII. Свод Законов Российской империи). Нравственная, духовная и социальная цель попечительства предполагала «благоустройство и благосостояние приходской церкви и причта в хозяйственном отношении, устройство первоначального обучения детей и для благотворительных действий в пределах прихода» (Ст. 564 Устава). Церковноприходская благотворительность имела разнообразные гуманные формы. Она спасала бедных и целые деревни от голодной смерти, нищеты, разорения и других бед. Церковь практиковала выдачу беднякам в ссуду из церковной казны денег, хлеба, семян, сена и т. д. Сбор пожертвований производился в пользу церковных учреждений, причта для нужд приютов, школ и других благотворительных учреждений. Руководили попечительским делом священники, церковные старосты, а в сельском приходе – волостные старшины.

Таким образом, в России постепенно складывалась прочная традиция органичного соединения церковного и добровольного светского попечительства, взаимодействия власти и частной благотворительной деятельности. В разные периоды истории России благотворительность то усиливалась, то ослабевала в зависимости от того, богатела или беднела страна, события жизни были малоизменными, стабильными или возникали кризисные явления, связанные с войнами или природными ухудшениями, когда увеличивались в стране бедность, нищета, болезни.

Благотворительность формировалась и становилась обычаем народа в условиях множества пережитков крепостничества, сохранения сословного общественного строя, отставания российской экономики от передовых стран мира. Это порождало значительную бедность и нищету во все времена, однако благотворительность смягчала пороки общества и усиливающийся конфликт между сословиями.

Господствующие классы в российском обществе оказались неспособными реформировать политическую и экономическую сферы жизни, несмотря на то, что масса народа требовала решительных перемен для улучшения своей жизни. На повестку дня встал вопрос о насильственном, революционном устранении самодержавия, множества феодальных институтов и создания демократического общества, основанного на равноправии и свободе жизнедеятельности всех жителей страны. Революция произошла, но гибель Российской империи привела не только к разрушению феодальной империи, её политических и экономических институтов, но и к исчезновению какой-либо благотворительности,поскольку были ликвидированы частная собственность и частное предпринимательство. Исчезли материальные и духовные основы благотворительности.

Шпалтаков В. П. Благотворительность и меценатство в России: Энциклопедический справочник / В. П. Шпалтаков; Омский гос. ун-т путей сообщения. Омск, 2021. 295 с.


Комментировать


+ 7 = одиннадцать

Яндекс.Метрика

Знания, мысли, новости - radnews.ru